Как можно загубить такую красоту!..

О чем думают кеульчане накануне переселения, которое неожиданно перенесли на следующий год

На недавней встрече губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко с жителями села Кеуль стало известно, что сроки переселения кеульчан из зоны затопления Богучанской ГЭС переносятся с августа текущего года на начало будущего. Как оказалось, не каждого селянина обрадовала эта новость. В выгодном положении оказались те, кто, несмотря ни на что, посадил огород и может с уверенностью зимовать. Но есть в Кеуле и такие, кто в надежде на скорое переселение не позаботился о зимних заготовках и остался ни с чем. Некоторые жители уже забрали документы своих детей из школы и снимают квартиры в Братске в ожидании скорого переселения. Однако Кеульская школа 1 сентября привычно распахнет свои двери. Мало того, в октябре этого года в Кеуле состоятся выборы главы поселения и местной думы. Тем не менее все мысли и чаяния кеульчан связаны с предстоящим неизбежным событием. Вот о чем рассуждают они накануне переселения.

Татьяна Юрченко, основоположница Кеульского краеведческого музея: — Родилась
я и выросла в Тушаме. Потом семья наша переехала в Кеуль. Всю жизнь отдала этому
селу. Куда бы ни уезжала, все время тянуло домой. Именно здесь 300 лет назад
начинался наш род Емановых. Вроде бы мы и настроились уже, что надо
переселяться, но сердцу ведь не прикажешь. В душе идет какая-то внутренняя
борьба. Страшно представить, что будет, когда мы начнем собирать вещи. Будешь
держать в руках каждую вещичку и думать, брать ее или нет. Я считаю, что в такие
кампании по переселению с первых дней должны работать психологи. Меня еще очень
волнует судьба нашего краеведческого музея, ведь здесь каждый экспонат — это
целая эпоха. Хотелось бы, чтобы его передали в надежные руки.

Виктория Игнатенко, многодетная мать, продавец: — Вы когда-нибудь были в
Тушаме? Пока нас не затопило, обязательно побывайте там. Это всего несколько
километров от Кеуля. Пьянящие огромные кусты черемухи, полевые цветы, чистейший
воздух будто пьется глотками, там даже цапли прижились. А рыбалка какая! Как
можно такую красоту загубить?! Иду на работу утром, слышу — птицы так весело
поют, особенно после дождика. Останавливаюсь невольно: такого пения больше не
услышим, такого леса больше не увидим...

В Кеуле живем 9 лет. До этого в городе прожили 18 лет. Была квартира со всеми
удобствами, но почему-то потянуло на землю. Решили сделать обмен и ни разу не
пожалели. Дом у нас здесь хороший, совсем не хочется опять в многоэтажку
переселяться. Как только в город въезжаю, у меня начинает болеть голова: лифт
гремит, дворники копошатся... А здесь тихо, спокойно, криминала нет. За ребенка
никогда не переживаешь: все свои, в обиду не дадут. Учителей видишь каждый день.
Всегда в курсе всех событий. А что нас ожидает впереди? Придется покупать дачу,
гараж, мебель, не зря ведь говорят, что один переезд равен двум пожарам.

Марианна Мурашова, учитель начальных классов: — В Кеуле я оказалась по
распределению после окончания Киренского педучилища. Это было 24 года назад.
Здесь нашла свою семью, прикипела к любимой работе. Больше всего беспокоит
дальнейшая судьба наших детей. Они простые, не терпят ни лжи, ни предательства и
считают, что к ним так же должны все относиться. Кеульские ребятишки с ранних
лет приучены к труду. На базе нашей школы каждое лето работает трудовой лагерь
«Селяне». Детей здесь бесплатно кормят, они получают зарплату. Выезжают на
школьное поле: садят и окучивают картошку, пропалывают грядки. В селе все на
виду, и случись что — мы сразу все узнаем и тут же решаем проблему. Поэтому есть
большие опасения: в какое общество попадут наши дети после переезда, под каким
влиянием окажутся?

Юрий Жмуров, 24 года: — Родители здесь живут, а я в городе учусь. Здесь
родился, приезжаю часто в родное село. Природа в наших краях обалденная!
Родители переедут в Луговое, я здесь, наверное, останусь, в Усть-Илимске. Не
хочу уезжать. Деревню очень жалко. Скучать будем.

Татьяна Алушкина, предприниматель: — Для меня это похороны села Кеуль. Не
хочу, чтобы мой поселок был под водой. Я родилась и хочу жить здесь. Меня
просто-напросто депортируют. Я в любом случае найду себе жилье в Усть-Илимске,
дальше Усть-Илимского района никуда не поеду. О своих земляках переживают
многие, кто сегодня уже не живет в Кеуле, но родное село по-прежнему остается
для них дорогим и близким. Среди таких коренных кеульчан — Алена Анкудинова,
которая сейчас живет в Москве и поет в ансамбле Надежды Бабкиной. На сайте
«Плотина.Нет!» она поместила свое стихотворение:

Мой любимый таежный поселок, Тот, что Кеулем гордо зовется, Твои улочки, с
детства родные, В моем сердце всегда остаются. Наши добрые, милые люди, Песни
бабушек наших любимых В каждом листике русских березок И в волнах Ангары
торопливых. Кеуль жив в каждом взоре ребенка, Что домой возвращается с речки.
Словно мама, встречает избенка, Согревает теплом старой печки. Мы за Кеуль
готовы бороться, Не дадим загубить деревеньку. То, что Родиной гордо зовется,
Никогда не продастся за деньги.

Последние строчки стихотворения наводят на глубокие размышления. Поневоле
всплывает в памяти один яркий эпизод из очерка Валентина Распутина «Моя и твоя
Сибирь»: «Нет-нет да и вспоминаю я «философию» одного старика, деда Егора из
моей родной деревни, стоявшей тогда еще на берегу Ангары, но уже собиравшейся
съезжать: ниже по реке строилась Братская ГЭС, которая и сколупнула одним махом
все старые поселения. Готовящимся переездом и была вызвана не то чтобы
тоскливая, но и без бодрости, с заглядом в смерть, «философия» деда Егора...

Озаренные закатом, под которым ласкалась Ангара, мы сидели на бревешках на
берегу, и дед Егор сказал: — Кому-то ведь надо было, чтоб это было. Он
неопределенно кивнул перед собой — перед нами расстилалась редкостная по красоте
картина: кто помнит прежнюю Ангару, тот подтвердит.

— Кому-то надо было, чтоб был я... А? Ладно, я скоро помру, придут другие. И
здесь все сделается по-другому. А все ж таки я захватил, на что мой родитель
любовался.

И добавил — эти слова врезались в мою память отчетливо: — Я, хошь знать,
никогда свою землю не забижал. Святая простота: как он мог ее обидеть — он,
истинный труженик и радетель, ставший теперь уже частью этой земли и добавивший
ей немалую долю человеческого тепла...»

Наверное, по-своему повезло и нам, сегодняшним устьилимцам: мы «все ж таки»
тоже успели захватить ту красоту, которую совсем скоро покроет «мертвое
море».

Загрузка...