Кто-нибудь знает, что делать с деревней?

Мы уже привыкли (привычка — страшное дело), что продовольствия своего нам не хватает и мы ввозим его со всего мира: картошку — из Египта, огурчики — из Венгрии, петрушку — из Голландии, яблоки — из Китая... Обилие продуктов в наших торговых точках создает ложную иллюзию благополучия, убаюкивает, как песни птицы Феникс. Не надо удивляться, когда все это изобилие в один момент исчезнет как сон, если мы не начнем поднимать с колен нашу аграрную отрасль. От нее у нас остались островки в бушующем океане, а между ними видны «коралловые рифы», через которые перекатываются волны стихии.

В 70-е годы была частушка: У Пахома — два диплома: Ветврача и агронома, А
работает Пахом В магазине «Гастроном».

Что надо сделать, чтобы Пахомы остались на селе и работали по специальности?
Надо создать такие привлекательные экономические условия, разного рода льготы
(не доиграемся ли мы до того, что каждому приезжающему работать на селе придется
предоставлять льготы, как северянам), чтобы молодежь не раздумывая оставалась в
селе, возвращалась домой из «палестин», а горожане из переполненных, зачумленных
городов бежали в деревни.

Ах, ты город-городишко, В два-три... пять рядов машины, Шум, жара, грязные
витрины... А почему в деревне не жить?

А человек живет в селе, производит продукцию, ведет активный, созидающий
образ жизни. Почему бы ему не установить, например, доплату за стаж работы
(проживание), как было при Советах, ведь село на глазах пустеет. Или, чтобы
материнский капитал не превратился в вожделенный кусок сыра в клюве у вороны,
почему бы не разрешить селянам покупать на него сельхозтехнику — орудия труда?
Ведь детей надо кормить, одевать, создавать из них людской капитал будущего
России. Все это дает возможность крестьянину построить дом по своему вкусу,
иметь необходимый набор техники, дышать воздухом родных мест и чувствовать себя
не примаком, а хозяином.

Но «откуда, Зин», на это брать деньги? А вот откуда. Оказывается, за 2011 год
суммы хищения государственных средств возросли по сравнению с предыдущим годом в
несколько раз и достигли 700 млрд руб. Это что — наши чиновники и отцы-командиры
устроили себе пир во время чумы?

Далее. Выступающему по радио писателю Михаилу Веллеру был задан вопрос:
«Какой... (не расслышал слов, но какое — наверное, вытекает из ответа) додумался
проводить у нас Олимпийские игры?» Ответ гласил, что там, наверху, сидят умные и
очень умные (добавлю — изощренно умные, о чем ниже) господа и ничего зря (даром)
они не делают. Небольшое дополнение к вопросу. Если в период холодной войны
Запад истощал наши ресурсы гонкой вооружений, то сейчас он исподтишка,
незатейливо сажает нас на спортивную иглу, требующую колоссальных средств в
ущерб многочисленным кричащим проблемам внутри страны.

А вот весьма своеобразный источник доходов государства российского. Я имею в
виду налоги на земельные паи, которые начали выдавать с 1990-х годов работникам
сельского хозяйства. Но дело в том, что многие фактически не имеют земли, а
являются обладателями только документа «Свидетельство о право собственности на
землю».

На основании Закона РФ от 11 декабря 1991 года, № 1738-1, «О плате за землю»
я, отдавший более 40 лет трудовой деятельности сельскому хозяйству, оказался
должен, должен, должен... Должен по налогу за земельный пай.

Подумал и заплатил: пользуйтесь моими копейками и отстаньте, богаче не стану,
если не заплачу. Повторяю: надо быть изощренно «умным», чтобы с пустой бумажки,
с цветного фантика брать налоги и при этом сохранять серьезное лицо.

Создатели печально знаменитых ваучеров и то до этого не додумались. Ну не
«государственного ли ума» деятели сидят в определенных местах? Растет и «умнеет»
наше чиновничество. Может, за воздух начнут брать налоги с населения, ведь как
ни крути — вдыхает народ кислород, а выделяет, пардон, углекислый газ и наносит
вред экологии. Вот «откуда, Зин», можно деньги грести лопатой для селян и на
прочие социальные нужды. А почему не гребли? Потому что у нас проводится
«решительная борьба» с казнокрадами, а они, поди ж ты, только увеличиваются. А
может быть, еще и поэтому...

Вспомним слова Екатерины II, которые гласят примерно вот что: «Если я отменю
крепостное право, то господа помещики повесят меня на первой же березе». Не
потому ли мы перешли в нашей жизни на английское слово «мониторинг» —
наблюдение, при котором можно чувствовать себя более спокойно, комфортно и
безопасно, вместо ранее применявшегося французского слова «контроль», которое,
как мне кажется, подразумевает более решительные действия, а не инертное
наблюдение. Вот мы и «наблюдаем», а «кот Васька» безнаказанно продолжает свои
дела.

Мы очень медленно поворачиваемся в сторону села (ну как же, вначале надо
Москву расширять, готовиться к очередной Олимпиаде и т. д.) и не упускаем
возможности на основе «молочно-восковой» спелости законов поживиться за счет
селян.

И чем позднее мы схватимся, тем труднее и затратнее будет этот процесс.
Конечно, кое-что делается, но — по российской привычке надеясь на авось: через
десяток-другой лет куда-нибудь да выплывем. Потомки разберутся. А меня гложут
нелепые сомнения: а кто-нибудь у нас знает, что делать с деревней? А между тем
селяне бьются за свое место под солнцем как на Куликовом поле, а получается как
на Калке.

Метки:
baikalpress_id:  16 911