За уходящим льдом Байкала

Субъективные заметки о десятидневном круизе по озеру, участники которого добрались до самого северного лежбища байкальской нерпы в бухте Аяя

На протяжении семи лет экспедиция за уходящим льдом, организованная компанией «Байкальская виза», является самым масштабным туристическим проектом. Как правило, в последние дни уходящей весны караван из трех теплоходов берет курс на Север, пытаясь догнать льды, уходящие туда и попутно исчезающие в воде. Смена времен года — одно из интереснейших состояний Байкала. Природа вокруг просыпается, на берег подкрепиться ручейником выходят медведи. Несмотря на ослепляющее солнце, от которого лицо и руки загорают мгновенно, туристы надевают ветровки и даже пуховики. Вечером иная бухта может быть абсолютно чистой, а к утру сюда натолкает столько льда, что впору вызывать ледокол. Отчасти поэтому маршруты никогда не повторяются, заранее известен лишь примерный план экспедиции. В этом ее прелесть, недаром среди экспедиционеров есть настоящие ветераны, которые помнят походы 2006—2007 годов и не спешат говорить: «Довольно, я уже все посмотрел на Байкале». Потому что это невозможно по определению.

Вообще-то капитаны не очень жалуют понедельники, хотя именно в этот день, а
точнее 28 мая, в МРС «Татьяна», «Сибиряк» и «Шаман» отдали швартовы, взяв курс к
мысу Зундук, где предстояло провести первую походную ночь.

 Основания для нелюбви к понедельникам во время первого перехода,
впрочем как и во время последующих, выяснить так и не удалось. Капитаны в один
голос говорили — мол, так повелось, значит, есть определенные причины. Впрочем,
и экспедиционеры — люди разного возраста и профессий, — как выяснилось,
недолюбливают первый день недели, а некоторые жаловались даже на воскресные дни,
отравленные мыслью о походе на работу.

Первым делом матерые байкальские путешественники учат молодежь бурханить. От
древнейшего ритуала в первую очередь зависит погода и, что самое важное, примет
ли компанию Байкал. Необъяснимых совпадений слишком много, поэтому лучше
соблюдать традиции. Маленькая просьба: не ставьте знака равенства между
задабриванием духов и беспробудным пьянством. Главное в этом деле, чтобы помыслы
были чисты, а пожелания — искренни. Представителей прессы просят на всякий
случай после похода не путать заливы Чертугеевский, который находится в
микрорайоне Солнечном в Иркутске, и Чивыркуйский. Что поделаешь, издержки
профессии. Ошибку врача, милиционера, чиновника порою и в суде невозможно
доказать, а тут — вот она: читай, смотри и наслаждайся, делай выводы...

 Малое море провожает холодным, порывистым ветром и косыми сетями
нависших над островами туч, ежеминутно меняющих свое положение. Спустя несколько
часов хорошей погодой нас встречает Зундук. Этот мыс среди сотни других ничем
особо не отличается, разве что здесь удобно швартоваться. А еще тут произрастает
удивительное растение-эндемик (значит, не сыщете его во всем мире), реликт
доледникового периода, который так и называется — копеечник зундукский. Красивый
аленький цветочек с резными листьями украшает весь берег, впитывая последние
лучи уходящего солнца. Вечер у костра. Люди, обладающие слухом и голосом, берут
гитару; не имеющие ни того ни другого просто слушают, поддерживая огонь, и всем
хорошо...

Утром — первая фотосессия. Идем к Рытому. Столько страшилок было рассказано
про этот мыс, что и не сосчитать. Веками женщинам доступ был сюда категорически
запрещен, а мужики ступали босиком. Капитаны бдят, чтобы туристы не брали с
берега камни, не рвали цветы: быть беде.

Если в старину корова или лошадь забредала в ущелье, за нею никто туда не
ходил. В глубине ущелья течет небольшая речушка Рита, а сам мыс изрыт
пересохшими руслами ручьев, внезапно возникающих во время ливня. Говорят, здесь
повышенный радиационный фон, а в грозу в одно и то же место бьют молнии. Среди
участников экспедиции были те, кто раньше тут видел тарелки, таинственный свет.

На это раз никто ничего не видел, хотя с моей техникой начало твориться
черт-те что. Вначале отказал накопитель, объемом в терабайт. Его специально
купил для экспедиции, опробовал в Иркутске и еще на мысе Зундук сбрасывал файлы.
Папки, записанные до этого, сохранились, а новые выдавали сплошной брак. После
безуспешных попыток пристроить в архив отснятый материал было решено отвлечься
от мистики, просто посмотрев фильм на нетбуке. Но не тут-то было.
Воспроизведение было раза в три-четыре медленнее, чем обычно. Может, совпадение,
а может и нет. Капитан на полном серьезе попросил побурханить, тем более нужна
хорошая погода. Много позднее опытные путешественники поделились верным способом
отделаться от мистики. По их мнению, после посещения Рытого на берегу необходимо
оставить... стельки. При детальном изучении метод не выдерживает критики. Какие
стельки, если раньше по мысу ходили босиком? Хотя на тот момент многие из нас, в
том числе автор этих строк, были готовы пожертвовать многим, даже стельками,
жаль, что не знали про этот прием раньше.

Уже на корабле один из участников экспедиции, известный фотограф и блогер
Александр Леснянский рассказал, что не верит в мистику, поэтому два года назад в
доказательство утащил с мыса камень, который хранит дома — и ничего ни с кем не
произошло. Что тут сказать — бывает, наверное, и такое.

Продолжение следует.

Загрузка...