Помолодел на дне Байкала

Житель Иркутска Валентин Казанцев может попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый пожилой гидронавт мира, и сейчас мало кто верит, что ему уже 85 лет

Валентину Дмитриевичу было 82 года, 8 месяцев и 7 дней, когда в июле 2010 года он на борту батискафа «Мир-2» погрузился в Байкал на глубину почти полтора километра. Экстремальный поступок не прошел бесследно: по словам самого гидронавта, он помолодел лет на 20. Теперь даже кондукторши трамваев не верят, что ветеран давно разменял девятый десяток. Звание гидронавта получают смельчаки, побывавшие на глубине 500 и более метров. Кстати, в России таких людей меньше, чем космонавтов. К тому же у Казанцева на Байкале подобралась неплохая компания — президент России Владимир Путин, писатель Валентин Распутин, режиссер Джеймс Кэмерон и другие.

Впервые о Валентине Дмитриевиче Казанцеве автор этих строк услышал несколько
лет назад от своего коллеги. Она рассказала, что, прогуливаясь по набережной,
повстречала колоритного моряка в бело-синей форме и бескозырке с черными
лентами. Своим видом бравый дедушка произвел такое впечатление, что она даже
попросила сфотографироваться с ней. Будучи уже в гостях у Валентина Дмитриевича,
рассматривая фотографии из его личного архива (на многих снимках он на
набережной, окруженный разными людьми), я вдруг вспомнила рассказ коллеги.

— Чаще иностранцы просят с мной сфотографироваться, — говорит Валентин
Дмитриевич. — Да и местные жители тоже подходят. А мне не жалко, я никому не
отказываю...

Сухопутное детство

Интересно, что мальчик Валя, в будущем военный моряк и гидронавт, впервые
искупался только в десятилетнем возрасте. Семья жила в Барнауле, отец служил в
местном театре, мама работала гримершей. В 30-х годах по заданию партии их
отправили в Новосибирскую область «поднимать культуру в массах», в сельских
клубах отец Валентина порой был единственным культработником. Он был
киномехаником, сам же на баяне вел музыкальные сопровождения немых лент, ставил
спектакли. У отца Валентин Дмитриевич многому научился, уже в армейском
подразделении Валентин считался самым начитанным и образованным, что в немалой
степени способствовало карьере — именно образование помогло ему связать свою
жизнь с водной стихией.

В 1944 году 17-летний Валентин Казанцев попал на службу в пограничные войска
на Дальнем Востоке. — Однажды к нам на заставу пришел офицер, — вспоминает
Валентин Дмитриевич, — и попросил выделить ему трех самых грамотных бойцов для
отправки в первую морскую пограничную школу во Владивостоке, там готовили кадры
для пограничных кораблей. У многих образование было по 3—5 классов, а у меня —
7. Так я и стал моряком.

С корабля на Байкал

В пограничной школе Казанцев освоил профессию радиста, там же его застала и
война с Японией.

— Когда я выступаю перед школьниками, — рассказывает ветеран, — я всегда
говорю, что я скромный участник войны. На востоке она длилась всего 22 дня. Мне
не довелось ползать по-пластунски под пулями, ходить в атаку и кричать «ура».
Лишь однажды было по-настоящему страшно, когда мы прочесывали лес в поисках
диверсантов, просочившихся в наш тыл. Пришлось стрелять, но недолго, японцы сами
сдались.

После окончания морской школы в 1946 году Казанцев остался во Владивостоке,
его приняли на грузовой корабль «Надежда Крупская», обеспечивающий провизией
отдаленные пограничные заставы. За три года Казанцев избороздил весь Дальний
Восток, но, как сам признается сегодня, настоящая служба у него была еще
впереди.

— В 49-м я попал в 17-й дивизион сторожевых кораблей, в отряд к морским
охотникам, — вспоминает он с восторгом. — Там было по-настоящему интересно! Мы и
учебные глубинные бомбы сбрасывали, и по движущейся мишени, которую тащил
вертолет, стреляли, а я был установщиком прицела на носовом орудии.

Еще через год Валентина Казанцева отправили в морскую пограничную школу, уже
инструктором. Любопытно, что курсанты, для которых Казанцев стал наставником,
были моложе его всего на один год.

После демобилизации Казанцев решил поехать в Новосибирск, но по пути заехал к
товарищу в Иркутск. Здесь моряк впервые оказался на Байкале, поразившем его в
самое сердце.

— Влюбился я, словно девушка, в Байкал, Ангару и в Иркутск, — с улыбкой
признается бывший пограничник. — Так и решил здесь остаться.

В Иркутске Валентин Дмитриевич отдал 55 лет педагогике: работал учителем
физкультуры, рисования, труда, после окончания института — преподавал историю. С
особым трепетом вспоминает работу во Дворце пионеров, где вел морской кружок —
зимой все ограничивалось теорией, зато летом школьники брали в клубе ДОСААФ
шлюпки и под чутким руководством «морского волка» ходили в походы на веслах, под
парусами. В свободное время Валентин Дмитриевич не упускал возможности махнуть
на своей моторке на рыбалку.

На заслуженный отдых бывший моряк-пограничник ушел, когда ему стукнуло 70
лет. Правда, его общественная деятельность на этом не закончилась.

Экспедиция в глубь Байкала

Памятное для Валентина Дмитриевича событие произошло в год 65-летия Победы.

— Тогда стартовал третий сезон экспедиции «Миры на Байкале», — вспоминает он,
— и надо было проверить, как работают батискафы. В экипаж входят трое человек —
пилот да два ученых. В честь праздника для проверочного погружения решили
пригласить ветерана-моряка. В претендентах было четыре человека, и моя
кандидатура оказалась самой подходящей. Перед погружением мне дали два дня на
раздумья. На что я ответил: «Да я хоть сейчас — бегом и босиком!» Погружение
состоялось 1 июля 2010 года. Ради такого события Валентин Дмитриевич надел
парадную форму; правда, у батискафа от нее пришлось отказаться, переодеться в
гидрокостюм и даже снять ботинки — по правилам, в «Миры» спускаются босиком.
Кстати, этот гидрокостюм ветеран теперь хранит дома как реликвию.

— Волновался ли? — задумывается над моим вопросом Валентин Дмитриевич. — Да
нисколько! Вот не поверите, перед вашим приходом и то больше переживал. А тогда
корвалола немного принял для профилактики.

«Мир-2» пробыл на дне Байкала (на глубине 1450 метров) около трех часов. По
возвращении на базу гидронавтов встретили цветами и шампанским.

— Я думал, вода в Байкале прозрачная на любой глубине, — делится
впечатлениями гидронавт. — Ничего подобного. Она такая черная, что ничего не
видно. Когда же мы включили свет, то больше всего меня поразили камни. Внизу они
такие огромные — размером с микроавтобус!

— Но особенно запомнилось, — смеется Казанцев, — что на глубине почти
полутора километров мы ели хлеб с колбасой и запивали чаем, как дома. А большую
часть времени мы лежали, стараясь не прикасаться к стенкам аппарата, на которых
накапливался конденсат. После подъема на поверхность пожилой гидронавт
признался: внизу ему было так хорошо, что он почувствовал себя помолодевшим. До
сих пор о настоящем возрасте иркутского моряка мало кто догадывается. А он сам
этим фактом очень гордится. Равно как и тем, что никогда в жизни не курил и не
пил. Даже фронтовые сто граммов отдавал товарищам, а те в очередь записывались —
кто следующим будет выпивать «за Вальку». Как результат — отличное здоровье,
позволившее совершить рекордное погружение.

— Недавно показал в трамвае удостоверение ветерана войны, а кондуктор мне не
поверила, — усмехается Валентин Дмитриевич. — Обвинила, что я вру и документ
поддельный. А я не обиделся — она же, дурочка, мне комплимент сделала! А мне
как-никак уже 85 лет. Сейчас Валентин Казанцев ждет ответа из США. Его
погружение на дно Байкала может попасть в Книгу рекордов Гиннесса. В таком
случае фронтовик официально станет самым пожилым гидронавтом
мира.

Метки:
baikalpress_id:  36 484