Барутчев Аркадий — сотрудник угро

Потомок армянских князей участвовал в ликвидации банды Григория Кочкина под Иркутском

О чем рассказали старинные альбомы

 Не так давно иркутянка Вера Михайловна Фомина, которую я бесконечно
люблю и уважаю, познакомила меня с Маргаритой Аркадьевной Потаповой, дочкой
Аркадия Львовича Барутчева, с которым Михаил Фомин, знаменитый иркутский сыщик,
служил в угрозыске в 30-е годы прошлого века. Маргарита Аркадьевна, как и Вера
Михайловна, свято чтит память о своем знаменитом отце. При встрече мы увидели
аккуратные альбомы, где бережно сохранены статьи из газет, старинные фотографии,
пожелтевшие, истершиеся на сгибах документы 20-х, 30-х годов. Мы с Людмилой
Бакаевой, начальником Музея истории иркутской милиции, с трепетом вчитывались в
еле заметный текст, вглядывались в лица на фотографиях. Оживали страницы
истории, и мы как будто перенеслись на сто лет назад.

Из рода князей

 Аркадия Барутчева и Веру Гребневу судьба свела в Томском центральном
гарнизонном красноармейском клубе в 1921 году. Верочка участвовала в массовке
спектакля, а Аркадий служил в клубе художником-декоратором. Вера была родом из
Томска, Аркадий же родился в Баку. В роду у него были армянские князья. Отец,
Лион Барутчев, служил юристом, мама была русская, из рода терских казаков. Перед
революцией Барутчевы жили в Пензе. Аркаша и его сестра Лара получили прекрасное
домашнее образование, учились в гимназиях. Детей обучали игре на музыкальных
инструментах, они играли на фортепиано, Аркадий еще и на скрипке. Лара стала
пианисткой, в голодные годы подрабатывала тапером в кинотеатрах. Аркадий хорошо
рисовал и после гимназии поступил в художественное училище города Пензы.

Окончить училище ему не довелось — забрали в армию Колчака. Неизвестно, как
сложилась бы его судьба, но Аркадий заразился брюшным тифом и к тому же был взят
в плен бойцами Красной армии. Выздоровев, Аркадий решил, что ему по пути с новой
властью. Умение рисовать весьма кстати пригодилось новоявленному красноармейцу —
его назначили оформителем спектаклей в гарнизонном клубе, а вскоре приняли на
службу в Томский уголовный розыск.

До восьми шуба ваша, после — наша

 Новая власть все начинала с нуля: не было специалистов, транспорта,
обмундирования. В 1923—1924 годах расходы на содержание милиции равнялись 15
процентам от дореволюционных. Зарплата инспектора угро составляла 22,5 руб., при
этом средняя зарплата служащего в промышленности была 78,2 руб. Шинелями
сотрудники милиции и УР были обеспечены на 58,8%, сапогами — на 74,4%, брюками и
гимнастерками на 65,5%. Сотрудники милиции очень часто были малограмотные,
малоопытные в деле, не умели вести делопроизводство. Даже командный состав более
чем наполовину был безграмотным, поэтому образованного молодого человека Аркадия
Барутчева сразу оценило начальство. Осваивать новую профессию приходилось на
ходу, но природный ум, наблюдательность, смекалка, личная храбрость, стремление
служить отлично делали свое дело.

Обстановка была очень тяжелой. Шел вал преступлений. Газета «Кузбасс» от 2
декабря 1927 года писала: «...За последнее время преступники обнаглели до такой
степени, что расклеили на столбах обьявления: «До восьми часов шуба ваша, после
восьми — наша». Нахождение трупов на окраине — обычное явление». Бандиты всех
мастей терроризировали население, убивали активистов, отнимали последнее.

 Немногочисленные кадры розыска Сибири расследовали огромное количество
уголовных дел (только во второй половине 1924 года — 16,8 тыс.) и нередко
сталкивались с очень опасными рецидивистами. В 1921 году Омский губрозыск
ликвидировал 75 бандитских шаек и объединений уголовников численностью до 500
человек. В числе арестованных оказался король сибирских преступников Кучеров и
его банда. Совместной работой оперативников УР и чекистов Новониколаевской,
Алтайской и Томской губерний была изобличена крупная банда Мавлютова,
совершившая в 1921—1923 гг. множество краж, вооруженных ограблений, убийств и т.
д. Суд подверг наказанию 37 бандитов, приговорив 9 из них к расстрелу. В 1925
году Новониколаевский губрозыск раскрыл крупную банду, главарем которой был
рецидивист С.Вевренюк. В ее состав входило свыше 50 бандитов. Эта банда в
пределах Новониколаевской, Томской, Алтайской и Семипалатинской (Казахстан)
губерний совершила большое количество краж лошадей и крупного рогатого скота.
Помимо этого за бандитами тянулся шлейф разбойных нападений на деревенские
потребительские общества и на отдельных граждан. В октябре 1925 года Сибирь на
три месяца была объявлена неблагополучной по бандитизму. УР и ОГПУ за это время
ликвидировали 23 банды, которые объединяли 529 человек. Аркадий Барутчев успешно
провел операцию по ликвидации банды Огнева в Кузбассе. Завербованный агент в
подходящий момент застрелил главаря банды. За эту и другие операции Аркадий был
награжден орденом Боевого Красного Знамени.

 Дело начальника

 Но служба Барутчева была не совсем гладкой. Может быть, ему ставили в
вину не рабоче-крестьянское происхождение, но стали возникать разногласия с
начальством. Под предлогом того, что Барутчев якобы употребил пиво, его пытались
исключить (тогда говорили — вычистить) из рядов УР. Аркадий был вынужден
поменять место службы, переехав на Анжеро-Судженские копи.

Неприятности на этом не кончились. Случилось так, что был найден обгоревший
труп девушки. Оказалось, таким образом начальник ОГПУ избавился от любовницы.
Аркадий расследовал это дело, но хода ему не дали. Опять Барутчев вынужден был
поменять место службы, перейдя в угро Кузнецкого районного управления милиции.
Но сюда по иронии судьбы был переведен на службу подозреваемый в убийстве
девушки начальник ОГПУ. И как следствие — Аркадия пытались уволить по сокращению
штатов. Сохранился машинописный рапорт Барутчева от 30.09.1925 года на имя
начальника 2-го отдела Томского угрозыска, где он все это описывает и спрашивает
в конце: «...Излагая вышеуказанное прошу поставить меня в известность имею ли я
право продолжать работу в Угрозыске, каковой я интересуюсь, и втянут в нее
продолжительностью службы. И в положительном результате прошу принять в веренное
Вам подразделение Угрозыска» (орфография и пунктуация сохранены). На фотографии,
датированной 1927 годом, Аркадий Барутчев снят среди сотрудников уголовного
розыска Щегловского районного управления милиции, территориально относившегося к
Томской губернии.

В 1929 году Аркадий Львович Барутчев прибыл в Иркутск. В свое время легенда
иркутской милиции Михаил Николаевич Фомин вспоминал: «Уже второй год я работал в
уголовном розыске, когда появился новичок лет двадцати пяти. О нем никто ничего
не знал, но поняли, что человек необычный: сразу назначили на должность
начальника отдела. Пошли разговоры, что он приехал специально на ликвидацию
неуловимого Григория Кочкина...»

Окончание в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  36 304
Загрузка...