Выпили за дружбу с Китаем

Одна из любимых тем моих репортажей — военная. И не только потому, что в армии служил фотокором, хотя начинал служить в артиллеристской части, в расчете дальномерщиком. Может, потому, что я уже владел фотографией и умел наводить на резкость.

Больше всего мне нравились пограничники. Там особый уклад жизни, отличные
ребята, особая дисциплина. Даже уже после службы я много раз бывал на заставах.
Одна из самых протяженных сухопутных границ разделяет нас с Китаем. Одно время
там было очень спокойно, а было и напряженное время... Вспомните события на
острове Даманском. Я делал очерки о пограничниках на Дальнем Востоке, в
Забайкалье и Средней Азии. Вспоминаю одну заставу в Амурской области. Приехал,
знакомлюсь. Пограничники устраивают отличный прием. Но три дня подряд льют
проливные дожди. Натура не для съемок. Жду погоду. Появляется мысль: а что если
фотографировать с дождем, служат же ребята — идут в дозоры, в наряды. Охраняют
границу в самых экстремальных условиях — в дождь, зной, стужу...

Материал получился отличный. С тех пор, когда я сижу в теплой квартире, а за
окном непогода, я вспоминаю пограничников. Нелегкая у них служба — охранять наш
с вами мир и покой.

В Забайкалье в просторной квартире у начальника заставы сидим ужинаем, шутим,
рассказывая анекдоты и разные байки. Вдруг тревога! Не успел даже спросить —
настоящая ли! Сигнал «в ружье»! Выбегаем на улицу. Время позднее, я последним
прыгаю в кузов машины, как раз на стволы карабинов и автоматов пограничников,
плотно усевшихся рядами в бортовой газик. Засветились прожекторы в безмолвной
степи. Ну, думаю, повезло, сейчас нарушителя брать будем, это же редчайшие
снимки будут... Приезжаем к месту, где сработала сигнализация. Оказалось, трава
перекати-поле замкнула систему.

Несколько раз приходилось снимать на КПП станции Забайкальск, что на границе
с Маньчжурией. Вот там запомнился интересный случай. Делаю снимки о вокзале,
таможенной службе, о перестановке колесных пар вагонов (наша колея шире
китайской). Встречаю поезд Москва — Пекин, показываю пограничную станцию, весь
ее сервис с выставочным залом, подарками, сувенирами. Чувствую, материал
получается, но, как всегда, не хватает коронного снимка. У нас, у тассовцев,
такой снимок назывался «обложкой», все остальное — «гарнир». Придумываю такую
съемку. А что если путевого обходчика с китайской стороны и нашего состыковать
на последнем рельсовом звене, как раз под пограничной аркой? С китайской стороны
препятствий не было, зато наши железнодорожники возражали. Так или иначе,
говорю: «Рельсы, шпалы, стыки проверяются обходчиками, и случается, могут они
стукнуть молоточками на стыках рельс и пожать друг другу руки». Добился я
своего. Назначаем время встречи в двенадцать. Меня в сопровождении офицера-
пограничника и железнодорожника ведут к месту встречи. Мы приходим минут на
10—15 раньше. Смотрю на китайскую сторону, двигается человек. Минута-другая —
появляется китайский путевой обходчик, делая последний шаг ровно в двенадцать,
как на часах телевидения перед программой «Время». Китаец в синей форме с
ключиками, молоточками, свистульками, фонариком, флажками. Наряжен, как
новогодняя елка. Я, конечно, радуюсь, для фото это эффектно, красиво, необычно.
Идет время, нашего обходчика нет и нет. Начинаю нервничать, неудобно перед
иностранцем. На горизонте появляется наш соотечественник в телогреечке, кепочке,
к тому же опоздал на 20 минут. И натура совсем не для съемки. Пришлось
изворачиваться и упор делать в кадре на китайского товарища.

Но оказалось, что мы плохо подумали о нашем обходчике, а он принес на точку
съемки с собой пузырек, ждал, наверное, 12 часов, когда начнут торговать
спиртным, вот такое время у нас было. Бутылочку мы выпили за дружбу, за добрые
соседские отношения между нашими народами. Ведь тогда мы все пели: «Русский с
китайцем — братья навек».

Метки:
baikalpress_id:  17 584