За уходящим льдом Байкала

Субъективные заметки о десятидневном круизе по озеру, участники которого добрались до самого северного лежбища байкальской нерпы в бухте Аяя

Продолжение. Начало в № 23

Экспедиция приближалась к месту своей второй ночевки — мысу Заворотному, но
даже малейших признаков льда на море не было видно. Бывалые путешественники
успокаивали, что байкальские айсберги наверняка удастся настичь где-нибудь в
районе Чивыркуйского залива — именно здесь два года назад теплоходы уперлись в
ледяное поле, усыпанное кочующей нерпой. В прошлом году невероятно большие, даже
для Байкала, айсберги дрейфовали вокруг Ушканьих островов. Новичкам, в число
которых попадал и автор этого отчета, оставалось верить коллегам на слово и
надеяться на лучшее.

 Бухту Заворотную капитаны считают одним из самых безопасных мест на
Байкале. Говорят, что она образовалась в результате подъема уровня озера после
строительства Иркутской ГЭС, а затем была углублена драгой с таким расчетом,
чтобы отсюда могли уходить в море груженые баржи. На ближайшей сопке геологи
открыли уникальное месторождение микрокварцита — абразивного материала, по
отдельным параметрам превосходящего алмазную пасту. Сорок лет назад бывший трест
«Байкалкварцсамоцветы» основал здесь геологический поселок, к карьеру проложили
дорогу, которая по крутизне может запросто соперничать с американскими горками.
Если учесть, что по трассе курсировали груженные камнем «Уралы», то их водителям
надо было при жизни ставить памятники. Абразив грузили на баржи, уходившие затем
в Северобайкальск. Страшно даже представить, сколько техники было угроблено на
этих склонах, если сегодня даже модернизированный уазик берет высоту лишь в два
приема с длительной остановкой.

Как и большинство уникальных месторождений Союза, Заворотный хватил паралич в
90-х. Надо полагать, что весь мир переключился на похожий рудник, расположенный
в Канаде.

Вместо памятника первооткрывателям берег и склон украшают бетонные блоки и
отслужившие свой короткий век железяки. Подпорченный выработками пейзаж
скрашивают заросли рододендрона, упорно именуемого в народе багульником.
Впрочем, все тот же Александр Леснянский отыскал в лесу некую композицию, или,
как теперь принято говорить, арт-объект, которому тут же придумал название —
«Завязал». Из стеклянной тары некто выложил знак, похожий на запрещающий
дорожный, только в данном случае перечеркнута бутылка.

Жизнь хвостатого Мавра

На мысе Елохин — крайней северной точке Байкало-Ленского заповедника —
корабли встретил... черный кот. Упитанная животинка, до этого лежавшая на теплых
камнях, встрепенулась, а едва трапы уперлись в берег — кинулась встречать
гостей. Кот терся о ноги, благо их было предостаточно, позволял себя гладить.

Инспектор заповедника Владимир Леонидович Владимиров рассказал, что кота
кличут Мавром и он здесь уже девять лет; между прочим, поучаствовал в добыче
трех соболей. Хозяин кордона пояснил: если кот валяется на прибрежной гальке —
быть ветру. Пассажиры теплоходов выдвинули свою версию поведения кота: ждет, что
однажды с корабля сойдет кошка...

Вновь прибывшие, как заколдованные, первым делом идут снимать череп медведя,
прибитый к прибрежной лиственнице. Зверь в свое время повадился шастать вокруг
строений и, почувствовав себя здесь главным, буквально не давал людям проходу.
Подобное соседство небезопасно, поэтому пришлось пристрелить нахала: не может
быть на кордоне двух хозяев.

То, за чем шла экспедиция, обнаружилось в восьми километрах от кордона. Речка
так и называется — Ледяная. Небольшой участок скалистого берега скован
белоснежным панцирем, рядом бурлит водопад, норовя порезать лед и унести в
Байкал. Красота! Но участники похода ждали настоящей встречи с большим льдом,
поэтому фотосессия около Ледяной получилась дежурной, скорее для отчета.

Аяя, какая красота!

Переход до бухты Аяя получился самым продолжительным. Как и в большинстве
случаев, относительно названия бухты существует несколько версий. Нам показались
наиболее симпатичными две. Первая: в вольном переводе с эвенкийского «ая» —
красивая, и это правда. Вторая версия более прозаична. Несколько веков назад
кто-то из первооткрывателей, добравшись до залива, воскликнул: «Ай-я-я, какая
красота!» И в это тоже охотно верится. Самое время пояснить, что в Ольхонском
районе тоже есть бухта с похожим названием — Ая, но то место славится еще
огромной пещерой. Впрочем, это другая история. Кстати, во время одного из
походов из-за мелководья в бухте Аяя суда не могли причалить вплотную к берегу,
людей на сушу доставляли лодками. На этот раз все обошлось. Едва
пришвартовались, кто-то из пассажиров по-детски восторженно закричал: «Нерпа!
Еще одна!» Головы животных, издали похожие на семечки, появлялись из воды то в
одном месте, то в другом. В бухте Аяя находится самое северное лежбище нерпы на
Байкале. Сюда ластоногие приходят со льдом и остаются до окончательной линьки,
процесс которой ускоряют прибрежные камни. До самого заката тюлени высоко
высовывались из воды, пытаясь разгадать замыслы нежданных гостей. Последние
походили на детей в зоопарке: кричали, показывали пальцем — в общем, радовались
как могли. Погода и ужин на палубе способствовали веселью.

Градус восторженности несколько снизился после обнаружения на берегу больших
и маленьких медвежьих следов. Самка с детенышем совсем недавно выходила
кормиться ручейником, которого здесь тьма-тьмущая. Ручейник является основным
видом белковой пищи для косолапого весной, и это следует помнить, находясь в
тайге у водоемов. А еще медведь активно ворочает на мелководье камни, под
которыми зреет икра байкальских бычков. Не исключено, что в тот момент, когда
туристы разглядывали и снимали следы на песке, зверь наблюдал за этим спектаклем
из зарослей стланика.

Фролиха: там, где водится даватчан

За исключением двух-трех человек, путешественники настроились на утренний
поход к озеру Фролиха, оно расположено в восьми километрах от Аяи. Гиды
попросили участников перехода не сходить с тропы без самой крайней нужды,
погромче разговаривать, петь, кричать (даже нецензурно) — и все это ради того,
чтобы медведь не вздумал приближаться к людям. Огнестрельным оружием туристы не
располагали, в арсенале имелся лишь баллончик с перцовой начинкой, метко
прозванный медведетушителем.

 Но опасность все равно подстерегала туристов на каждом шагу — теперь в
виде клещей: их, в отличие от косолапого, не смущали вопли пришельцев. Известно,
что паразиты боятся муравьев, поэтому, перед тем как ступить на тропу, желающие
клали руки на муравейник, а спустя 20—30 секунд растирали руки, обтирали
муравьиной кислотой лицо и одежду. В старину охотники, за неимением специальных
химических средств (как показала практика, их эффективность чуть выше нуля), на
сутки укладывали одежду на муравейник, потом их встряхивали и спокойно бродили
по тайге двое-трое суток. Сложно сказать, на сколько процентов в нашем случае
сработал старинный метод плюс химобработка. Первой жертвой стал телеоператор
Павел, паразита из его руки выкручивали прямо на тропе. Особо «удачливые» сняли
с одежды по нескольку штук за два с половиной часа ходьбы до озера.

 Заблудиться на пути к Фролихе невероятно сложно: тропа оборудована
почти на всем протяжении, стволы деревьев помечены краской. Гуляй не хочу, если
бы не медведи... С ними лишний раз ассоциировались так называемые ведьмины косы
— вид лишайника, паразитирующий на ветках деревьев, издали очень похожий на
шерсть животного.

Территориально Фролиха и прилегающие леса входят в одноименный заказник,
пребывание строго регламентировано, но самое главное — запрещена ловля рыбы. А
мы так мечтали посмотреть, а в идеале и отведать хвостатую легенду — красную
рыбу даватчан, подвид арктического гольца. Окончательно рыболовный азарт сбили
блесны, пришпиленные к сосне, сачки и табличка: «Имущество, временно изъятое у
туристов». Пришлось ограничиться съемкой пейзажей. По возвращении с озера после
короткого сна в бухте Аяя прошла массовая фотосессия нерпы: ластоногие, не
подозревая того, позировали десяткам камер. Периодически вся колония как по
команде устремлялась в воду, спустя какое-то время возвращалась на камни, а мы
все это время терпеливо ждали, затаившись в траве между камнями, забыв про
медведей и клещей.

Окончание следует.

Метки:
baikalpress_id:  36 302