По забытым дорогам

Юрий Вологжин никогда не мог усидеть на месте. Сколько за рулем — столько путешествует: по нескольку тысяч километров наматывает от своего Белореченского — то на «семерке», то на «девятке». А начинал поездки на обыкновенном «ИЖ Планета-Спорт». Юрий Анатольевич сам придумывает себе маршруты: Прибайкальское кольцо, Байкальское кольцо. Его цель — пройти дорогами, которые, может быть, и известны, но очень хорошо подзабыты, в одиночку пробраться сквозь самую глухомань, где на карте только реки.

От «катюши» до Жигулей

Без дороги для него нет жизни. А водить он умеет все — от танка, «катюши» и
мотоцикла (еще в армии научили) до самой крутой иномарки. Впрочем, автомобили
Юрий Анатольевич предпочитает отечественные — для настоящих мужиков, с
механикой. К примеру, его последняя «девятка» прошла с ним не один брод, только
успевал ее латать да колеса менять. Вроде и не проблема вовсе — баллон
поставить, но, если ты вдалеке от цивилизации — связи нет, эвакуатор не
вызовешь, — можно и растеряться. А Вологжину, получается, такие трудности как
чистым воздухом подышать — совсем не робкого десятка этот работник культуры из
Белореченского, душа так на просторы и рвется. Чуть свободное время намечается,
сразу в путь, а между — еще куда-нибудь. Машины его тоже с характером.

— Я пробивал днище перед Северобайкальском, в ледяные реки плюхался, тонул —
«девятка» вынесла, — рассказывает Юрий Анатольевич. — А потом приехал в
Белореченское — и сразу в Пермский край. Представляете, 9 тысяч километров в обе
стороны — вот такая машина! Вообще, меняю автомобили часто — но «девятка» никак
от меня не уходит. — Я всегда любил технику, — улыбается Вологжин. — Первым был
мотоцикл «ИЖ-Спорт». Купил и через два дня поехал на нем в Братск. Для меня
расстояние казалось огромным — 500 километров с лишним! Почему-то решил поехать
в ночь, один, взял курочку с собой — мама сварила. Вот такое мое первое
путешествие, 1983-й... Мотоцикл угробил. Возвращался назад, и камазист не давал
мне дорогу, мы гонки до Тулуна устраивали, в результате перегрел двигатель... А
потом «копейка» была, «Москвич-2141» — первый в Усольском районе. — А что за
наслаждение? Дороги ужасные, трясет, напряжение... Но едете — душа поет, почему?
— интересуюсь я.

— Трудно сказать, — говорит Юрий Анатольевич. — Невыносимо тянет в дорогу. На
следующей неделе опять уезжаю: сначала до Качуга, там машину ставим на стоянку и
спускаемся по Лене на резиновых лодках — мимо Шишкинских писаниц, Верхоленска.
Мне интересно — там же Дзержинский в ссылке был, убегал, пробирался до
Усть-Кута. Проплыть, посмотреть — и рыбалка, естественно.

И вот так много лет — от Владивостока до Перми и по родному краю. С 2011 года
Юрия Вологжина можно считать профессиональным путешественником: отправляясь за
тридевять таежных земель, он ведет маршрутные листы, ставит печати в населенных
пунктах, фиксирует в дневнике мосты, места проезжие и нет, рассказывает о
встречах в пути — людей ему приходится встречать самых разных, от священников до
цыган. Лучшие друзья — дальнобойщики, поистине бесценный источник информации,
достовернее Интернета. Правда, первым настоящим путешествием Юрий Анатольевич
озадачился, когда открыл карту автомобильных дорог СССР — старую-престарую, аж
1987 года выпуска. Увидел между Жигалово и Магистральным белое пятно — леса да
реки, никаких трасс.

На карте белое пятно

— Я засобирался в Жигалово, точнее в село Петрово, где у меня друг живет —
бывший директор совхоза Юрий Григорьевич Шилов, — рассказывает Вологжин. —
Вообще, часто у него бываю: дом на самом берегу Лены, банька, рыбалка — как не
проведать...

Проехать по БАМу и напрямую из Магистрального добраться до Жигалово — как, я
давно хотел выяснить. У кого ни спрашивал, никто мне ответить не мог. Выписал
себе всевозможные атласы — голое место, тайга, никаких подробностей. Решил: все,
я открываю эту дорогу, сделаю Прибайкальское кольцо.

В марте 2011-го выехал Вологжин из Усолья-Сибирского по задуманному маршруту:
Зима, Тулун, Братск... Дальше по БАМу пошел — до Усть-Кута добрался, Звездный,
Магистральный проехал. И не доезжая до Улькана 16 километров, в 20 километрах от
Магистрального сделал поворот с основной дороги — в сторону Жигалово.

— Повернулся я и поехал в эту неизвестность — 287 километров: ни заправок, ни
связи — ничего нету! Полные канистры, конечно, взял с собой, на всякий случай, —
вспоминает путешественник. — Зимняя дорога оказалась ровной, укатанной. На
удивление пролетел ее быстро, как пуля, от Усть-Кута за световой день. Правда,
лед, скользко. На повороте увидел плакат-предупреждение: «До дома — 60
километров в час, до морга — 100 км в час». В общем — выбирай. Нефтяники дорогу
эту как-то поддерживают, хотя Ковыктинское месторождение законсервировали
полностью — почти не теплится: вышки убрали, на металлолом сдали, поселки стоят
еще, далеко в тайге или закрытые бамовские, и все! Я видел две машины всего за
это время — за продуктами, видимо, предприниматели едут, кто знает, что можно
напрямую добраться. А местных, усть-кутских, ребят спрашивал — никто толком
ничего об этой дороге сказать не смог.

А теперь мечта у меня — поставить стенд на въезде в город Тулун с западной
стороны. Можно уникальное путешествие организовать — по БАМу проехать, зимой и
летом. Я же все мосты (проход есть, прохода нет) записал, зафиксировал. А какая
рыбалка — изумительно!

«Здесь не были Федор Конюхов и Тур Хейердал...»

— Две тысячи километров я в тот раз преодолел. В марте, конечно, еще зима. Но
холод не пугал. Единственная поломка была: отъехал от Куйтуна — успокоитель
оторвало. Я быстренько вернулся, помогли, отремонтировали. Ведь слово дал,
обещал себе и людям, что я эту трассу открою, не мог вернуться просто так.
Больше из-за поломок остановок не было. Зато были интересные встречи.

— Еду, деревня какая-то, снег, девочка идет с портфелем: розовощекая,
красивая, гордая такая, — улыбается Юрий Анатольевич. — Подъезжаю, спрашиваю:
«Девочка, а как эта деревня называется?» Она встала, портфель поставила,
подбоченилась: «А не знаю, дяденька!» — и руками развела. Вижу, идет дедушка —
сгорбленный, с клюкой. Думал, баба-яга, что ли. Потом лицо разглядел — такое
милое, доброе. Он говорит: «Что вы спрашиваете?» — «Как деревня называется?»
«Ой, я здесь еще до войны жил, она называется так-то...» — говорит. А девчушка
не согласна: «Нет, деревня называется так-то!» Давай они спорить у самой дороги,
долго стояли, а я поехал дальше.

— Или приезжаю в Усть-Кут, — продолжает Юрий Анатольевич. — Гостиница речного
училища, меня встречают: «О, путешественник! По телевизору показывали».
Устроили. Думаю — высплюсь хорошо, раненько встану и поеду. Лег спать, а часа в
4—5 утра вдруг пожарная тревога. Я в одном исподнем выскакиваю: что такое? —
«Извините, нечаянно кнопочку метрдотель нажал». У меня сна нет... Вышел в
Усть-Кут, утром все поснимал — и в дорогу.

Так и проехал Вологжин до Петрово. На деревенских воротах его встречал
плакат: «Здесь не было Тура Хейердала, Жака Ива Кусто, Федора Конюхова. Здесь
4.03.2011 года покорил Прибайкальское кольцо русский путешественник Юрий
Анатольевич Вологжин». А потом были фотографии на память, банька, застолье,
утром — проводы зимы. Но Вологжин ждать не мог — надо было возвращаться.

***

— Но, когда через год, нынче в июне, я выехал на новый маршрут — Байкальское
кольцо, на этой трассе, которую по зимнику пролетел за несколько часов, просто
погибал — машина вся вдребезги, — вспоминает Юрий Анатольевич. — Восемь колес
только проколол по валунам этим. Машины по ней едут таким образом: каждая не по
своей полосе, я по левой, по краю — не так трясет. Если навстречу мне
автомобиль, включаем поворотники: он левый, я левый, мы понимаем друг друга,
разъезжаемся, лишь бы в кабине было более-менее.

Байкальское кольцо Вологжин начал уже по своей, проторенной, дороге: из
Усолья через Иркутск на Качуг и Жигалово. Дальше — Улькан, Северобайкальск,
Нижнеангарск. Правда, замкнуть кольцо — вернуться в Белореченский, обогнув
Байкал, через Бурятию и Улан-Удэ путешественнику пока не удалось. От Нового
Уояна пришлось возвращаться. Говорят, есть поверье: Байкал с первого раза далеко
не пускает. Кто приезжает из Северобайкальска, по старому пути и возвращается.
Но Вологжин сдаваться не собирается. Маршрут уже определил — в феврале
отправляется.

Елена Русских. Фото из архива героя материала

Продолжение рассказа о путешествиях Юрия Вологжина читайте в следующем
номере.

Загрузка...