Иркутский завод радиоприемников

Завод, основанный в 1945 году как автосборочный, через 7 лет, в 1952-м, перепрофилировали, и предприятие стало выпускать технику радиоуправления для армии и радиоаппаратуру для населения. Известные марки радиоприемников и радиол «Рекорд» и «Илга» стояли почти в каждом доме. На заводе, по разным данным, работали от 8 тыс. до 14 тыс. человек. Хорошая зарплата, строительство домов для сотрудников, сеть столовых на территории, большая поликлиника, типография, оранжерея, две библиотеки, музей, учебный комбинат, клуб, пожарная служба, свой автопарк — все это говорит о масштабах производства. В 1991 году, с началом перестройки, завод стал приходить в упадок. Попытки реанимировать предприятие (ремонт бронемашин, танков, выпуск хозтоваров для населения) оказались безуспешными. В 2007 году на территории завода появился рынок, в 2008-м — торгово-развлекательный комплекс. Некогда огромное производство осталось только в памяти иркутян, работавших на нем. Теперь завод входит в список уничтоженных наиболее крупных и высокотехнологичных предприятий России.

От автомобилей — к радио

Во время Великой Отечественной войны в Иркутске в предместье Марата находился
авторемонтный завод. На нем восстанавливали разбитые военные грузовики, которые
привозили прямо с фронта — без моторов, кабин, мостов. За месяц здесь возвращали
к жизни до шести полуторок ГАЗ-АА и до двадцати ЗИСов. Мастерство работников
Иркутского авторемонтного завода очень ценилось. В 1945 году вышло постановление
Государственного комитета обороны о строительстве в Иркутске автосборочного
завода.

Вспоминает Рэм Михайлович Манн, отдавший заводу полвека, из них 24 года он
проработал в должности главного инженера предприятия: «Сразу после того
постановления руководители ремзавода приступили к поискам места под новое
предприятие. Директор Александр Ежевский лично присмотрел возле поселка
Мельниково большое колхозное поле, где выращивали капусту и картошку. Подъехал к
нему, сорвал капустный кочан, отбросил в сторону и сказал дословно так: «Быть
здесь заводу».

Пока начиналось строительство новых корпусов, в Марата уже приступили к
сборке новых машин. Иркутянам присылали по ленд-лизу «Студебеккеры» в упаковках.
Первый «американец» нашей сборки выехал за заводские ворота 21 июня 1945 года.
Эта дата и стала днем рождения Иркутского автосборочного завода.

К концу лета 1945 года в районе поселка Мельниково были залиты первые ленты
фундаментов под настоящий большой автозавод. На следующий год работы
развернулись вовсю: обозначились стены главного сборочного корпуса, приступили к
возведению деревообрабатывающего и литейного цехов, кузницы, котельной. Выпуск
автомобилей в предместье Марата свернули в 1948 году. Всего за эти годы
автозаводские мастера успели собрать 755 «Студебеккеров», 550 «Шевроле» и 14
«Фордов». Автосборочный завод переехал в новые высотные корпуса. К моменту
переезда главный сборочный корпус еще не имел даже крыши, не было здания
заводоуправления — а на носу зима. Но размах стройки говорил о том, что
сборочное предприятие — это только первый этап, заводу прочили будущее
полнокровного автопроизводства. Коллектив предприятия к тому времени составлял
уже 800 человек. Вскоре людям поставили очередную задачу: освоить не только
работу на настоящем автомобильном конвейере, но и подготовиться к производству
новой современной модели советского грузовика — ГАЗ-51.

И в 1950 году Иркутский автозавод начал серийную сборку автомобилей ГАЗ-51.
Из Горького в Иркутск в контейнерах и на железнодорожных платформах приходили
различные части машины — рамы, задние, передние мосты, двигатели. К ним в цехе №
3 нашего автозавода строили кузова и кабины. Производство развивалось быстро: в
первый год иркутяне собрали почти две тысячи ГАЗ-51, а уже на следующий год
завод вышел на проектную мощность — 50 автомобилей в сутки. А в 1952 году вышло
постановление Государственного комитета обороны о перепрофилировании Иркутского
автозавода. Причины такого решения называют две: полностью восстановился
Горьковский автозавод, и стране, по официальной версии, были необходимы
радиоприемники. На самом деле в первую очередь армия нуждалась в радиостанциях.
Недавно построенный завод начали ломать. Огромные конвейеры выносили и
отправляли на металлолом. А на этом месте начали осваивать производство больших
радиостанций на колесной базе — на ЗИЛах, на ГАЗах, на бронетранспортерах,
выпускали до 50 радиостанций в месяц. Но кузова для радиостанций, к примеру, на
базе ГАЗ-51 делали уже в Ангарской ИТК-6.

О человеческом отношении к людям

Поскольку Иркутский завод радиоприемников был предприятием военным, режимным,
закамуфлированным под мирное производство радиол для народа, то на работу
принимали только после многочисленных проверок. К кадрам относились очень
серьезно. Не брали тех, кто откровенно много пил, и «неблагонадежных». Возможно,
именно благодаря проверкам и подобрался многотысячный коллектив, о котором
бывшие работники вспоминают с теплотой, выражаясь так: «надежные товарищи»,
«можно положиться», «никогда не подведет», «всегда поможет». Руководство завода
придерживалось такой позиции: мы всегда поможем, но и вы нас не подведите.
Отстающих в коллективе воспитывали, подгоняли до общей высокой планки. Но и
спрашивали с работников строго, дисциплина была железная. По воспоминаниям
Галины Константиновны Жук, работавшей в цехе № 11 (гальваническом), за одну
минуту опоздания приходилось писать объяснительную.

О количестве людей, трудившихся на заводе, сведения разные — от 8 тыс. до 14
тыс. Точную цифру никто никогда не озвучивал — это секретная информация.
Возможно, такой разброс цифр связан с тем, что у завода были филиалы в нашей
области и одни считали примерное количество сотрудников с ними, другие — без
них.

Столовая в стиле хай-тек

Работать на Иркутском заводе радиоприемников считалось престижным: хорошая
заработная плата, возможность получить квартиру от предприятия (а позже и
расширить жилплощадь), своя поликлиника на территории, отличная библиотека,
несколько столовых, буфетов и ларьков, заботливый профком, заводские детские
лагеря, зимняя и летняя базы отдыха.

Отдельно хотелось бы рассказать о питании рабочих. Что уж говорить, еда —
важная часть жизни каждого человека в любые времена. Из воспоминаний Галины
Константиновны Жук: «Можно сказать, что внутри завода был свой завод
общественного питания. Как хорошо, разнообразно и вкусно кормили в столовых! На
раздаче всегда был огромный выбор блюд. На первое нам предлагали супы: молочный,
харчо, с курицей, борщ, щи, рассольник, уха, пельмени. На второе — котлеты,
биточки, зразы, тефтели, гуляш, рагу, оладьи из печени, разные поджарки, курица,
рыба (в тесте, паровая, жареная). Постоянно в изобилии были разные салаты,
закуски, в том числе и тертая морковь, запеченные яблоки, сметана, сливки. Из
напитков — кисели, компоты, разные соки. На раздаче всегда было нарезанное
маленькими кусочками сливочное масло и много разной выпечки. Иногда работникам
бесплатно предлагали отвары разных лекарственных трав. В перестройку появились
рыбные дни — по вторникам и четвергам, но и кроме рыбы питание оставалось
разнообразным. В многочисленных ларьках и буфетах свободно можно было купить
некоторые продукты для дома и даже шампанское, а также заказать торт или
пирожное на праздник. Рабочих, которые трудились на вредном производстве,
кормили бесплатными обедами и давали каждый день пол-литра молока. А тем, у кого
были определенные заболевания, по рекомендации врачей выдавали бесплатные талоны
на завтрак и обед в диетическую столовую. Пообедать можно было всего за один
рубль».

Вспоминает Мария Александровна Филатова, корреспондент заводской многотиражки
«За новую технику»: «Когда у нас открылся новый комбинат питания, для украшения
и отделки столовой приглашали иркутских художников и стелодувов. Интерьер
получился в стиле хай-тек, со стеклянными шарами, — и это в советские времена.
Кормили действительно вкусно. Мне на обед хватало всего 40 копеек».

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  36 292