Без мамы и родины

Катанга рождает сирот, но не знает, что с ними делать...

В Катангском районе многие дети, сироты и оставшиеся без попечения родителей, не могут быть приняты в семьи. Причина — их потенциальным опекунам либо усыновителям нет возможности пройти медосвидетельствование по месту жительства. Выехать в Иркутск или Киренск, чтобы сделать обследование у узких специалистов, по силам далеко не всем северянам.

«Справок не выдаем!»

Катангская центральная районная больница не выдает медицинского заключения,
подтверждающего факт пригодности конкретного лица для воспитания ребенка. В
районе отсутствуют узкие специалисты. Из восьми врачей, у которых необходимо
пройти обследование, в Ербогачене имеется лишь терапевт. Нет фтизиатра,
нарколога, инфекциониста, психиатра, других докторов. В связи с этим маленьких
катангчан, которых можно было бы устроить в семьи, приходится вывозить из района
в детские дома Иркутска и Киренский комплексный центр социального обслуживания
населения. Сегодня 27 катангских детишек воспитываются опекунами. Двенадцать из
них проживают в приемных семьях. В нынешнем году усыновлен один ребенок, для
северной глубинки такое событие стало большой редкостью. Предыдущее усыновление
было оформлено еще в 2008 году, когда также лишь один малыш обрел новых
родителей.

— С 2009 года ежегодно родительских прав лишают 10—13 человек в отношении
13—16 детей, — рассказывает Любовь Михайловна Жданова, ведущий
специалист-эксперт по опеке и попечительству в Катангском районе. — За шесть
месяцев текущего года уже удовлетворено 5 исков на лишение родительских прав в
отношении 9 детей.

В районе около 40 социально опасных семей, в которых малыши не ведают даже о
минимуме из перечня вечных ценностей, потому что научить их этому никто не
пытался. Они не знают, что такого образа жизни (без еды, чистоты, любви), как у
них, не должно быть, потому что как должно быть — они тоже не знают. И это
страшно...

Приобщение к выпивке избавляет взрослых, считающихся родителями, от
надобности ухаживать за детьми, нести ответственность за их судьбы. Потомство
для них обуза, источник незапланированных проблем. В то же время дети-инвалиды —
это источник дохода в виде пособий и пенсий, являющихся существенным подспорьем
к пустым кошелькам неработающих и пьющих.

— К сожалению, в районе прослеживается тенденция, показывающая, что в семьях,
где родители пьют, дети, став взрослыми, в большинстве случаев выбирают тот же
образ жизни. Они не стремятся получить достойное образование, устроиться на
работу и просто вырваться из ужасных условий проживания, — отмечает инспектор по
делам несовершеннолетних пункта полиции с. Ербогачен Ольга Владимировна
Климентьева. — У нас на учете состояли родители этих детей, а теперь они сами
являются нашими подопечными.

Экстренный вывоз из Наканно

Отслеживать такие семьи на периферии очень сложно по причине отдаленности
населенных пунктов района и их труднодоступности. Во многих поселках
представителям организаций, работающих с детьми, удается побывать лишь раз в
году — в период открытия зимника. Но бывают и экстренные ситуации, когда
выезжают срочно. Такой случай произошел в северном поселке Наканно.

В отдел полиции села Ербогачен и органы опеки по телефону поступило сообщение
о систематическом неисполнении матерью четверых детей обязанностей в отношении
малолетнего ребенка. Крохе на тот момент было шесть месяцев. Первым же
вертолетом в поселок вылетели инспектор комиссии по делам несовершеннолетних и
специалист отдела опеки и попечительства.

Зрелище, представшее их глазам, иначе как шокирующим не назовешь.
Родительница находилась в доме вместе с малолетней дочерью. В не знавшем уборки
помещении на большой кровати в куче грязного тряпья спала малышка. Каких-либо
продуктов в доме не было вообще. Девчушку горе-мамаша кормила манной кашей,
налитой в бутылку из-под водки, причем подогреть детское питание не
удосуживалась. Эта бутылка была единственным подобием предметов, необходимых для
ухода за новорожденным. Накормили несчастную малышку представители органов
защиты ребенка привезенной молочной смесью. Они же и одели ее в вещи, взятые с
собой. Девочка была очень маленькая, худенькая и бледная. Было видно, что
постоянно недоедает. В связи с нахождением ребенка в условиях, опасных для
жизни, ее забрали у матери и доставили в райцентр, в педиатрическое отделение
Катангской ЦРБ. Мать везти дочь в больницу отказалась, сославшись на отсутствие
денег.

По словам врача-педиатра Е.А.Саблина, малышка имела недостаточную массу тела,
была грязной, неухоженной, отставала в развитии на 2—3 месяца. Девочка не могла
переворачиваться на животик, поскольку ей не хватало сил. Крохотной пациентке
был поставлен диагноз — гипотрофия III степени. Надо ли говорить о том, что
дефицит веса, задержка физического и психомоторного развития стали следствием
ненадлежащего ухода за ребенком.

Катангский суд определил матери условное наказание с испытательным сроком. Ее
лишили родительских прав. Старшую дочь было решено отдать на воспитание отцу,
двоих детей отправили в дом ребенка г. Иркутска, многострадальная малышка попала
в приемную семью.

Однако оставшаяся без детей, а значит и без средств к существованию, их
мамаша родила еще одного ребенка. Вскоре была лишена родительских прав и на
него. Несчастного младенца пришлось отправить в областной дом ребенка.

Дети-невозвращенцы

Не менее серьезная проблема на Катанге состоит и в том, что ребятишек,
отобранных у родителей, некуда определить даже на короткий период времени. После
закрытия в 2006 году в Ербогачене социально-реабилитационного центра «Надежда»
не только в периферийных населенных пунктах, но и в райцентре нет учреждения для
пребывания детей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Временно их размещают в
районной больнице. А после, если не получается определить малыша в семью,
отправляют в Киренск, оттуда — в детдома Иркутска. И нет никакой уверенности в
том, что эти дети, став взрослыми, вернутся на родину. В корпусах бывшего СРЦ
«Надежда» проживают дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения, с
ограниченными возможностями и отклонениями в здоровье, обучающиеся в местной
коррекционной школе. Из них только пятеро являются жителями Катангского района.
Ситуацию, сложившуюся в районе, красноречиво отражают цифры:

* в 2009 году было выявлено 12 детей, оставшихся без попечения
родителей, из них 6 устроено в семьи

* в 2010 году выявлено 9 детей, нуждающихся в опеке, семьи обрели 5 из
них

* в 2011 году выявлено трое детей, попавших в сложную жизненную
ситуацию, двое из них устроены в семьи

* и наконец, в первом полугодии нынешнего года 14 детей остались без
попечения, лишь 5 из них находятся под опекой

Опекунами для катангских ребятишек становятся, как правило, их родственники,
прилагающие все усилия для того, чтобы эти малыши были счастливы.

К сожалению, детям, оставшимся без попечения, повезло куда меньше. Едва начав
жить, они полностью ощутили горечь предательства со стороны самых близких людей,
давших им жизнь, но не давших любви и заботы. Едва ли есть в мире что-то более
непростительное, чем предательство взрослыми маленького и беззащитного
человечка... И как, глядя в глаза этим детям, объяснить, почему, потеряв семью,
они теряют и родину, лишаясь возможности жить здесь, общаться с друзьями и
родственниками? И почему детям из других районов нашлось место на Катанге, но не
нашлось места им, родившимся здесь и еще не выросшим? С кого спросить за
отобранное детство?

Загрузка...