По забытым дорогам

Продолжение. Начало в № 36

После Прибайкальского кольца белореченский автолюбитель Юрий Вологжин продолжал испытывать себя и свои «Жигули» на прочность — в июне 2012-го вышел на новый маршрут. На этот раз была мечта обогнуть Байкал. Путь пролегал из Усолья и Иркутска через Качуг на Жигалово, оттуда таежной дорогой на Улькан, до Северобайкальска и дальше.

По волчьим следам

— Там, куда я уезжаю, совсем другая жизнь, — улыбается путешественник. —
Перед Жигалово деревня Воробьево есть. Они как по телефону звонят, знаете?
Находят горку, поднимаются или встают на две-три чурочки. Эсэмэску набирают,
телефон подкидывают: «О, прошла, — говорят, — хорошо!» Там впервые я эту комедию
увидел — до этого только слышал.

— Выехал я, как обычно, в одиночку, — начинает Юрий Анатольевич рассказ о
новом путешествии. — От Жигалово вышел на свою таежную дорогу, которую проверил
во время Прибайкальского кольца, в марте прошлого года. Двигаться по ней в июне
было просто убийство — 8 колес поменял! Все равно еду.

Машина у меня вся расписана: маршрут большими буквами обозначен — понятно,
куда направляюсь. Останавливается микроавтобус. Подходят, разговорились: «Мы
сами из Северобайкальска, вы туда едете один? Не советуем — реки разливаются,
унесет. Надо вдвоем — чтобы было кому веревку зацепить». Пришлось возвращаться в
Петрово, к моему другу Шилову: «Юрий Григорьевич, собирайся, едем вместе!» Из
Жигалово до Магистрального мы уже с ним отправились — дорогу я знаю. А дальше —
Улькан, Кунерма...

К Улькану подъезжали — уже вечерело. Дорога вся битая-перебитая: как ездят
мужики-дальнобойщики — ужас... Фуры уже не ходят — не пройдут, только КамАЗ с
контейнером. А я на «девятке». Доехали до первой реки, которую вброд надо было
пройти. Перебрались в принципе нормально, даже почти не останавливались, я
держался ориентиров. И тут начался Даван — знаменитый перевал.

— Шла какая-то дорога, а потом раз — и исчезла вообще! — рассказывает Юрий
Анатольевич. — Уже вечереет, холодно и снег — это в июне! Едем дальше, среди
полного бездорожья — провал: камни накиданы и шпала лежит. Думаем, как мы на
«девятке»-то? Переложили, раскидали — кое-как перебрались. Только отъехали — у
меня колесо опять спустилось. А ночь наступает. Запаска еще была, поставили.
Вижу ручеек. Я к нему подхожу руки помыть, и прямо передо мной огромный след
волка — трехпалый, свежий-свежий. Юрий Григорьевич проверил, он же таежник. Мы
потихоньку, потихоньку в машину и тронулись. Так я в первый раз увидел отпечаток
серого, даже не знал, что он такой, трехпалый.

Вброд через Витим

— Продолжаем путь, — не заканчиваются приключения наших путешественников. —
Слышим — что-то загудело в машине: я, оказывается, пробил коробку передач, и все
масло вытекло. К Севербайкальску приближаемся, машина гудит, выключаю двигатель
— и идем просто накатом, — говорит Юрий Анатольевич. — Спускаемся к городу, там
машину поставили на стоянку на ночь. Утром отъезжаю назад на метр и вижу лужу
масла. Пять дней мы не могли нашу «девятку» отремонтировать. Дальнобойщики из
Тулуна, кто откуда, кто чем занимается, кто такой же сломанный стоит — они нам
помогли ее сделать...

...И вот мы уже доехали до Нижнеангарска и направились в сторону Нового Уояна
— это Северобайкальский район Республики Бурятия. Тут-то мне и рассказали, что
дальше я уже не пройду — в общем, маршрут не закольцую: не получится вокруг
Байкала проехать, даже такое поверье есть. А ведь я православный — молюсь на все
кресты. И буддизм поддерживаю: несколько лет прожил в Улан-Удэ. Неужели мне
такая кара будет? Запечалился совсем. Но дороги там нет и никогда не будет,
наверное. В этих местах страшные геологические провалы — и с этим приходится
мириться. Вологжин едва не добрался до реки Витим — пика своего нынешнего
путешествия.

— А потом мне просто показали кадры на сотовом телефоне. Шоферы снимали, —
Юрий Анатольевич демонстрирует и, убирая русский мат-перемат, комментирует
«кино», которое теперь всегда при нем. — Видите, КамАЗ наш — «Сайгак» —
полностью забит продуктами, перегружен. Пока на берегу. И вот машина начинает
идти через Витим вброд. Каждому шоферу нужно давать Героя Советского Союза за
такие подвиги, — считает Вологжин. — Вода люто ледяная. «Сайгак» ползет по дну,
его понесло: перевернется — водитель погибнет, из реки ни за что не выплывет.
Следующие кадры: КамАЗ полностью ушел под воду — естественно, вместе с кабиной.
Как этот шофер был одет, что в нем живого осталось после такого купания —
непонятно, но он выгреб, вынырнул, дошел. На том берегу ему радостно свистели,
кричали: «КамАЗ — красава!»

«Сайгак» вез продукты в Якутию. Это был июнь. Вода в это время поменьше
бывает. Обратно он не проедет — будет ждать августа, пока Витим не спадет. А
нынче дожди — вообще можно остаться до зимы, год простоять: совершенно другая
жизнь.

Ледяная переправа

На этот раз, не повидав великой северной реки, повернул Вологжин обратно.
Однако студеной воды горных речушек экипажу автопробега все-таки довелось
попробовать.

— Возвращаемся, пять дней всего прошло — на переправе уже нет берегов, —
рассказывает Юрий Анатольевич. — А я сдуру решил с маху ее проскочить. И как мы
упали в воду — а у меня же еще коробка, про нее только думал, как бы опять не
пробить-то! Сзади «девятки» были заложены огромные булыжники, чтобы машину не
трясло. Ломом давай их вытаскивать! Я в болотных сапогах еще держусь, а мой
напарник Юрий Григорьевич — в плетенках, только в воду вскочил и сразу с криком
на берег. В общем, счет «раз, два три» — и больше в воде нога человеческая не
выдерживает. Муж с женой местные, из Казачинско-Ленского района, знают эти реки
— пытались нам помочь. Заскакивают, хватают камень: чуть поднимут, бросают — и
бегом из воды.

Вытащили жигуленка просто чудом. — А пришлось бы там остаться или среди
тайги, — спрашиваю я, — что тогда?

— Конечно, машину за трос не прицепишь — встала и встала, — соглашается Юрий
Анатольевич. — Коробку пробил бы — ее уже никуда бы не увез. Не знаю... Нашли бы
какой-нибудь способ, даже в тайге. Машины все равно ходят, БАМ рядышком —
один-два вагона в день...

* * *

А мечта у Юрия Вологжина осталась — покорить маршрут обязательно.

— Моя задача — дойти от Нового Уояна до Таксимо, — объясняет путешественник.
— Ирокинда — есть такое село, когда-то там стояли геологи, говорят, что,
возможно, есть зимник на Багдарин. Здесь тоже односторонее движение: две машины
встречаются, одна разгоняется, ныряет в снег, вторая проезжает, подцепляет ее и
вытаскивает. Дальнобойщики мне про это рассказывали — шоферы все знают. Хотя по
этому зимнику давно не ездили, но, скорее всего, дорога осталась. Только в
феврале надо ехать, когда реки намерзнут.

До полного кольца мне осталось пройти небольшой участок, сколько — точно не
знаю, наверное, километров триста от Нового Уояна...

Справка «Копейки»

Перевал Даван относится к горной системе Байкальского хребта. Находится
недалеко от поселка Гоуджекит, от Северобайкальска его отделяют 50 километров.
Через Даван проходят линия Байкало-Амурской магистрали и граница Республики
Бурятия с Иркутской областью. Раньше дорога БАМ проходила в обход перевала, но
потом Даванский тоннель проложили под ним. Длина тоннеля около семи километров —
это второй по размеру тоннель на БАМе. На эвенкийском «даван» — это и есть
горный перевал, а само место перевала называется «давакит».

Загрузка...