Лед Байкала

Путевой дневник участника экспедиции, преодолевшей за семь дней более 800 километров

Продолжение. Начало в № 11

Среда, 13 марта. День третий

Утро не сулило хорошей погоды, но часам к двенадцати ветер растащил плотную
завесу облаков, появилось солнце... Короткий переход до мыса Кобылья Голова,
известного красивыми гротами. Впрочем, участок суши имеет богатую историю — к
сожалению, трагическую: она связана с крушением кораблей. В октябре 1903 года и
ноябре 1904-го, как обычно неожиданно, из ущелья вырвалась сарма (ее скорость
может достигать 70 метров в секунду), бросила на скалы кораблики, тянувшие
баржи... Один из кораблей разбило о камни, другому удалось удержаться на плаву
(это был «Святой Яков»).

В том и другом случае капитаны приняли решение отцепить от буксиров баржи (за
это их потом судили), которые тут же и расколотило о скалы. Пассажиров
выбрасывало на камни, они гибли от травм и переохлаждения. Говорят, сохранились
воспоминания свидетелей тех жутких крушений, когда люди вмерзали в скалу на
высоте до двух сажень от воды. Задолго до трагических событий по этим местам
прошел Курбат Иванов, известный как один из первых составителей карт Байкала. Со
своей дружиной он пересек хребет, спустившись к озеру как раз в устье реки
Сармы. Дойдя до Ольхона, они обложили ясаком местных бурят, двинулись в сторону
Усть-Баргузина. Впоследствии дружина попала в засаду, устроенную недовольными
эвенками, многие погибли. События происходили, между прочим, задолго до
основания Иркутска. Несколько лет назад инспектор Байкало-Ленского заповедника
Владимир Петрович Трапезников установил в Чанчуре памятник первопроходцам.
Однако ж мы отвлеклись...

Традиционный обряд задабривания байкальских духов, заказ хорошей погоды на
предстоящий день прошел в непосредственной близости от Кобыльей Головы. Новички
ледовых экспедиций — Сергей Лукьянов, Дамир Давлетбаев и Олег Вырезков — подошли
к ответственному процессу творчески. Вырубив топором лунку (нишу, яму,
углубление, сосуд), поместили на дно миниатюрную видеокамеру, наполнили бокал
спиртными напитками (кажется, это был виски), опустили разноцветные соломинки
для коктейля. Края братской чарки были украшены орешками, разноцветными кубиками
сушеных фруктов. Кто-то из присутствующих прагматично заметил, что такой метод
вкушания коктейлей всем хорош, за исключением того, что нельзя традиционно
чокнуться, а также выпить, например, на брудершафт. Ну разве что перекрестив
каким-то образом соломинки...

После пикника у полуострова Уюга двинулись в сторону острова Огой, потом в
сторону Еленки. Неожиданно у снегохода, которым управлял уже не Сергей Лукьянов,
а Дамир, лопнул ремень вариатора. Это случилось, как водится, в самый
неподходящий момент. Философски решили, что Байкал недобрал дань в виде
ветрового стекла во время перевертыша на старте многодневного перехода. Замена
ремня заняла минут пятнадцать.

Еленку и Ольхон разделяла мощнейшая гряда торосов и плотного снега.
Квадроциклы и машины шли с пробуксовкой, уверенно чувствовал себя лишь снегоход.
Мы невольно вспомнили Вольфганда... Представляем, насколько тяжело ему было: на
велосипеде передвигаться невозможно по определению, а просто катить его рядом —
еще невообразимее. На закате состоялась фотосессия у мыса Бурхан. Дневной пробег
составил 75 километров.

Четверг, 14 марта. День четвертый

Экспедиция достигла экватора, участники пробега успешно пережили первый
восторг по поводу прозрачности льда и местных просторов. Группа сопровождения то
и дело вспоминала разные события (по большей части мистические или трагические),
происходившие когда-либо на Байкале. В память с ходу врезалась история о женщине
из старинного шаманского рода, оставшейся на долгие годы в салоне затонувшего
уазика.

Дело было так. Спасатели занимались плановой очисткой заливов от машин,
оказавшихся на дне в разные годы в силу разных причин. Недалеко от одного из
мысов водолаз обнаружил на дне озера невероятной формы объект, похожий на замок
подводного властелина. Впоследствии выяснилось, что на дне много лет назад
(называлось 25 лет) неосторожно «припарковался» внедорожник, попавший зимой в
промоину. Течением к нему прибило обрывок старинной сети еще с березовыми
поплавками, которые тянули снасть наверх. Постепенно ячейки заросли тиной и
стали походить на сказочную декорацию жутковатого зеленого оттенка. За этой
ширмой водолазы и обнаружили уазик, в салоне которого находился человек. Это
была женщина, со стороны казалось, что она медитирует. Когда пробили номер
машины по базе, выяснилась и личность погибшей — это была уроженка одного из
бурятских сел, потомственная шаманка. Нашлись люди, утверждавшие, будто шаманка
перед роковой поездкой говорила, что ее заберет Байкал, а когда тело начнут
предавать земле — разразится буря.

Двери внедорожника спасатели не смогли открыть, и тогда разрезали тент,
надеясь извлечь труп. Но, как только один из водолазов дотронулся до руки
пострадавшей, она в буквальном смысле растворилась. В одежде остались фрагменты
черепа. На следующий день родственники предали останки земле, и в это время
разразилась жуткая буря, а над лагерем спасателей то шел дождь, то пролетали
хлопья снега. И это в июле! Местные жители объяснили, что таким образом духи
благодарят всех, кто поднял женщину из рода шаманов. Вот такая мистика...

По пути на Хобой, едва достигли Песчанки, сдох «кот» (квадроцикл «Арктик
кэт») Андрея Волокитина — застучала поршневая. Примечательно: в это время из
салона «Ниссана» Стаса Леника надрывался Олег Митяев с песней «Остановилась наша
экспедиция...». Впоследствии эта композиция стала своего рода гимном ледового
пробега.

Пришлось тащить квадрик на тросе в Хужир, а потом догонять группу. К этому
времени Полина Горбовская — наш юный гид и трудолюбивая Золушка в одном лице — и
Сергей Лукьянов сварганили на льду кашу с мясом. Даже после быстрого обеда на
съемку оставалось полчаса, не больше. Вскоре группа взяла курс к мысу Рытому.

На перегоне джипы несколько раз тягали друг друга, вытаскивая из заносов. У
мыса Рытого обнаружился торос метра в четыре-пять высотой, это был лучший фон
для группового фото. От конечной точки этого дня — кордона Шарталай
Байкало-Ленского заповедника — нас отделяло несколько километров. Следует
пояснить, что вход и въезд на территорию заповедника до недавнего времени был
категорически запрещен. Правила и сейчас не изменились, но появилось небольшое
исключение. Вдоль берега заповедник строит экологическую тропу для
цивилизованного туризма. Желающие насладиться красотами Байкала, а также
животным и растительным миром потаенных уголков скоро смогут оформить разрешение
и на время поселиться в мини-гостиницах, строительство которых уже ведется. Наша
группа поселилась в одном из новых, еще пахнущем свежим деревом трехэтажном
домике, местами еще не доделанном. Примечательно, что на верхнем этаже могут
разместиться только два человека. За ужином, который больше всего напоминал
шведский стол, компания решила, что для гостевого домика наш визит стал своего
рода промо-акцией, рекламным ходом. Народ посетил местную баню, которую топил,
но, кажется, не дотопил егерь Геннадий. Легли тесно друг к другу. Было жарковато
и «храповато». Дневной пробег составил 125 км.

Пятница, 15 марта.

Пятый день похода Утро выдалось пасмурным, но съемка удалась — фактура льда
хороша в любую погоду. Быстрое возвращение на базу, сбор вещей, и снова выход на
маршрут до Заворотного. По дороге обогнали двух путешественников, тянувших за
собой санки. Сразу определили, что это иностранцы. Остановились, как могли
пообщались. Выяснили, что это ирландцы, идут в Северобайкальск, в пути уже 15
суток, ночуют на льду. Возможно, веру в собственные силы экстремалам придавал
плюшевый мишка, прикрепленный к санкам. Гости пояснили, что это их талисман. В
это время усилился встречный ветер, начался снег. Без всякого перевода было
понятно, что ирландцы порядком устали и продрогли. Мужчина наморозил комья льда
на усы и бороду, подмороженной выглядела и женщина. Решили подогреть путников,
предложив им по пробке водки, снабдив к тому же наваристым бульоном в дорогу.
Свой самый экстремальный тост ирландец незамедлительно снял на видео.

В Заворотной после сытной трапезы часть экспедиционеров рванула на речку
Ледяную. С вечера договорились лечь пораньше, встать спозаранку и взять курс на
Ушканьи острова.

Продолжение в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  17 906
Загрузка...