Союз лебедя и волка

В семье Александровых из Гушита знают родословную до 19-го колена с 1650 года

В деревне Гушит на самом пригорке стоит двухэтажный дом: кто проезжает мимо — обязательно заметит. Живут в нем Александровы — Александр, Людмила, их дети. Семья большая, дружная, гостеприимная, открытая для добрых людей. День за днем проходит у них в любви и заботах о хлебе насущном и будущем высокого рода, который продолжают. В районе и области Александровыми гордятся: опора духовности нации — так их называют. Даже не потому что они в конкурсе под таким девизом приняли участие. Семьи как Александровы действительно основа села.

От одного корня

— А вы какого рода будете? — спрашивает меня хозяйка Людмила Калиновна, тем
временем заканчивая сепарировать молоко: в одну сторону обезжиренное, в другую —
сливки.

— Сейчас, сейчас... Заведу тесто на блины для вас, городских гостей, —
говорит энергичная женщина. — Можно было бы пироги — но долго. И продолжает: — А
мне у нового человека всегда интересно узнать, откуда он, имеет ли отношение к
нашей деревне... Может, мы родня. Немного еще посидим и вас в нее запишем, —
шутит она. — Ведь все мы когда-то произошли от одного корня. Собирая материалы
по родам, узнала, что мы с мужем тоже дальние-дальние родственники.

Александр и Людмила, побеги с единого родового ствола — а в нем 19 колен,
теперь больше чем родственники, брат или сестра. 23 года рядом: не то что с
полуслова — молчат, а друг друга чувствуют. — Даже болезни одни, когда люди
живут долго вместе, — рассуждает Людмила. — Потому что образ жизни один, одну и
ту же пищу едят и думают одинаково. Мы с Сашей похожи, — соглашается она. —
Сейчас, да... Это как диффузия, проникновение друг в друга. Союз, заключенный на
небесах, говорят про такие пары, как Александровы.

— Женщина — за мужем, за его спиной, — улыбается Людмила. — В астрале,
знаете, то же самое. Если у вас, извините, в семье нелады, значит, что там,
наверху, вы не рядом. А если все в порядке — он берет тебя (Людмила заводит
рукой назад. — Авт.) и ставит за собой, принимает под защиту. А бывает, что в
тонких мирах за мужчиной находится ребенок, а жена в стороне. Это неправильно:
надо, чтобы вы стояли за ним.

— В Гушите я замужем, — продолжает она. — Жена должна идти за мужем — старый
закон, он позвал — я согласилась. Как жена декабриста, сюда из Гахан приехала.
Хотя у меня там любимая работа была — председатель профкома. Потом мне говорили:
«Калиновна, ты бросила наш совхоз, и он развалился». Хотя развал происходил
повсеместно. Но я не могла иначе.

Из высокого рода

Родина Людмилы — местность Ябартуй, ранее относилась к Бозою. Там они и
познакомились, Саша и Люся, на свадьбе у ее подружки. — Сашу невозможно было не
заметить, — рассказывает Людмила. — Сначала я подумала: о Боже, прямо индийский
киноактер! Я вам покажу фотографии — увидите: смуглый, черноглазый, вьющиеся
волосы.

А через полгода он ее сосватал — приехал с дядей, старшим мужчиной в роду
Александровых. Как положено. — В Гушите все по правилам: шаманские традиции
чтят. Там, где я жила, не было так строго. Но раз замуж вышла — надо соблюдать.
Людмила стала искать глубинные объяснения древним обычаям, увлеклась историей
рода и улуса. Узнала, например, что Гушит в одной из расшифровок, если историю
посмотреть, означает «сын с правильным именем». Отсюда и правила. Другое табу —
женщинам нельзя ходить на озеро Хулэн, что за деревней, где совершают обряды
шаманы.

— Даже в самую жару, — говорит Людмила, рядом с которой всегда миф, предание,
волшебство.

В Гушите Александр построил дом для жены и детей — Николая-первого и
Александра-второго, так величают сыновей в семье в шутку, приемных дочек Наташи
и Катюши.

— Дом у меня на родине такой же — деревянный, к моему рождению поставили. Я
мечтала, что свой такой же будет. А мечты — они же воплощаются. Что задумаешь, у
Бога попросишь — то и будет: теперь-то знаем, теперь-то управляем, — мудро
говорит Людмила. — Мы оба из высоких дарханских родов: много дают своим детям,
но и много требуют, — признается она. — Саша из хоринского рода. С виду
Александровы скромные, даже суровые, но внутри добрые и нежные. Умеют все — и
посеять, и техникой управлять, и в кузне, и по дереву. За что и любим! —
продолжает она. — Семеро сыновей у матери мужа, Саша по счету четвертый, золотая
середина. Примету знаете? Как живет золотая середина, так и остальные. Надо
сделать все, чтобы именно у серединки все было в порядке, тогда и у других детей
наладится. Вы представляете, какая древняя мудрость в этих словах заложена?

Со светлыми помыслами

Александровы согласились участвовать в конкурсе «Сельская семья — опора
духовной нации», и на первом месте для Людмилы стояла родословная.

— Когда я согласие дала, муж спросил: ради чего это, ради славы? —
рассказывает Людмила. — Я ответила: для рода, для будущего наших детей. Для
конкурса сыновья сделали макет родословного древа в рост человека — на нем
плоды-яблоки, на них мужские имена. Полный вариант, где вписаны все, включая
женщин, вместить на макете сложно — много имен.

Как семья мы впервые принимали участие в конкурсе. Творческие мысли приходили
как взрыв. Слава Богу, талантами награждены все родственники. Сестра моя —
Евгения Ханхасаева, журналист, поэтесса, художник — с презентацией помогала,
художественный номер ставила. Мы инсценировали легенду происхождения хоринских
родов. Роли исполняли внуки, племянники: Андрей, Гуля, Настя, Арина, Рустам,
Саша. Дочка сестры, Мария Маглаева, мастер по костюмам из Центра народных
промыслов, наряды наши смоделировала, раскроила и сшила.

Мы многому научились за эти две недели. В результате родилась
слайд-презентация, а затем и фильм о нашей семье. Было очень трудно, недосыпали,
работали на трех компьютерах, техника не выдерживала. Спасали сплоченность,
желание попробовать себя в новом качестве — и у нас получилось! Семейной
реликвией стал хупсар — старинный ковер из белого конского камуса и войлока.

— Он от бабушки Тапханай, матери моего отца Калина, — рассказывает Людмила. —
Сделан из кожи — 16 камусов я насчитала, от четырех коней. Кусочки подобраны по
цвету — чистые, белоснежные. Думаю, ковер — это приданое. Скорее всего, моя
бабушка шила его со своей матерью. У нее эвенки в крови — жила она в деревне
Бухтумур, дальше тайга. Вышла замуж, муж ее привез в Ябартуй. Самодостаточный
человек, сильная личность. Рано овдовела, подняла четверых сыновей. Если бабушка
родилась в 1895 году — за сотню лет «приданому» точно. Когда папа женился, ковер
ему достался. Я помню с детства: на нем сидели — на деревянном диване он лежал.
А потом, когда поняли, что ковер большой ценности, повесили на стену. Вообще,
белый войлок считался царским, при короновании хана на нем поднимали. Только
высоким родам разрешалось им пользоваться. На облавной охоте Зэгэтэ аба лучшего
охотника тоже на белом войлоке поднимали. Вот такая реликвия. Светлый, белый —
слова в этой семье со значением. Добрый человек — светлый, как его помыслы и
дела.

— Тотем гушитского рода — хун шубуун, белая лебедь, — подхватывает Людмила. —
Я из эхиритского рода хухэ шоно, синий волк. Союз лебедя и волка у нас выходит.

А что может быть прекраснее сказки на земле?

Фрагменты семейной истории

* Гучит — «сын с правильным именем» (монгольский вариант). Гушит —
«тридцать», возможно тридцать воинов. Мы заметили, что деревня Гушит не
увеличивается: кто-то уедет, кто-то заедет — количество заселенных домов 30.

* Праматерь рода — лебедь белая, Бэр-бабушка, с небес слетевшая на воду
озера Хулэн, Сроднилась с волком синим северным — родились мы.

* Земля у нас добрая, и люди растут работящими. Прадед Шатанай Шашкович
был председателем колхоза, известным силачом, гнул подковы, мог приподнять
трактор. Дед Сократ был знатным механизатором, за высокие показатели многократно
награжден почетными грамотами, ездил на ВДНХ. Выращенная им кукуруза была такой
высокой, что скрывала всадника на коне. Саша носил ему обед в узелке, ждал на
краю поля, когда его заметит папа. Сыновья унаследовали уважение и любовь к
труду, роду, родной земле.

* Мария Сафроновна овдовела, когда младшему сыну было 9 месяцев. Старшие
сыновья готовили дрова, косили сено с ней, копали картошку. На 7 сыновей 70
рублей получали пенсии. «Мои дети всегда будут со мной, как бы мне ни было
тяжело», — говорила она.

* По проекту, подаренному на свадьбу, наш папа построил дом на земле своих
предков. Он стоит на пригорке, будто парит среди крылатых облаков. Комфортный,
современный, в четырех уровнях. Наш папа вложил не только много труда и души, но
и применил много собственных технических устройств. У нашего папы 23 профессии.

* А удивительная мама и бабушка Люся — рукодельница (пэчворк, вышивка, шитье,
дизайн), кулинар и повар, фольклорист, собиратель библиотеки, архивариус рода,
ведет сбор родословных бурятских родов Прибайкалья.

* Две дочки — Наташа и Катюша, два сына, Коля и Шурик, семеро внучат

* Коля водит мотоцикл, автобус семейный. Очень любит снимать семейные
праздники, природу, домашних животных. Мастерит антенны. Изготавливает мебель,
чинит аппаратуру, читает научную литературу, фантастику, ставит эксперименты.
Очень любознателен. И профессию получил техническую. Сейчас он системный
администратор в фирме «Про-Минералс Инжиниринг», студент ИрГТУ.

* Шурик водит всю технику домашнюю, включая трактор. Может изготовить
табуретки. Вместе с Настей и Рустамом лепит буузы. Сейчас он
студент-железнодорожник, летом работал помощником машиниста локомотива. Поет и
играет на гитаре, участник многих праздников.

Метки:
baikalpress_id:  36 519
Загрузка...