Мазитов Вадим — рок-музыкант

Его «Принцип неопределенности» — единственная иркутская группа, которую внесли в энциклопедию «100 магнитоальбомов советского рока»

В начале девяностых иркутские неформалы «лабали» песни Мазитова так же увлеченно, как хиты «Аквариума», «Кино», «Наутилуса», «Машины времени». Вадим выступал на одних площадках с Борисом Гребенщиковым, Виктором Цоем, Арменом Григоряном, Гариком Сукачевым. Группа «Принцип неопределенности» вошла в изданную в 1999 году антологию русского рока. К сожалению, группы больше нет, как и самого Вадима Мазитова....

Провинциал из Сибири

 Иркутяне еще помнят то время, когда на стенах домов наряду с такими
надписями, как «Кино», «Крематорий», «Металлика», писали: «Принцип
неопределенности». После шумного успеха песни «Жандармерия» Мазитова
неоднократно звали в Москву. Но он отвечал: «Даже если в Москве мне будут
созданы все условия для творчества, я не смогу написать там ни строчки. Я
подпитываюсь провинциальной жизнью, ее энергетикой. Провинциальный рок — мой
приговор, мой пожизненный срок, данный однажды зарок...» Вадим Мазитов родился 8
апреля 1960 года в Иркутске. Роком увлекся в 15 лет, играл в школьной группе.
Потом поступил на физико-математический факультет ИГУ. Там Мазик — так ласково
его друзья-рокеры — примкнул к университетской команде, а вскоре создал свою
группу под названием «АЗ 216» (актовый зал 216 физического факультета ИГУ).
Играли на вечерах, танцах.

Окончив университет, Мазитов успел поработать старшим научным сотрудником
лаборатории физико-магнитных явлений и корреспондентом газеты «Версия». Среди
своих коллег и друзей он славился как человек с феноменальной памятью, хорошо
разбирался в банковском деле. В свободное время собирал модели самолетов, играл
на скрипке, слушал музыку Гайдна, Шнитке, Губайдуллиной, Эрика Клэптона.

Удачная попытка

Невысокий и слегка угловатый Мазитов исполнял блюзы на стихи Саши Черного,
Эдгара По, Игоря Иртеньева. Рок-аккомпанемент первоначально носил подражательный
характер и был основан на наиболее известных блюзовых стандартах. К примеру, в
одном из куплетов «Эльдорадо-блюз» Вадим переходил на английский, интонационно
подражая великому Луи Армстронгу.

Постепенно Мазитов начал писать собственные композиции. «Я никогда не считал
себя блюзменом, — скромничал Вадим. — Тем более белым блюзменом, как меня
называют в прессе. Я даже по паспорту татарин... Блюз — для меня это тоска,
смурь, печаль, состояние души».

Однако именно все эти настроения группа «Принцип неопределенности» отразила в
своем альбоме «При попытке к бегству», представлявшем собой полтора часа
мрачновато-исповедального рока в духе 60—70-х годов. Удаленность от шумных
мегаполисов, провинциально-неторопливый жизненный ритм... Вряд ли жесткая и
циничная Москва или флегматичный, замкнутый Ленинград мог вдохновить на
написание подобных песен:

...И когда я шагну через реку, мне знать не дано. Я стараюсь держаться
подальше от этой воды, Я бросаюсь в глубокий колодец, на самое дно. Я увижу
покой, я увижу сиянье звезды...

Стихи к своим песням Мазитов писал быстро, можно даже сказать — стремительно.
Они сами приходили ему в голову — главным было успеть записать. Но после того
как мысли оформлялись на бумаге, солист еще долго на репетициях оттачивал каждое
слово. Ответственно он относился и к музыке — ему важно было, что он играет, как
он играет и с кем. Музыкантов в свою группу он выбирал не методом кастинга или
испытательного срока, а долго присматривался со стороны, как человек играет,
какой он... Только потом звал в команду.

В долине тысячи дождей

Самого себя Вадим Мазитов никогда не считал гитаристом-виртуозом, но у людей
складывалось совсем другое мнение. Вскоре «Принцип неопределенности» заставил
говорить о себе за пределами Иркутска. Музыканты удачно выступили на крупных
фестивалях в Новосибирске (Next Stop Rock’n’Roll) и Барнауле («Рок-Азия — 90»),
а дома сыграли в серии совместных концертов с «Кино», «Крематорием», «Бригадой
С», «ЧайФом» и «Аквариумом». Буквально через месяц после записи альбома «Попытка
к бегству» группа побывала на фестивале альтернативного рока «Индюки-91».
Позднее Мазитов признавался, что этот концерт в Москве оставил одно из самых
сильных впечатлений в его жизни.

«Замечательный вокалист Вадик Мазитов — невысокий, скрюченный, больной, но с
высоким и чистым (с нужной долей наждачности) голосом, — писал о лидере
«Принципа неопределенности» рок-критик Сергей Гурьев. — Типаж Чернецкого, только
с креном не в трагизм, а в непреходящий мейнстримообразный рок-свет».

В 1992 году своей песней «Жандармерия» «Принцип» долгое время удерживал
первое место в хит-параде «Радио России», а клип на песню «Долина тысячи
дождей», снятый иркутским режиссером Юрием Дорохиным, занял 6-е место во
всероссийском конкурсе. Кстати, снимали в Эхирит-Булагатском районе, недалеко от
поселка Булуса. Интересно, что сейчас, спустя 20 лет, для того чтобы снять видео
такого уровня, потребовались бы приличные средства и куча разрешений от властей
всех уровней. В начале 90-х все было гораздо проще. Удалось договориться даже об
аренде автомобиля с пожарной лестницей. На создание клипа по современным меркам
потратили символическую сумму. В смету заложили в том числе траты на спиртное и
сигареты. Сигареты курили местные жители, а за остальное, как тогда было
принято, рассчитывались водкой.

Почти весь творческий коллектив, задействованный в работе по созданию клипа,
трудился в съемочной группе телекомпании «АИСТ», так что аппаратуру взяли на
работе. В аренду, также по знакомству, взяли автобус «Икарус» 50-х годов.
Местные жители — пастухи, которые пасли овец, из любопытства пришли сами. Больше
ничего не потребовалось.

О процессе создания видео вспоминает один из свидетелей и участников тех
событий Константин Куликов — тогда молодой иркутский журналист снял большой
фоторепортаж о рождении клипа: — Сейчас в распоряжении режиссера множество
спецэффектов, доступных в том числе и благодаря компьютеру. Тогда все делали
по-настоящему. Чтобы снять, например, общие планы сверху, было решено пойти на
хитрость, использовав пожарную лестницу. В нарушение всех правил на лестнице
находился оператор, которого страховал еще один человек. Водитель осторожно вел
машину со всей этой конструкцией. Особенно большая опасность была при
торможении. Но все обошлось, нам удалось получить отличные кадры.

Живее всех живых

«Принцип неопределенности» стал единственной иркутской группой, которую
внесли в энциклопедию русского рока «100 магнитоальбомов советского рока». В
издании представлены самые интересные команды, существовавшие в стране с 1977-го
по 1991 год. Сегодня эта книга с вступительной статьей Бориса Гребенщикова и
подзаголовком «Избранные страницы истории отечественного рока: 15 лет подпольной
звукозаписи» — раритет, и достойное место в ней занимает альбом группы «Принцип
неопределенности» «При попытке к бегству».

Смерть Вадима Мазитова, который успел стать одной из культовых фигур
иркутского рока, для всех стала неожиданностью. Музыканты вспоминают, что
собирали материал для нового альбома, искали возможность его записать. И тут как
гром среди ясного неба — 18 октября 1999 года Вадим Мазитов умер.

Впрочем, и сегодня его не забывают как друзья-музыканты, так и поклонники.
Первые ездят к нему на могилу два раза в год — в день рождения и в день смерти.
А вторые до сих пор ставят на мобильные телефоны его песни в качестве рингтонов.

Из наследия группы кроме единственного альбома имеются ряд концертных
записей, подборка студийного материала, не вошедшего в альбом, два клипа и
несколько «живых» видеосъемок.

Метки:
baikalpress_id:  17 813
Загрузка...