Самвел Матевосян — герой Бреста

Комсорг защитников знаменитой крепости учился на горного инженера в Иркутске

В августе 2012 года в Музее обороны Брестской крепости открылась выставка «Я из Бреста. Самвел Матевосян». Именно эти слова в победном мае 1945-го оставил на стене рейхстага старший лейтенант Матевосян, принявший свой первый бой 22 июня 1941 года в знаменитой цитадели. Его биография связана с Сибирью — в Иркутске Самвел учился на горного инженера. Он стал не только героем войны, но и труда. К сожалению, этому человеку пришлось воевать и в мирное время — за свое честное имя.

Студент горного института

Самвел Матевосян родился в 1912 году в армянском селе Карабах, входившем
тогда в состав Российской империи. К тому времени оно насчитывало 1036 жителей
на 114 дворов. Глава бедной, но дружной многодетной семьи Матевосянов — Минас,
как и его односельчане, растил хлеб, разводил скот и делал вино из своего
винограда.

Подраставший Самвел вслед за старшими сестрами и братьями вот-вот должен был
пойти в приходскую школу. Но в мае 1918 года Советская Россия вышла из Первой
мировой войны, русские части стали покидать Карсскую область, поэтому, спасаясь
от турок, Минас вывез жену и детей в Северную Осетию — в город Владикавказ.

Получив среднее образование, Самвел — юноша весьма способный к знаниям —
сразу поступил в институт цветных металлов и золота в Москве. А через два года,
как сообщают биографы, поучившись в столице, армянский студент едет в Иркутск,
чтобы продолжать учебу в институте того же профиля. Скорее всего, речь идет об
Иркутском горном институте. Почему именно в Сибирь отправляется Самвел, не ясно,
но причины у него, безусловно, были. Одно очевидно: в марте 1929 года Иркутск
становится центром сибирской золотодобывающей промышленности — сюда из Москвы
переводится правление акционерного общества Союззолото, здесь создается
научно-технический центр по золоту и платине. Размещался горный институт в одном
из лучших зданий города — по ул. Ленина, 3. Первый его директор — заведующий
геолого-разведочным отделом правления Союззолота С.В.Сергеев, заместитель по
учебной и научной работе — профессор Г.В.Ключанский. Так что, получается, учили
инженеров горному делу основательно.

Диплом Самвел, правда, защищал уже в Москве — студенческая память отличника
на всю жизнь сохранила короткую встречу с наркомом тяжелой промышленности СССР
Серго Орджоникидзе. Собрав студентов-выпускников в своем кабинете, старый
большевик справился, где они собираются работать после института. Матевосян
уверенно ответил: «Поеду в Армению, на историческую родину». Но сначала, в
1936-м, был Казахстан — Атбасарский трест цветных металлов союзного значения,
затем золотой рудник Карагандинской области, и только оттуда молодой специалист
Матевосян наконец попал в Армению, на Кафанский горно-обогатительный комбинат —
это юг Зангезура.

А тут 1939 год, Халхин-Гол. Партия бросила клич комсомолу — вступать в
Рабоче-крестьянскую Красную армию. Той же осенью из города Кафана под звуки
оркестра эшелон с добровольцами, среди которых был и Самвел, отправился в путь —
850 ребят со всего Зангезура. Состав шел через Кавказ, степи Дона и Украины,
пока не уперся в западную границу СССР — город Брест. В 1940-м Самвел Матевосян
— коммунист, младший политрук 84-го стрелкового полка.

Выжил в аду

Воскресное утро 22 июня 1941 года. Брестская крепость: немцы собираются
овладеть ею с ходу.

«Полковой комиссар Ефим Фомин, оказавшийся в расположении своей части, принял
на себя командование подразделениями, которые находились в центральной крепости.
Комиссар собрал и организовал бойцов и тут же поручил заместителю политрука
Самвелу Матевосяну возглавить первую контратаку, — восстанавливая ход событий,
пишет в своей книге «Брестская крепость» журналист «Литературной газеты» и
следопыт Сергей Смирнов. — Это был первый серьезный удар по противнику.
Матевосян и его бойцы уничтожили отряд автоматчиков, прорвавшийся в центр
цитадели. С этого удара, собственно говоря, и начинается героическая оборона
Брестской крепости. Участник обороны Александр Филь писал, что вскоре Матевосян
был тяжело ранен, отнесен в подвал крепости вместе с другими ранеными и там
погиб...»

Но Филь, к счастью, ошибся: старшина Самвел Матевосян не погиб. Захваченный 5
июля немцами, тяжело раненный, он попал в лагерный лазарет, осенью организовал
побег из плена и с шестью товарищами вышел к партизанам. Воевал.

Второго февраля 1944 года, после освобождения Луцка, защитник Бреста вновь в
действующей армии. Окончив офицерские курсы, лейтенант Матевосян получил под
свое командование гвардейскую штурмовую роту, с которой и дошел до Берлина. На
груди героя — ордена Красной Звезды и Отечественной войны I степени. Война
оставила раны — в обе руки, обе ноги, в голову. Но многие испытания еще ожидали
впереди.

Человек-золото

За последние бои в Берлине Матевосяна представили к званию Героя Советского
Союза. Но получить свою Звезду отважный фронтовик не смог — за клеймо: был в
немецком плену. Мало того, его исключили из партии. Демобилизовавшись, Матевосян
даже работу не мог найти. Пришлось помыкаться, и не один год. Позже он не без
горечи скажет: «Не жизнь была после войны, а наказание. Бывшим пленным нигде
работу не давали. Поехал в Москву, один большой начальник-фронтовик помог
устроиться в геолого-разведочную экспедицию. У меня собачий нюх. Из 28
разведанных выработок 19 дали положительный результат. А для геолога даже если
на 20 экспедиций одна дает положительный результат, и то счастье».

...В августе 1954 года Матевосян в Ереване. Лишь спустя 10 лет после победы
он наконец-то стал работать по профессии: поручили консервировать Зодские
золотые прииски — драгоценные металлы там армяне добывали с незапамятных времен.
Матевосян был опытным разведчиком недр. Он «учуял», что месторождение более чем
перспективно, и сумел доказать свою правоту: в скором времени Самвел Минасович
уже руководил разработкой Зодских рудников. Историческая справедливость с
большим трудом, но стала возвращаться в хрущевскую оттепель. Сначала Матевосян
был восстановлен в рядах Коммунистической партии. Позднее, в 1957-м, вышла в
свет героическая эпопея Сергея Смирнова «Брестская крепость» — страна узнала о
подвиге армянина, многие свидетельства очевидцев рассказали об этом. Защитник
цитадели Матевосян получил от страны, за которую воевал, еще один орден —
Боевого Красного Знамени.

Уже за мирные подвиги, в 1971-м, за выдающиеся успехи, достигнутые в развитии
цветной металлургии, Самвелу было присвоено звание Героя Социалистического
Труда, с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот».

По доносу

Казалось, теперь прошлое нашего героя не оставляет ни тени сомнения. Спустя
15 лет с начала боев уцелевшие защитники Брестской крепости вновь встретились у
выщербленных снарядами и пулями стен. Городской стадион Бреста собрал
10-тысячный митинг. Самвел Матевосян, подхваченный десятками рук, взлетал над
людским морем. Многие рвались пожать ему руку, сфотографироваться на память.

В 1959 году он стал депутатом Верховного Совета Армянской ССР. Его имя и
фотографии мелькали на страницах газет. На домашний адрес Матевосяна в Ереван из
разных уголков Советского Союза шли письма. На многих конвертах значилось: город
Ереван, герою Брестской крепости Самвелу Матевосяну. Его имя гордо носили
пионерские отряды и дружины в разных городах СССР.

А потом, в начале 1970-х, в ЦК КПСС пришла анонимка: злопыхатель настрочил
донос, будто прослывший ныне героем Самвел Матевосян выдает себя за погибшего
комсорга Брестской крепости. Другой его грех — хищение стройматериалов на
производстве, на сумму 641 рубль и 19 копеек, при строительстве дачи на участке,
выделенном ему как инвалиду войны. В результате появилось персональное дело
Матевосяна — предвзятое, необъективное. Бывший командир партизанского соединения
А.П.Бринский, поддерживавший связь с подпольной группой Матевосяна, после беседы
в сентябре 1975 года с партследователем А.В.Трошкиным докладывал в ЦК КПСС о
результатах: «Я категорически отказался писать то, что требовал от меня тов.
Трошкин. Тогда он стал угрожать, что поведет меня к секретарю обкома для
привлечения к партийной ответственности».

По делу Матевосяна в Ереван прилетел сам Пельше, председатель КПК. За
Матевосяна вступились оставшиеся в живых однополчане, даже первый секретарь ЦК
КП Армении А.Е.Кочинян. Но тщетно: защитника Бреста исключили из партии и
отстранили от работы. Однако этого показалось недостаточно. Матевосяну
припомнили, что часть стройматериалов для своей дачи он умудрился купить по
оптовым ценам. «Кристально чистый» ЦК, получив в руки ничтожный повод, дал добро
на возбуждение уголовного дела. В итоге фронтовика осудили на полгода условно, а
дачу конфисковали. Не останавливаясь на этом, отобрали и заслуженную Звезду
Героя. Вспоминая о тех непростых для себя днях, Самвел Матевосян говорил, что
вокруг него вмиг образовался некий вакуум: одни отстранились от «скандального»
героя, другие не хотели запятнать себя общением с ним. «Думали, сопьюсь», —
признался. Не спился.

С тем же упорством, с каким он бился с фашистами, Самвел Матевосян отстаивал
свое человеческое достоинство как солдат и коммунист. Но все его письма в адрес
пленумов ЦК и съездов КПСС оставались без ответа. Только спустя 14 лет, 28
декабря 1988 года, когда Советский Союз провозгласил перестройку, доброе имя
Матевосяна было восстановлено. А в 1996-м президент Борис Ельцин вернул ему
Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. В последний раз у стен Брестской
крепости, которую защищал, Самвел Матевосян побывал 22 июня 2001 года. Через два
года его не стало...

Подготовила Елена Русских. Использованы материалы href="http://noev-kovcheg.ru" target=_blank
target=_blank>http://noev-kovcheg.ru,
Википедия.ру.

Метки:
baikalpress_id:  17 464