Энергетик с правого фланга

Попытка создать портрет экономиста, финансиста, предпринимателя, одного из участников легендарного кубкового футбольного поединка иркутской «Энергии» с московским «Спартаком» Юрия Константиновича Беляева, которому завтра, 15 ноября, исполнится 75 лет

— Слушай, кто родился в один год с Иркутской областью — я или ты? — Юрий Константинович, встречая меня на лестничной площадке многоэтажки, не мог не подначить вашего покорного слугу, неторопливо поднимавшегося в его квартиру на третьем этаже. — Я же, в отличие от вас, против московского «Спартака» на поле не выходил... — пытаюсь парировать упрек Беляева. — Если ты не очень силен в математике, скажу: с тех пор 53 года прошло. — Так вы же, Юрий Константинович, потому такой же энергичный, что за «Энергию» играли... С такой дружеской пикировки началась наша встреча, продолжившаяся в его уютном домашнем кабинете за несколько дней до юбилея.

Он далеко не рекордсмен по количеству матчей и забитых голов в составе
иркутских команд «Энергия» и «Машиностроитель» — провел лишь три сезона, сыграл
55 игр. Но правого крайнего нападающего, неизменно выходившего на поле под
номером семь (и в юношеских, и во взрослых командах), Юру Беляева, старожилы
иркутского футбола прекрасно помнят.

С подачи незабвенного Александра Петровича Веденеева, создавшего в Иркутске
футбольный клуб «Спартак», он, юркий, скоростной, техничный, пришелся ко двору
красно-белым. Впрочем, до этого форвард уже пробился в юношескую сборную области
и даже выиграл в ее составе зональный турнир первенства СССР, ездил вместе с
партнерами по команде на всесоюзный финал в Москву.

— Сейчас это кажется диким, но в Белокаменную мы добирались 10 суток поездом,
— вспоминает Юрий Константинович. — Попали, как сейчас говорят, в «группу
смерти». Первый матч — с будущими золотыми медалистами, свердловчанами. После
первого тайма ведем — 2:0. Я и Ваня Эпов «расколдовали» ворота уральцев, но...
силенок не хватило. Свердловск вырвал победу — 3:2. Все пять команд, игравших в
нашей подгруппе, в стыковых встречах добились побед. Мы боролись за седьмое
место, его и заняли. Вот таким вышло мое первое серьезное боевое крещение.

А потом пришел Веденеев, не только назначивший Беляева капитаном юношеской
сборной Иркутской области, но и рекомендовавший его во взрослую «Энергию»,
созданную Героем Социалистического Труда, директором строительства Иркутской ГЭС
легендарным Андреем Ефимовичем Бочкиным.

Осень 1958 года. Центральный стадион «Труд». Матч между «Энергией» и сборной
профсоюзов КНДР. Никому не известный Юрий Беляев открывает счет в этой встрече.
Сибиряки выиграли — 3:1, а молодой нападающий сразу же запомнился болельщикам
своей удалью, бесшабашностью, умением читать игру.

— Вот так, как говорится, из огня да в полымя... Одно дело юноши, а тут —
взрослый дебют, и сразу же в международном матче, — вспоминает Беляев. — А потом
еще игра со сборной одной из провинций Китая... Надеюсь, что и здесь я тоже был
далеко не статистом. Но, понятно, «самым-самым» в моей короткой футбольной
биографии стал матч 1/16 финала Кубка СССР — против московского «Спартака».

В шутку ребята из команды над ним подтрунировали — мол, как нам без
бухгалтера: Беляев в ту пору учился в финансово-экономическом институте (позже —
нархоз, а ныне БГУЭП). Многие преподаватели его, конечно, знали — особенно
страстные болельщики футбола. — Учился я вполне прилично. А тут экзамен по
политэкономии. Помню, преподаватель Петров выслушал мои ответы, а потом без
всякого перехода — мол, предмет знаешь, молодец, а вот по воротам надо бить
немного не так, — улыбается Юрий Константинович. — А преподаватель истории
Кузнецов (возглавлявший, ко всему прочему, партком института), если на календаре
был день матча «Энергии», просто забывал, что у него лекция.

Мог ли предполагать Юра Беляев, что когда-нибудь новобранцу первого созыва
веденеевского «Спартака» придется сыграть против одноклубников из великого
столичного клуба, действующего чемпиона СССР, в составе которого были многие
золотые медалисты Олимпиады в Мельбурне-56! Против Сальникова, Симоняна,
Масленкина, Крутикова, Солдатова, Мозера, Ильина...

— Как бы пафосно это ни звучало, но, если бы за всю свою футбольную карьеру я
сыграл только один матч — с московским «Спартаком», посчитал бы, что жизнь
удалась, — скажет Беляев. — Да, «влетели» — 0:3, но ведь бились, до последнего
бились. Всему «виною», считаю, школа Веденеева. Это он (уникальное и, увы,
недооцененное явление в футболе) приучил нас, пацанов, кроме всего прочего
никогда не сдаваться. Галета, Велединский, Зубков, Кириллов, Букин, Степанов —
многих из тогдашних «товарищей по оружию» уже нет. Я вот, видите, еще «пылю»...

...Юрий Беляев многолик. Мог посвятить себя легкой атлетике, баскетболу,
шахматам, футболу. Все получалось. Мог давно уже стать доктором экономических
наук, профессором, академиком, как его старший брат Владимир Константинович, до
сих пор преподающий в БГУЭПе. Но он не теоретик — практик. Свои глубокие знания
в области экономики, финансового дела, предпринимательства всегда старался
внедрять в жизнь. Не без его инициативы, в ту пору заместителя директора по
экономическим вопросам ООО ПКЦ «Энергоремонт», в лихие девяностые годы, когда
люди бедствовали, получая нищенское жалованье, было создано совместное с
поляками предприятие «Кама», а затем и СП с монголами. Все службы ожили,
сотрудники стали получать приличную зарплату.

— Мне всегда везло на хороших людей, понимавших меня с полувзгляда, — говорит
Юрий Константинович. — Это и главный инженер завода «Радиоприемник» Рэм
Михайлович Ман, и директор Востокэнергоремонта Юрий Викторович Захватошин, с
которым мы шли бок о бок более сорока лет. А в пору моего депутатства (в
городской совет Юрий Беляев избирался четырежды, начиная с 1982 года, возглавлял
планово-бюджетную комиссию — Прим. авт.) мы отлично ладили с мэром Иркутска
Борисом Александровичем Говориным.

А еще Юрий Константинович однолюб: год назад отметил со своей суженой, Эллой
Александровной, золотую свадьбу. С супругой они вырастили сына, нареченного в
честь деда — Константином. Ну а Константин Юрьевич в свою очередь подарил
родителям внучку Евгению и внука Дениса. Между прочим, сын, невестка и внук тоже
стали энергетиками. Династия получается...

...Если про футбол, то для Беляева, это, на первый взгляд, лишь небольшой
эпизод в жизни, но, как признается юбиляр, оставивший в сердце самую светлую
«зарубку». Он, дотошный, до сих пор хранит в своем богатом архиве фотографии,
статьи, грамоты тех незабвенных лет. Для него это реликвии. А еще — воспоминание
о молодости, единственным недостатком которой является то, что она быстро
проходит.

Впрочем, это не про Беляева. Он по-прежнему в форме. Хотя...

— Сколько-сколько тебе лет?! — с иронической улыбкой спрашивает меня Юрий
Константинович.

— Уже далеко за пятьдесят.

— Я бы с тобой с превеликим удовольствием годками махнулся. Не
возражаешь?

Метки:
baikalpress_id:  17 330