Галина Дмитриева — изобретатель

Без графитового электрода, придуманного уроженкой Иркутска и выпускницей Иркутского горного института, не работал бы ни один атомный реактор

Кандидат наук, автор полусотни патентов на изобретения, первая среди инженеров-исследователей СССР, электродчица Галина Владиславовна Дмитриева. Без ее электродов невозможно было бы получить ни одного грамма стали для особо ответственных деталей ракеты, подводной лодки, сверхзвукового ракетоносца, танка. Даже для газонефтепровода, проложенного в арктической тундре по вечной мерзлоте... Атомный проект СССР тоже вряд ли был бы успешным без тысяч тонн сверхчистого графита для ядерных промышленных реакторов — графита Дмитриевой. Производства, на которых работала Галина Владиславовна, были строго засекречены. Поэтому о талантливой разработчице графитовых технологий знали немногие: тем проще было для органов, да и для нее спокойнее. И сегодня, уже почти 40 лет на пенсии, она вздрагивает от самого упоминания слов, близких к ее изобретениям.

На «Маяке» я не бывала...»

Ее имя можно поставить в одном ряду с Курчатовым, Зельдовичем, Королевым,
Макеевым, Сахаровым, Славским. Галина Дмитриева — соавтор рождения атомной
эпохи. Графитовые блоки, сделанные по ее технологии, применяются на всех
реакторах, в том числе они работали на реакторе А-1, «аннушке», в Озерске, где
впервые в промышленных объемах был получен оружейный плутоний для первой атомной
бомбы СССР, РДС-1. Шестьдесят с лишним лет назад бомбу успешно испытали на
полигоне под Семипалатинском. Без работ, открытий и технологических решений
получения особо чистого графита Галины Дмитриевой появление у нашей страны
ядерного щита было бы невозможно в принципе...

Вектором ее жизни стали не слава и награды, а наука, продвижение
человеческого знания вперед. Сейчас в любом реактивном, тем более сверхзвуковом,
самолете, космической ракете есть существенная доля гениального ума Галины
Дмитриевой. Впрочем, сама она этих высоких слов и оценок сторонится. Не столько
из природной человеческой сдержанности, сколько от привычки и груза величайшей
ответственности. Помнит, как шла по цехам электродного (точнее —
углеграфитового) производства с неприметной тоненькой папочкой под мышкой, с
грифом «Особая папка. Особо секретно». А вокруг — солидная охрана.

— А вот на комбинате «Маяк», на реакторах с нашим графитом мне так побывать и
не пришлось, — говорит Галина Владиславовна. — Когда мы отрабатывали технологию
получения сверхчистого «ядерного» графита, было не до того, а потом на экскурсию
времени тоже не нашлось. А на что, собственно говоря, смотреть? На наши же
графитовые блоки?! Я на них в цехах нагляделась досыта...

Южный Урал вместо Южной Америки

Родовые корни Галины Дмитриевой — среди сосланных в Сибирь на каторгу
декабристов. По другой ветви древа — поляки. Дед, знатный шляхтич, участник
Польского восстания, оказался в ссылке на окраине Российской империи. Потом рода
декабристов и гордой шляхты пересеклись. Отличился в годы Гражданской войны
дядя, родной брат ее мамы, выпускницы Института благородных девиц Анастасии
Василисковны Пановой, — Иннокентий Василискович.

Вызвал одновременно гнев адмирала Колчака, японцев и красных, спасая золотой
запас России. Где этот запас спрятан, не знают не только историки, но и в семье
Галины Владиславовны. Она в результате этой истории осталась сиротой, а после
смерти мамы от туберкулеза в Иркутске — полной. С большой руганью среди родных,
при полном неодобрении людей старых традиций, поступила хрупкая девица в
Иркутский горный институт. Не на чертежницу какую-то — на металлурга!

Ни о каком графите, тем более электродах, студентка-металлург бывшего
Императорского горного училища и не помышляла. Досконально изучала характер всех
элементов таблицы Менделеева, кроме разве что железа. Специалистов по стали и
чугуну хватало. А вот в металлургии селена, например, актиноидов, трансуранов
еще предстояло ой как поработать!

В 1941-м засобиралась студентка на практику — в Южную Америку, на знаменитые
рудники полиметаллов. Но перед этим забросили ее в Челябинск, на строившийся
электролитно-цинковый завод. Прибыли девчата ее группы аккурат 21 июня. А
назавтра — война, огромная толпа на пустом тогда поле у репродуктора на
заводской проходной. Из вуза и по линии Наркомата цветной металлургии пришло
указание: практикантам из Иркутска обследовать заводы цветмета Южного Урала.
Обследовали, конечно: впереди лошадь, в телеге — нехитрый скарб, а сзади бредут
будущие инженеры. Верхний Уфалей — Карабаш — Кыштым — Челябинск, такой вот
металлургический путь...

Однокурсники именовали Галю галчонком — за малый рост, худобу и живой
характер. А «галчонок» уже в 1942 году стал мастером ведущего электролизного
цеха цинкового завода в Челябинске. Через год перебросили на никель, на
Южно-Николаевский комбинат в Орск. В 1944-м пришло неожиданное срочное и
секретное предписание прибыть в Челябинск, на алюминиевый завод. Под такой
маркой началось в стране становление производства «ядерного» графита.

«Углерод неисчерпаем!»

Эту фразу любит повторять Галина Владиславовна. — Чему вы удивляетесь? —
говорит она. — Это один из самых распространенных элементов во Вселенной, да и
тело человека процентов на восемьдесят состоит из углерода.

Перебросили Галину в Челябинск, вовсе не спросив ее желания, на совершенно
новое производство с неизведанной тогда технологией. В то время наши
углеграфитовые электроды были весьма нестойки, дай Бог одну плавку
металла-лигатуры выдержать...

Конечно же, многие пытались понять секреты электродной технологии за рубежом.
Но там толком ничего не показывали. Например, во время визита наших инженеров на
электродное производство в США в районе Ниагары американцы не поленились закрыть
от взоров советских специалистов брезентовыми занавесами целые участки цехов,
где как раз и происходило таинство превращения углеграфитовой массы — «теста» —
в высококачественный электрод с заранее заданными параметрами.

В общем, Запад секретами технологии углеграфитов делиться не желел, пришлось
идти своим путем — проб и ошибок, внезапных озарений, ощущая при этом затылком
холодок карающей десницы государственных органов.

— Мне всегда везло на поддержку и понимание коллег, на совместные штурмовые,
мозговые атаки, — вспоминает Галина Владиславовна. — Обошлись в результате без
всякого промышленного шпионажа. И космические корабли с помощью нашего
графитового композита первыми на орбиту вышли, бомбардировщики, сверхзвуковые
истребители исправно летают, любого необходимого химсостава металл на наших
электродах получаем... Сами обошлись, не в первый раз!

А вот у нас промышленные зарубежные шпионы воруют нагло и беззастенчиво.
Например, Галина Владиславовна в свое время предложила металлургические
углеграфитовые электроды обжигать до готовности не в вертикальном положении, а в
неожиданном для большинства ученых и инженеров — горизонтальном. Казалось бы, с
позиций обычной логики спекание «теста» лучше должно происходить с учетом
гравитации в вертикальном положении... Но нет! Эту идею изобретательницы
посчитали безумной, а через несколько лет узнали, что ее вполне успешно
воплощают на производстве электродов в США и Японии.

Что один технологический момент или этап производства! Целую технологическую
линию, идею завода у Галины Дмитриевой позаимствовали вездесущие китайцы. По
чьему-то неумному распоряжению в верхах на опытную установку, прообраз будущего
предприятия, допустили на экскурсию дружественную китайскую делегацию
«журналистов». Эти ребята, как и «переводчик», оказались настолько
сообразительны, что завод по исконно уральской технологии был построен вдруг...
в Китае.

* * *

Конечно, были в ее жизни и награды правительства, медали, грамоты... Однако
для Галины Владиславовны самым высоким всегда оставалось звание инженера. Это
профессия, благодаря которой атомные реакторы исправно дают энергию,
сверхзвуковые самолеты летают, трубопроводы работают на сверхнизких
температурах...

Коротко

Галина Владиславовна Дмитриева родилась 15 апреля 1922 года в Иркутске.
Окончила Иркутский горно-металлургический институт (1944), инженер-металлург.

Кандидат технических наук (1967). Лауреат премий ВОИР (1958, 1963, 1968).
Заслуженный изобретатель РСФСР (1972), ветеран Челябинского
электрометаллургического комбината (ЧЭМК). Награждена медалями.

В 1944—1987 гг. — начальник смены цеха графитации, инженер-технолог ПТО,
старший инженер, главный технолог — заместитель начальника ПТО, научный
руководитель — заместитель начальника экспериментального цеха, с 1964 г. —
начальник физико-технической лаборатории, начальник лаборатории
физико-химических исследований и новых углеродистых материалов на ЧЭМ. Имеет 47
авторских свидетельств и патентов на изобретения.

Подготовила Елена Русских. По материалам газеты «Южно-уральская панорама»,
«Свободной энциклопедии Урала» Использована статья А.Чуносова «Галина Дмитриева:
секрет электрода».Подготовила Елена Русских. По материалам газеты
«Южно-уральская панорама», «Свободной энциклопедии Урала» Использована статья
А.Чуносова «Галина Дмитриева: секрет электрода».

Метки:
baikalpress_id:  36 317