Северный привоз

Лучшим собранием охотничьих трофеев названа коллекция из Казачинско-Ленского района

Юбилейная, десятая по счету, выставка «Охота. Рыболовство. Отдых» состоялась на прошлой неделе в иркутском Сибэкспоцентре. За четыре дня работы, по сообщению организаторов, ее посетило более 15 тысяч человек. Как всегда, наряду со стендами, где шла бойкая торговля последними новинками всякого рода спецснаряжения, особой популярностью пользовались экспозиции, на которых были представлены охотничьи трофеи — черепа, чучела, рога, шкуры...

Дела трофейные

Настоящим триумфатором нынешней ярмарки, несомненно, стал председатель
Казачинско-Ленского общества охотников и рыболовов Павел Мельников. Его
великолепная коллекция трофеев, которую, не считаясь с затратами, он вез в
областной центр на фургоне многие сотни километров по очень непростой дороге
(через Ковыкту), в итоге признана лучшей на выставке. Кроме того, на север
Иркутской области отправилась и целая кипа дипломов, подтверждающих уникальность
отдельных экспонатов данного собрания. В одной только номинации «Черепа бурого
медведя» Павел Александрович взял сразу 8 наград высшей пробы, а всего его
охотничьи раритеты были удостоены 25 медалей, из которых 16 — золотые.

Впрочем, черепа, рога, шкуры, клыки — все это представляло интерес в основном
для специалистов. Взор обычных посетителей у стойки из Казачки притягивали
многочисленные чучела животных. «Как живые!» — восклицали ценители
таксидермического искусства. А некоторые детишки старались держаться подальше от
«агрессивно настроенной» росомахи и с некоторой опаской смотрели на устрашающий
оскал гигантского волка.

— Это, кстати, совсем свежие экземпляры в коллекции, — показывает на животных
Павел Мельников. — Росомаха в начале этого года угодила в волчий капкан, что в
принципе достаточно редкое явление. С волком же и вовсе вышла занимательная
история. Долгое время в наших краях орудовала волчья бригада из трех особей.
Сколько они изюбрей и лосей загубили — мы со счету сбились. Причем по следам и
повадкам было видно, что руководит данным сообществом матерый бригадир. Один раз
кто-то из этой троицы попал в петлю, однако сумел выбраться — для этого ему
пришлось перегрызть довольно толстый ствол дерева. Вообще, волка просто так не
возьмешь — за жизнь он бьется до последней возможности. Стальной трос толщиной
до 3 миллиметров может порвать, а бывали случаи, когда для вызволения из западни
зверь отгрызал себе лапу.

Наши усилия по ликвидации зубастой банды в итоге принесли свои плоды — вожак
попал в капкан. Зверюга оказался просто нереальных размеров — килограммов на
80—90, притом что средний волк весит в пределах 30. Ох и заставил же он нас
потрудиться — и уже после того как попался. Дело в том, что место, где он нашел
свой последний приют, было затоплено, причем вода снова подмерзла, и нам
пришлось его буквально вырубать из ледового плена. С обычной особью столько
возиться — много чести, но здесь другой случай. Ну не мог я оставить в лесу
такой трофей! В итоге полностью вытащить этого гиганта так и не смогли — только
верхнюю половину. Смотрелся он тогда, конечно, не столь презентабельно, но после
мастерской работы питерских таксидермистов стал настоящим украшением
коллекции... Кстати, после гибели вожака его подельники сильно не
безобразничали.

А вот, между прочим, наш третий новичок — чучело барсука. Здесь история
грустная получилась. Прибегают где-то в феврале ко мне ребята и говорят: «Павел
Александрович, вы не поверите, кого мы сейчас выловили — барсука...» Я,
естественно, воспринял это как шутку — зверь в это время года спит без задних
ног, и его пушкой не разбудишь. Увы, все оказалось правдой. Приволокли мне
такого еле живого, полусонного товарища, при этом очень злобного. Причиной его
внепланового пробуждения, предполагаю, стали взрывы — военные у нас уже не
первый год утилизируют старые боеприпасы. Жил он у меня некоторое время в
клетке, нервируя мою собаку, которая как раз в то время ощенилась. Отпускать его
было нельзя — все равно не выжил бы. Ну а потом барсучок мой объявил голодовку и
тихо скончался, не дожив до весны. Пришлось увековечить его память...

Сохранить историю

Во время всех своих походов и поездок Павел Александрович не расстается с
фотоаппаратом. На иркутской выставке он развлекал посетителей экспозиции
уникальнейшими фотокадрами и короткими видеороликами. Ну где еще, скажите,
городской житель может услышать настоящий крик изюбря или познакомиться с
повадками соболя: оказывается, этот кажущийся таким милым зверек — опаснейший,
злобный хищник, постоянно гавкающий и норовящий покусать того, кто приближается
к его клетке. Позабавил присутствующих и небольшой клип о том, как на
50-градусном морозе северным охотникам приходится отогревать средство
передвижения. — Аккумуляторы на костре греем, а свой автомобиль я уже закоптил
настолько, что он внутри похож на юрту тунгусов, — смеется Павел Мельников.

Меж тем фото- и видеотехника охотнику нужна не только забавы ради. С ее
помощью он пытается сохранить историю родного края — особенно то, что касается
местного охотничьего и рыболовного промысла. Документы, старые фотографии,
древние орудия и амуниция — все это, наряду с богатейшей таксидермической
коллекцией, по задумке Павла Мельникова в будущем должно украсить экспозицию
Музея охотничьего промысла Казачинско-Ленского района.

— Есть такая мечта, — вздыхает Павел Александрович. — К сожалению, скудные
финансовые возможности не позволяют ее быстро реализовать. Сейчас вот приобрел
подходящее здание для музея, однако средств на ремонт пока нет. Ищем... Кстати,
один экспонат, сделанный руками Павла Мельникова и его товарищей, все же
добрался до музейных стендов. В Москве в Российском музее охоты и рыболовства
выставлен макет берестяной лодки — заказ на него охотники с Севера получили три
с лишним года назад...

— Сотрудники музея обращались ко многим специалистам, — вспоминает Павел
Александрович. — Но никто не брался — очень уж хлопотное дело, да и технология
изготовления давно утеряна. Мы решили попробовать. Первым делом я прозвонил
знакомых охотоведов — в Красноярском крае, на Чукотке, в Томской, Омской и
Тамбовской областях. Собирал информацию буквально по крупицам. Раствор для
вымачивания коры мы сами методом проб и ошибок составляли. Непростая, я вам
скажу, была работа, но интересная, творческая... Осенью 2011 года Павел
Мельников в составе делегации Иркутской области побывал в Первопрестольной на
XIII съезде ассоциации «Росохотрыболовсоюз». Естественно, заглянул в гости к
своему детищу. Стоит, родимая, радует всех своей красотой.

Метки:
baikalpress_id:  36 276
Загрузка...