Криминальные кредиты

Сотрудники Главного следственного управления ГУ МВД России по Иркутской области направили в суд обвинительное заключение по уголовному делу организованной преступной группы мошенников, семеро участников которой около года орудовали в кредитно-финансовой сфере на территории Нижнеудинского, Тайшетского и Тулунского районов Приангарья. Возглавлял группу неоднократно судимый местный житель, признанный особо опасным рецидивистом.

Братья

За свои 53 года главный герой этого повествования успел потоптать не одну
зону. Восемь раз, сидя на скамье подсудимых, он выслушивал приговоры служителей
Фемиды, и если суммировать все сроки, назначенные ему судом в качестве
уголовного наказания за кражи, грабеж, разбой, хранение оружия, нанесение
телесных повреждений и убийство, то наберется более 33 лет. В первую свою
«командировку» за контрольно-следовую полосу колонии Виталий Кокорин (законы
жанра и презумпция невиновности обязывают автора изменить фамилии обвиняемых. —
А.К.) отправился в 1977 году, едва отметив свое совершеннолетие. Последний раз
он покинул зону особого режима в Вихоревке за день до наступления нового 2010
года уже с пометкой в личном деле: «Признан ООР». Где-то в архиве Тайшетского
следственного изолятора хранится его характеристика: «Человек со средним
интеллектом, завышенной самооценкой, эмоционально неустойчив, общительный,
скрытный, лживый, требующий периодического контроля за поведением, пользующийся
авторитетом среди спецконтингента. Кличка — Дед».

Этот сомнительный авторитет да справка об освобождении, № 04104 серии ЖК,
выданная администрацией УК 272/25, составляли практически весь багаж немолодого
уже сидельца, когда он вернулся в родной Нижнеудинск. Впрочем, отсутствие
средств к существованию особо его не беспокоило — в голове Виталия Владимировича
уже зарождался очередной криминальный план, суливший, как ему казалось,
приличный доход.

Первые месяцы после освобождения он посвятил встречам со старыми приятелями,
а летом познакомился с 37-летней рабочей пекарни Натальей П., ставшей вскоре его
сожительницей, и переехал в ее квартиру.

Теперь предстояло убедить перебраться в Нижнеудинск брата Игоря, живущего в
Ангарске. Нет, он руководствовался не теплыми родственными чувствами, просто
отводил брату важную роль в осуществлении своего замысла. Дело в том, что
44-летний Кокорин-младший, тоже имеющий за плечами несколько судимостей, не
терял времени даром в периоды долгих отсидок. Усвоив уроки
специалистов-сокамерников, он успел овладеть искусством подделки различных
документов с помощью компьютерной техники и получил кличку Чистодел.

И хотя старший брат был и сам способен изготовить любую печать, оттиск или
штамп, но и он признавал, что родственник, вооруженный компьютером и прочими
электронными причиндалами, владеет этим сложным ремеслом виртуозно.

...Отправляясь в Нижнеудинск, Игорь, находившийся в федеральном розыске за
мошенничество, вез в своих дорожных сумках ноутбук, принтер, сканер, ламинатор,
светодетектор, фотоаппаратуру и другие атрибуты изготовителя фальшивых
документов, понимая, что Виталий пригласил его не для того, чтобы перекинуться в
картишки за рюмкой водки. Среди прочей необходимой мелочи в баулах лежали чистые
бланки водительских удостоверений и страховых полисов, пленка для ламинирования,
фотобумага для рентгеновских снимков, штемпельная краска, люминесцентные
фломастеры, скотч, флеш-карты, DVD-диски, учебник по фотошопу и даже печатка
хозяйственного мыла. Вопрос с жильем решился довольно быстро: уже через пару
месяцев Игорь познакомился с 20-летней Екатериной Ф., которая перебивалась
случайными заработками и согласилась стать его сожительницей.

Рекогносцировка

Последние месяцы 2010-го братья тщательно изучали местные организации и
банки, предоставляющие услуги потребительского кредитования. Особенно
интересовались теми, которые не имели строгой системы проверки
платежеспособности клиентов, желающих получить кредиты. В процессе этого
мониторинга братья зафиксировали все нюансы отношений заемщика и кредитора,
уточнили условия выдачи кредитов и займов, составили список необходимых
документов, внесли свои поправки в правила «игры», отметив слабые звенья в
деятельности того или иного финансового учреждения. Располагая всей этой
информацией, они пришли к выводу о том, что Нижнеудинск — слишком маленький
город для того, чтобы можно было развернуться: здесь мало кредитных организаций,
мало торговых предприятий, продающих товары в рассрочку, легко можно попасть в
поле зрения полиции или службы безопасности банка.

— Тема, Виталя, конечно, стоящая, — осторожничал Кокорин-младший. — Но здесь
мы точно спалимся, как пить дать. Городишко тесный, будем маячить в банках с
левыми ксивами, как два волоска на лысине.

— Вдвоем спалимся, — не собирался отступать автор проекта. — Но, если набрать
команду да растолковать им что и как, дело выгорит. Я сам буду их
инструктировать.

— Да где тут взять надежных подельников? Первый же пассажир-фраерок сдаст
тебя с потрохами!

— Это уже не твоя забота. Загоню в долги — будут как шелковые. Главное сейчас
— запустить пробный шар. Вот, смотри!

Виталий показал брату объявление в газете: «Наш банк в течение часа оформит
кредиты пенсионерам с минимальным пакетом документов». Уже через неделю им
повезло: находясь в зале ожидания на железнодорожном вокзале, Виталий нашел на
скамье паспорт на имя иркутянина И.Варакина, внутри которого находилось и
страховое свидетельство его владельца (СНИЛС). Вернувшись домой, он аккуратно
вырезал из рентгеновской пленки два штампа: один — ПВС Ленинского РУВД г.
Иркутска «Снят с регистрационного учета», другой — ПВС Нижнеудинского РОВД
«Зарегистрирован». Потом вклеил в паспорт свою фотографию, сделал от руки
необходимые записи. Так Кокорин стал гражданином Варакиным, имеющим местную
прописку. Оставалось смастерить пенсионное удостоверение, бланк которого был
куплен в киоске «Роспечать». Для того, чтобы изготовить печать, штамп и вклеить
свою фотографию на место пенсионера, понадобилась еще пара дней.

Первая осечка

Однако дебют комбинаторов с треском провалился: в двух банках они получили
отказ без объяснения причин, а при оформлении кредита в Восточном банке
сотрудники службы безопасности выявили подделку паспорта. Лже-Варакина
задержали, документы изъяли.

 Впрочем, это досадное недоразумение ничуть не смутило Деда; так легко
отказываться от многообещающего «бизнеса» было не в его правилах. Прежде всего
Кокорин обзвонил своих многочисленных знакомых, бывших подельников и просто
случайных приятелей, уведомляя каждого из них, что ему нужны чужие паспорта.

— Мне без разницы, чьи это будут ксивы, — втолковывал очередному корешу
идейный вдохновитель. — Забери у бомжа или наркомана, позаимствуй у пенсионера
или у щипачей поспрашивай — они все равно документы скидывают, после того как
лопатник отработают. А я тебе гарантирую за каждую паспортину конфиденциальность
и о-очень приличные бабки! Ты знаешь, я за базар отвечаю...

Забегая вперед, скажем, что вскоре после этих переговоров в распоряжение
братьев поступило около двух десятков паспортов граждан различного социального
статуса, возраста, пола и национальности. Заработала подпольная лаборатория
Игоря, для которого лето 2011-го обещало быть хлопотным. Он сфотографировал себя
и брата, чтобы затем вклеить фото в чужие паспорта; с помощью цветного струйного
принтера изготовил и заламинировал бланки страхового свидетельства обязательного
пенсионного страхования (СНИЛС) на их владельцев; отпечатал идентификационные
номера налогоплательщиков (ИНН), составил справки с места работы, указав
действующие в городе предприятия; выправил пенсионные удостоверения. Его брат в
это время вырезал необходимые печати и штампы о регистрации в Нижнеудинске.

Первый фарт

 Вскоре все было готово, и старший Кокорин, имевший теперь шесть
паспортов, направился в один из городских банков, где без особых проблем стал
обладателем кредитной карты Master Card с лимитом 60 тыс. руб. Обналичив ее в
ближайшем банкомате, отдал часть денег брату. По второму поддельному паспорту и
пенсионному удостоверению на имя Милорадова он через полмесяца заключил в
местном филиале коммерческого банка еще один договор — на получение 37 688 руб.,
а Игорь с фальшивыми документами получил в организации «Хоум-кредит» 29 673 руб.
Кредитные инспекторы, конечно, внимательно проверили бумаги, навели справки о
платежеспособности клиентов, их месте работы и зарплате по телефонам, указанным
в справках. На эти телефонные звонки убедительно отвечал один из братьев,
сидевший в белых «Жигулях» шестой модели, припаркованных рядом со зданиями
офисов. — Лед тронулся, господа присяжные, — удовлетворенно потирал руки
Виталий, пересчитывая купюры и опрокидывая очередную рюмку водки. — Все идет
ништяк. Сейчас, братан, самое время подбирать персонал и расширять географию.

Подбор «персонала»

Весной 2011 года были изготовлены документы на обеих сожительниц братьев,
Наталью и Екатерину, двух их подруг, Татьяну и Валентину, а затем еще на троих
молодых людей — Дмитрия, Константина, Артема. Их согласие на участие в
мероприятии Кокорин-старший, получил, используя старый, проверенный метод —
шантаж. Он умело ставил людей в материальную зависимость. Одной женщине дал
взаймы денег на похороны матери, другой одолжил на продукты и понравившуюся
одежду, третьего «прикормил», ссуживая ему все более крупные суммы на
развлечения. После этого должникам не оставалось ничего другого, как покорно
выполнять все условия своего безжалостного благодетеля, не привыкшего прощать
долги. Механизм вербовки работал безотказно.

 Игорь, которого в зоне признали одним из лучших «чистоделов» области,
старался выполнить свою работу максимально красиво. Благо для этого имелись вся
необходимая аппаратура и расходные материалы.

— Комар носа не подточит, — приговаривал криминальный умелец, снимая новичков
на цифровой фотоаппарат, выдавая им новые-старые паспорта, справки,
свидетельства и выполняя на удостоверениях скрытые детали, которые можно
заметить только при воздействии ультрафиолетового излучения. — С этими бумажками
вы сможете взлохматить даже швейцарский банк. Зря, что ли, мне бродяги дали
такое погоняло!

Прежде чем отправлять своих новых подельников на задание, Кокорин проводил с
ними тщательный инструктаж. Он назначал, на какую сумму надо заключать кредитный
договор, заставлял их безукоризненно копировать подпись владельца паспорта,
объяснял, как надо вести себя при разговоре с кредитным инспектором, велел
запомнить названия предприятий, где они якобы сейчас работают, и телефоны, по
которым он с братом будет отвечать на вопросы банковских работников о
платежеспособности и репутации соискателя кредита.

— Только не надо дергаться, — инструктировал своих «пехотинцев» руководитель,
успевший в мельчайших деталях изучить процедуру оформления. — Все документы в
полном ажуре, схема обкатана и работает как часы. А если что, я буду рядом и
помогу.

Продолжение в следующем номере.

Загрузка...