За порогом детского дома

Чтобы помочь выпускникам привыкнуть к взрослой жизни, в области начинает действовать программа постинтернатной адаптации детей-сирот

Выйдя из детского дома, большинство ребят теряются вне его стен. Окружающий мир оказывается совсем другим, и выпускники зачастую не готовы к реалиям самостоятельной жизни. Это вина не ребенка и не воспитателей, а системы в целом. Именно поэтому сейчас в министерстве образования Иркутской области разрабатывается концепция постинтернатной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. О том, что уже сделано и над чем еще предстоит работать, мы беседуем с Виктором Басюком, министром образования Приангарья.

— Одна из главных проблем нашего общества — это социальное сиротство и
возросшее количество детских домов и интернатных учреждений, — уверен Виктор
Басюк. — Если полвека назад, в послевоенные годы, в детдома попадали настоящие
сироты, родители которых погибли на войне, то сейчас в большинстве случаев мамы
и папы этих детей живы. Естественно, государство берет на себя заботу о детях,
оставшихся без попечения родителей, однако выстроенная система самих учреждений
позволяет кормить, одевать, обучать и воспитывать. Как только ребенок выходит во
взрослую самостоятельную жизнь, то сразу сталкивается с целым набором серьезных
жизненных проблем, которые просто не в состоянии решить сам. Это происходит
потому, что семья играет большую роль в формировании личности ребенка, своим
поведением родители показывают, как нужно действовать в той или иной ситуации.
Вот, например, такие элементарные, казалось бы, вещи, как поход в магазин, на
почту, в поликлинику, домашним ребенком воспринимаются как сами собой
разумеющиеся действия. А выпускнику детдома они доставляют определенные
трудности. У ребят в учреждениях не возникает вопроса, откуда берется тарелка с
едой, и уже тем более они не задумываются о том, какие продукты надо купить для
приготовления этой еды и какие действия совершить. Именно поэтому выпускники
встречаются с серьезными трудностями при социальной адаптации, и многие из них
серьезно дезадаптированы.

— Как, по-вашему, можно исправить такой крупный недостаток системы
интернатных учреждений?

— Одно из направлений нашей работы — создание региональной системы
постинтернатного сопровождения детей-сирот. Таких ребят в Приангарье только в
детских домах и школах-интернатах более трех тысяч, а если считать вместе с
теми, кто находится в интернатах и учреждениях профессионального образования, то
получится около 8000 человек. Поэтому наша задача — создать систему работы,
которая помогала бы ребятам социально адаптироваться в жизни, причем
адаптироваться правильно. Мы идем по этому пути много лет и пробовали разные
формы работы. Сейчас во многих учреждениях работают службы
социально-психологического сопровождения. На то, каким станет взрослый человек,
влияют его врожденные особенности, внешние условия и его внутренняя позиция.
Первые два условия для ребят, воспитывающихся в детских домах, сложные. Если
говорить откровенно, то у большинства из них не лучшая наследственность —
родительский алкоголизм и наркомания играют свою роль. Внешние условия — сами
учреждения — нельзя назвать плохими, но они не дают возможности развивать
самостоятельность. Посудите сами: за ребенка все уже решили взрослые — утром
будят, кормят (тем, что в меню), за ручку провожают в школу, встречают, водят в
кружки, секции. Жизнь расписана по минутам, нет возможности ребенку самому
принимать решения. И он привыкает к этому распорядку. Поэтому нужно создать
такую систему постинтернатного сопровождения, чтобы, еще находясь в детском
доме, ребенок начал готовиться к отдельной жизни, учился принимать решения, даже
элементарные — что надеть и какую еду приготовить. То есть нам надо инициировать
какие-то ситуации, которые помогут научиться принимать правильные решения.

— Виктор Стефанович, а что уже сделано в этом направлении?

— Наиболее удачным я считаю проект профильной школы для ребят, которую мы уже
два года проводим на базе кадетской школы-интерната «Усольский гвардейский
кадетский корпус». Собрали 60 мальчишек из 13 детских домов и школ-интернатов,
учеников 7—9-х классов. Когда воспитанники корпуса разъезжаются на каникулы,
помещения остаются свободными. Вот там и провели такую смену. Программа была
насыщенной: обучение дисциплинам начальной военной подготовки, встречи с
ветеранами Великой Отечественной войны, участниками боевых действий в Чеченской
республике, экскурсия в воинскую часть, посещение Музея воинской славы в
Ангарске, спортивные соревнования по футболу, баскетболу, посещение плавательных
бассейнов. Две недели воинской жизни погрузили мальчишек в атмосферу неких
обязательных условностей: ты должен ходить строем, выполнять определенные
команды, проявлять физическую выносливость — например, марш-бросок с
противогазом. И как показала практика, ребятам это нравится. Парни начинают
верить в себя, в свои силы. Вот в прошлом году перед закрытием я встречался с
ними, спрашивал, чего бы они хотели. Ребята попросили оставить себе форму, а на
закрытие смены пригласить девушек — показать им, что они изменились, что они
настоящие мужчины. 11 парней захотели пойти учиться в кадетское училище, из них
только двое не прошли по медицинским показаниям. Это же здорово для парня — и
будущая работа, и жизненная позиция, и мужской стержень.

— А как быть с девочками, девушками?

— Мы больше внимания обращаем на парней, потому что 99,6% работающего
коллектива в детских домах и интернатах — это женщины, которые в силу своих
особенностей ко всем воспитанникам, как мальчикам, так и девочкам, подходят
именно по-женски. Девочка получает больше позитивных эмоций, а мальчику
необходим мужской стереотип поведения.

— А как быть с практическими знаниями, которые требуются не каждый день?
Например, как заменить паспорт в 20 лет, какие документы для этого нужны, где их
брать и вообще — куда идти?

— Мы разработали специальное пособие, которое так и называется: «В помощь
выпускнику». Небольшая книжечка, в которой пошагово расписано, что нужно делать
и куда идти. Это справочное пособие, которое касается всех сфер жизни: куда
обращаться за получением жилья, какие документы представить, на что обратить
внимание, где может быть подвох. Вплоть до того, как пользоваться пластиковыми
карточками в банке. Вы же знаете, что у каждого ребенка в учреждении есть
сберкнижка, на которую ему идут пенсии, алименты от родителей. И она
заканчивается на следующий день после 18-летия. Как показывает практика, эта, в
общем-то, солидная сумма заканчивается у ребят мгновенно, потому что они не
умеют распоряжаться деньгами. Одни празднуют совершеннолетие на всю катушку,
вокруг других сразу появляются не совсем порядочные люди, которые пользуются их
деньгами.

— Виктор Стефанович, мы с вами говорим об окружающем мире и практической
жизни. Но ведь у человека должен быть и свой духовный мир, определенные
нравственные принципы. Наверное, в полной мере система тоже не может дать это
ребенку?

— Духовный мир и нравственное воспитание играют большую роль в формировании
личности ребенка. И система не может это ему дать в полном объеме, потому что он
просто не сталкивается со многими ситуациями, в которых домашнему ребенку
родители объяснили бы — вот это хорошо, а это плохо. Кроме того, при наличии
огромного количества взрослых в детском доме малыш продолжает оставаться ничьим,
и с возрастом он понимает, что никому не нужен: окружающие люди всего лишь
выполняют свои должностные обязанности. Поэтому я очень благодарен митрополиту
Вадиму за то, что в попечительский совет каждого детского дома входит
представитель митрополии и он занимается не материальными проблемами учреждений,
как остальные члены совета, а духовными вопросами воспитания. Существует и
прекрасно работает проект «Крестные родители». Суть его заключается в том, что
сотрудники прихода, который находится неподалеку от детского дома, становятся
крестными родителями ребенка. И тогда у воспитанника появляется в жизни человек,
близкий ему по духу. Люди, которые соглашаются стать крестными родителями, тоже
чувствуют свою нужность этим детям. Крестная мама может прийти в выходной к
ребенку в детский дом, взять его на прогулку, принести личную вещь, но самое
главное — поговорить. С крестными ребята могут разговаривать о трудных для них
моментах в жизни, о наболевших проблемах. Все это делается не для того, чтобы
привлечь ребенка в веру, а чтобы наполнить его духовностью.

— Хотелось бы еще узнать, как обстоят дела с жильем для детей-сирот. Ведь
большинство выпускников детских домов не имеют закрепленной за ними жилплощади.
Вот оканчивают они профессиональное училище и выходят в никуда. Без прописки не
получить хорошей работы, без официального трудоустройства не платят нормальных
денег, а то и вообще используют, не заплатив ни копейки. Решается ли эта
проблема и как?

— Проблема с жильем для детей-сирот — это очень большая проблема. Только в
последние два года дело сдвинулось с мертвой точки. Правительство области
закладывает в бюджет деньги на приобретение квартир выпускникам детдомов, за
которыми не закреплено жилье. Кроме того, Иркутская область участвует в
федеральных программах и также получает деньги на покупку квартир. Сироты подают
в суд и выигрывают дело, потому что по закону они правы. И сейчас в области
около 300 таких выигранных судебных исков. В прошлом году в областном бюджете
было заложено 100 миллионов и еще столько же выделил федеральный. Так что дело
движется — конечно, не так быстро, как хотелось бы, но движется.

— Скажите, а как быть ребенку, который вроде бы и получил профессию, но не
может устроиться на работу и нет у него своего жилья. Словом, ситуация острая.
Родителей нет, пойти не к кому. Вот что ему делать?

— Конечно, такие вопросы, как выбор профессии, должны, в идеале, решаться,
когда воспитанник еще находится в учреждении. Но не всегда ребята понимают
важность этого выбора. И потом, когда не могут устроиться на работу, опускают
руки: жить-то не на что. Поэтому мы и начали создавать центры и службы
социальной постинтернатной адаптации. Часто бывает так: что-то случилось в
жизни, сложная ситуация, и ребятам из детских домов, как никому другому, нужна
серьезная поддержка. Обычные дети идут к родителям, а воспитанникам — некуда, да
и не привыкли они решать глобальные проблемы самостоятельно. Вот такие центры и
призваны предоставить временное жилье, помочь устроиться на работу, решить
вопросы правового характера — на случай, если выпускник стал жертвой мошенников,
потерял паспорт и т. д. Два таких центра уже успешно работают, они находятся при
профессиональном училище № 11 в Усолье-Сибирском и при ПУ № 9 в Черемхово. Их мы
открыли в прошлом году. Еще два центра — в Иркутске и Братске — откроем осенью.

Я считаю, что выпускникам детдомов и интернатов помощь просто необходима.
Причем надо не приносить на блюдечке жареную рыбу, а дать в руки удочку и
научить ловить и готовить. Иными словами — протянуть руку и помочь встать на
ноги.

Два центра постинтернатной адаптации уже работают в Усолье и Черемхово.
Еще два — в Иркутске и Братске — откроют осенью.

Загрузка...