Общество «Знание»

В советское время тысячи лекторов разъезжали по стране, в том числе по Иркутской области, включая ударные стройки, в целях пропаганды и просвещения народа. Этим летом обществу исполнилось 65 лет

Традиции просветительства всегда существовали в России. Еще задолго до революции образованная интеллигенция пыталась донести книжную науку до простого народа, рабочего люда. Учителя и студенты из города преподавали грамоту крестьянским детям, обучали взрослых. Сразу после Великой Октябрьской революции развернулась борьба за всеобуч. Однако повсеместное распространение народные университеты получили после войны и в эпоху развитого социализма. Академик Сергей Вавилов, первый председатель всесоюзного общества «Знание», созданного в 1947 году, провозгласил принцип «академии для миллионов»: «Наше общество должно быть проводником и посредником при передаче настоящих, высоких, передовых научных знаний от специалистов к народу». Публичными докладами, политинформациями, демонстрацией научно-популярных фильмов, творческими отчетами ученых в производственных коллективах была охвачена вся страна. Каждый рабочий должен был знать не только о новых достижениях советской физики или медицины, но и о том, что происходит в Союзе и за рубежом, как живется его брату, мировому пролетарию. Лекции шли в цехах заводов и фабрик, на строительных таежных площадках, на фермах и в полях, на суше и на море. Во многом они, конечно, носили пропагандистский характер.

На земле, в небесах и на море...

Кандидат исторических наук Павел Ступин сразу после Иркутского пединститута
вернулся на малую родину, в Невон, — учителем истории в школу. Но учительская
жизнь его продолжалась недолго — призвали ответсекретарем в общество «Знание».
Шел 1968 год. Строилась Усть-Илимская ГЭС. Нужны были грамотные
организаторы-пропагандисты, и молодого педагога, способного сделать доклад на 10
минут без бумажки, директору школы пришлось отпустить.

— Раньше ведь как: партия скажет — и на Луну полетишь без ракеты. Но на
партийной работе я тогда не был, — улыбается Павел Павлович. — Я являлся
организатором лекций. Для рабочих, в школах, больницах — всем читали. Это
действительно была целенаправленная пропаганда марксизма-ленинизма.

— Значит, все-таки проводили линию партии и правительства?

— Не отрекаюсь, проводил. И колебался вместе с политикой партии — такой
анекдот слышали?

— А про что лекции читали?

— Любые. Помните — есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе? Артист
Филиппов играл в «Карнавальной ночи» как раз лектора из общества «Знание». В
1947 году его создали, и поначалу оно называлось Общество распространения
политических и научных знаний. Одним из основателей был академик Сергей Иванович
Вавилов. А лекции читали всякие: по медицине — пожалуйста, по космосу —
пожалуйста. Если есть кому читать. Люди все слушали. Перед трактористами,
доярками я сам выступал...

— О чем читали?

— Я читал о международном положении. Помню, как-то был в Кеуле, приехал туда,
пошел к дояркам на ферму. Говорю: «Вы хоть навоз-то уберите...» Они убирали,
конечно, но коровы же есть коровы... В поселке Железнодорожном был — километров
двадцать от створа ГЭС, когда Хребтовую строили.

В 1969-м полгода я ездил с лекторами по Усть-Илиму. Один докладчик, кстати,
помню, пародировал голос Ленина... Выступали мы в школах, строительных будках,
механизаторов собирали в колхозном гараже, в леспромхозах — на делянах. Никакой
трибуны нет — в бумагу не заглянешь, надо свой текст рассказывать.

— Вопросы слушатели задавали?

— Да, задавали.

— А неудобные были?

— Тогда такие вопросы назывались провокационными. Но какие они были
провокационные? В 1971 году, когда я участвовал в работе агипоезда «Слава
партии!», в Тулуне меня спросили (а тогда Польша уходила из-под контроля
Советского Союза), а может ли у нас быть такой сценарий, как в Польше. Я бодро
ответил: «Не может быть, конечно». Я не был оптимистом — но у меня имелись
основания говорить об этом спокойно. Я боялся вопросов, когда читал лекции за
колючей проволокой, бывало и такое. Но они молчали.

Где только выступать не приходилось. Один знакомый как-то рассказывал мне:
пошел лектор общества «Знание» делать доклад в общество слепых. Они внимательно
выслушали и серьезно спрашивают: «Скажите, какое положене в Никарагуа? А как там
дела в Южно-Африканской Республике?» «Я, — вспоминал мой знакомый, — после этого
случая ко всем слепым стал с большим уважением относиться — ни нотки
пренебрежения».

— Были ли в вашей биографии какие-то памятные случаи?

— Самая неприятная штука в обществе на моей памяти произошла в августе 1969
года. Усть-Илим, перекрытие Ангары, и посмотреть, как перекрывают великую реку,
ехало много народу. Хотя вроде и обычную работу делали, но это был большой
праздник. Как у Твардовского в поэме «За далью даль». Приехал в это время на
Усть-Илим один лектор из Москвы. Ему надо посмотреть перекрытие — само действие
— и прочитать лекции: денег заработать. Ведь за лекции неплохо платили. Но
слушатели, которых нужно было собрать, чтобы выступить перед ними, сами хотели
увидеть это грандиозное событие. Если они не были заняты в нем непосредственно,
не бросали камни в реку, то хотели хотя бы просто поприсутствовать. Так вот.
Куда ни звонишь — отвечают: «Не можем мы никого принять, все на Толстом мысе».

Лектор этот московский меня замучил. Мужики из райкома партии, где стоял мой
стол, все подшучивали: «Иди-иди, тебя твой ждет». И я его кое-как в пионерский
лагерь, еще куда-то пристроил, какие-то места находил. Три раза в день прочитать
лекцию — это была норма, меньше нельзя: командировку-то надо отработать. Финансы
всегда считали.

— Кто обычно приезжал выступать с лекциями?

— Лекторы были, конечно, всесоюзные, но к нам они ездили главным образом для
того, чтобы посмотреть Усть-Илимскую ГЭС. А так в основном иркутские лекторы
читали.

История и факты

Необходимость в массовом образовании взрослого населения Страны Советов
назрела после Великой Отечественой войны. Ее провозгласили за почин
интеллектуальной части общества, поддержанный партией и правительством.
Инициаторами «академии миллионов» выступили хорошо известные в стране писатель
Константин Симонов, балерина Галина Уланова, физик Николай Бруевич, геолог Каныш
Сатпаев, математик Николай Мусхелишвили, экономист Евгений Варга, историки
Евгений Тарле и Исаак Минц — во главе с президентом Академии наук СССР Сергеем
Вавиловым. Первоначально будущую структуру назвали Всесоюзным обществом по
распространению политических и научных знаний. 1 мая 1947 года обращение о его
организации появилось в советской печати; 12 мая на своем первом заседании
оргкомитет решил создать отделения общества в союзных республиках, крупнейших
краевых и областных центрах России.

Седьмого июля 1947 года в Большом театре начало работу учредительное собрание
Всесоюзного общества. Открывая его, Сергей Вавилов сказал: «Науке обучают,
знание передается от одного человека к другому — в этом особый смысл данного
русского слова. Мы надеемся, что в рядах нашего общества будет вся передовая
научная интеллигенция Советского Союза». В 1963 году Всесоюзное общество по
распространению политических и научных знаний было переименовано во всесоюзное
общество «Знание».

К началу 1990-х годов в рядах всесоюзного общества «Знание» насчитывалось
почти 4 млн человек (в 1947 году — 6,3 тыс. человек). В его состав входили
Политехнический музей, издательство «Знание», журналы, в том числе «Наука и
жизнь». В обществе работали 2 тыс. академиков, более 25 тыс. докторов наук, 383
тыс. инженеров, 208 тыс. врачей, 184 тыс. специалистов сельского хозяйства.
Ежегодно лекторы общества читали более 25 млн лекций.

Общество владело солидной материальной базой: Домами научно-технической
пропаганды, библиотеками, планетариями. У издательства «Знание» годовой выпуск
составлял более 200 млн экземпляров книг, брошюр, журналов. Визитной карточкой
издательства стали 34 серии цикла «Новое в жизни, науке, технике». Журнал «Наука
и жизнь» выходил ежемесячным тиражом 3 млн 500 тыс. экземпляров.

После развала Советского Союза собственность общества — здания, типографии, а
также санатории и дома отдыха в России и за ее рубежами — разошлись по частным
рукам, зачастую нечистым. К счастью, кое-что удалось сохранить в новых условиях.
Общество «Знание» действует и в современной России. Его президентом является
доктор философских наук, член-корреспондент РАО Олег Смолин.

Важно

Ежегодно лучшим лекторам, в том числе зарубежным ученым, присуждается медаль
имени С.И.Вавилова.

Председатели всесоюзного общества «Знание»

Академик С.И.Вавилов (1947—1951), академик А.И.Опарин (1951—1956), академик
М.Б.Митин (1956—1960), академик Н.Н.Семенов (1960—1963), лауреат Нобелевской
премии; академик В.А.Кириллин (1963—1966), академик И.И.Артоболевский
(1966—1977), академик Н.Г.Басов (1978—1990), лауреат Нобелевской премии академик
К.В.Фролов (1990—1991)

Елена Русских. Использованы материалы Википедия.ру, журнала «Наука и
жизнь».

Метки:
baikalpress_id:  16 933