Лед Байкала

Путевой дневник участника экспедиции, преодолевшей за семь дней более 800 километров

Понедельник, 11 марта. Листвянка, одиннадцать утра

После строгого инструктажа экспедиционеры вышли на лед, построились для
участия в обязательном ритуале под названием «Коктейль Байкала». С некоторых пор
(бывалые экстремалы говорят, что обряду путешественников в данном варианте лет
двадцать) помимо традиционного обращения к батюшке-Байкалу с просьбой принять
гостей, помимо капания водки безымянным пальцем энтузиасты усилили обряд.
Обыкновенные ледобуры (такими туристы укрепляют палатки) вгоняют в лед
сантиметров на 10—12, чтобы вошло граммов 50 алкоголя. Затем рюмку заполняют
водкой (более легкие напитки замерзают) и после тоста выпивают через соломинку
для коктейля. Ибо это уже не чистая водка, а правильный напиток, представляющий
собой смесь чистейшего воздуха, льда и настроения.

 Перед длительным переходом самые нетерпеливые предприняли тренировочные
заезды — вероятно, им не терпелось заполучить порцию адреналина, попробовать
Байкал, что называется, на зубок. И мгновенно получили щелчок по носу и
предупреждение: не шали на льду! Сергей Лукьянов из Уфы за пять минут до старта,
дрифтуя на своем снегоходе, не удержал машину и перевернулся. К счастью, все
обошлось. Ветровое стекло незамедлительно было отнесено в разряд «расходников».
Вся группа единогласно сошлась во мнении, что Байкал взял первую дань за проезд.
Спустя несколько минут колонна в составе четырех квадриков, снегохода и двух
внедорожников двинулась в сторону Больших Котов, где был запланирован первый
перекус. Поскольку началась Масленая неделя, самые дальновидные из
путешественников прихватили блины, которые были съедены в первую очередь. После
Больших Котов обозначилось преимущество квадроцикла перед снегоходом. Последнему
не хватало именно снега, и причина такой ностальгии, как выяснилось, носит чисто
конструктивный характер: гусеница забрасывает снег на двигатель, не давая ему
перегреться таким образом. И в данной ситуации снега как раз не хватало. Сергей
принял решение уходить к берегу, где было достаточно снега, о чем он
незамедлительно сообщил Станиславу Ленику. Бывалый путешественник посоветовал
держаться вдоль становой трещины, выдавленный лед давно оброс сугробами, и этого
снега вполне хватало для охлаждения движка снегохода.

Возле мыса Кадильного лед, по обыкновению, оказался хрупок, овальные пузыри
свидетельствовали о выходе метана. Становая трещина после пересечения ее
квадроциклом плеснула на незваных гостей водой. Стало понятно, что ехать опасно.
После короткого совещания выехали на берег, обогнули кордон ПНП, а потом снова
вернулись на лед.

 У Бакланьего камня повстречали группу экстремалов, которые шли из
Бугульдейки в Листвянку: мужественные ребята с такой легкостью говорили о
холодном отдыхе, будто речь шла о ночевке в деревенском доме на печи. На базе
«Байкальские дюны» наша сборная спасла немецкого путешественника Вольфганда,
который на велосипеде пытался доехать до Северобайкальска, но через три дня пути
понял бессмысленность своей затеи: не по-весеннему сильные морозы, мощный ветер
и глубокий снег заставили 66-летнего мужчину повернуть назад. Путешественник
выглядел уставшим — пришлось приютить, ночевка в таком состоянии на льду была
просто опасна. Вечером велосипедиста пригласили на ужин. Состояние его вызывало
некоторые опасения, но горячий ужин и 50 граммов (исключительно по рекомендациям
народной медицины) вернули немецкого друга к жизни. Утром он выглядел бодро,
даже не простудился. Говорит (наше общение шло на чудовищной смеси немецкого и
английского), после плотного ужина спал очень крепко и даже снились ему большие,
теплые русские женщины.

Тем временем северо-запад обещал смену погоды. Для безопасности хотелось
мороза, для комфорта — тепла. Высыпавшие звезды обещали хороший день.

Переход первого дня составил 85 километров.

Вторник, 12 марта. Бухта Песчаная

Подъем до восхода солнца, обследование гротов в поисках подходящего ракурса.
Завтрак, сборы, выход на маршрут. По прогнозам, в районе Бугульдейки группу
поджидали сильный ветер и становые трещины. К счастью, больших трудностей не
встретили и до первого привала шли на приличной скорости. Пару раз, проходя
трещины, наш «Ниссан» застревал в сугробе, на помощь приходил уфимец Дамир
Давлетбаев на «Паджеро». Проходя трещину на высокой скорости, можно повредить
подвеску или загнуть тяги о мощные выступающие льдины, которые маскирует снег. И
наоборот, если тихонько проползать опасное место, возникает опасность просто
застрять, что с нами неоднократно и происходило. В процессе преодоления
природных барьеров в виде гор битого хрусталя, именуемых коротким определением
«торосы», помимо хладнокровия и, безусловно, определенного мастерства или хотя
бы навыка требуется чутье. Опытные проводники, или ледовые капитаны (это
определение приписывают Александру Бурмейстеру, основавшему в свое время Лигу
байкальских капитанов), словно сканируют занесенные снегом трещины, почти
безошибочно определяя, что собой представляют разломы. Что называется,
контрольное вскрытие (снег разметают, а трещину пробивают пешней, определяя
толщину и структуру льда) в большинстве случаев подтверждает предварительный
диагноз «пригодна для прохождения транспорта», после чего по рации выдают советы
собственно по самому прохождению.

 Привал экспедиционеры организовали у мыса Саган-Заба, известного как
древнейшая галерея петроглифов. Некоторым рисункам примерно 5000 лет, но
значительная часть намного моложе. Наши современники года два-три назад тоже
поспешили оставить свои автографы: ...! (Нецензурно.) Небольшое ЧП случилось на
переходе до Ольхонских Ворот: москвич Константин Мурзинов не удержал квадрик во
время заноса, машину перевернуло, водитель и пассажир (это была Екатерина
Латонова) оказались на льду. Но в итоге все закончилось благополучно. Чтобы
разрядить обстановку, Сергей Лукьянов предложил отведать очередную порцию
блинов, которые всю дорогу грел в контейнере, установленном на... выхлопной
трубе своего «Бомбардира». Конструктивная особенность снегохода позволяет
провернуть этот кулинарный трюк, но, кажется, только русские мужики додумались
до этого.

Запланированная остановка в проеме Ольхонских Ворот, одного из сакральных
мест Байкала. Вечером на базе первым делом взялись сливать отснятый материал и
заряжать аккумуляторы, державшиеся на последнем издыхании. Времени было
предостаточно, поэтому экспедиционеры были не прочь проехать еще пару-тройку
десятков километров по льду. Однако по расписанию нас ждали дружеский ужин и
баня. Переход второго дня составил 140 километров. Температура 10—12 градусов,
ветрено.

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  17 881
Загрузка...