Мыс отчаяния

Работники санатория «Зеленый мыс», более 30 лет живущие на территории некогда популярной иркутской здравницы, не нужны новым хозяевам

Жители рабочего поселка приватизировали свои скромные неблагоустроенные квартирки, но оформить право на землю, на которой стоят дома, им никак не удается. Слишком уж место привлекательное с точки зрения купли-продажи — 28-й километр Байкальского тракта, самый берег Ангары, хвойный бор и чистый воздух. А тут, среди такой красоты, эти бывшие санаторские капитализму мешают...

С видом на развалины

Хотя и живут они в бору у реки, самим местным любоваться все больше
приходится не красотой — развалинами санатория. «Зеленый мыс» — знаменитая
лечебница, построенная в 1960-х Сосновгеологией, с 2008 года превращается в
руины. В негодность пришли корпуса большие и малые — стоят с битыми стеклами и
вырезанными батареями. Только вывески напоминают о былом благополучии: клуб,
столовая, медпункт, баня, массажный кабинет и зал для ЛФК, библиотека. За
облупившимися фасадами — вспоротые кровати и подушки с выпущенным пухом, ржавые
раковины, набухшие от сырости, заплесневевшие книги, поломанные лыжи; повсюду
грязь и разорение...

Идем к причалу, переступаем поваленные деревья, путаемся в цепких ветках:
после урагана убирать мусор некому. — А раньше мы за каждой травиночкой следили,
— рассказывает Вера Васильевна Морозова, много лет начальник отдела кадров и
бухгалтер санатория. — А теперь... — устало машет рукой женщина. — Люди-то
никому не нужны...

Пирс, где находилась большая лодочная станция и штатный лодочник выдавал
отдыхающим водный транспорт, давно опустел. — На причал не наступайте, —
предупреждают мои провожатые, — опасно, провалитесь — доски совсем гнилые.

Глядя под ноги, женщины сокрушаются: очередную плитку из еще сохранившейся
бетонной дорожки выдернули дикие туристы. «Ведь просили: не трогайте, пожалейте!
Так нет же — не слушают», — говорят бывшие санаторные работники. Сколько ни
закрывают ворота на территорию, в надежде уберечь то, что осталось, от полного
разграбления, чуть потеплеет — иркутяне и соседние дачники взламывают запоры и
валом валят на берег. Идут пешком, едут на автомобилях: мусорят, костры жгут,
того и гляди пожар устроят — совсем недолго до большой беды. А ведь своей
пожарной машины под рукой нет — продали, как и трактор, который чистил дорогу,
дизель... Хорошего от непрошеных гостей не ждут. Прошлым летом, к примеру,
появилась какая-то секта — фигуры в белых балахонах бродили вдоль Ангары,
ритуалы проводили. Порой крутятся личности криминального происхождения —
страшно. Так и живут в «Зеленом мысе»: вспоминая то, что было, и оплакивая то,
что есть.

— Слез не хватает смотреть на это, — говорит Раиса Викторовна Кичко, бывшая
заведующая столовой. — Ой, уж наплакались-то. А что делать — идти нам некуда. В
санатории мы начали работать в 19—20-летнем возрасте — совсем девчонками. Здесь
наши дома. — А я даже во время отпуска отсюда не уезжала: места красивые, ехать
куда-то нет нужды, — грустно улыбается другой старожил здравницы, Роза Борисовна
Ефимова.

Курс на банкротство

«Зеленый мыс» держался до 2008-го — была работа. Даже сумел выстоять в лихие
90-е, когда Сосновгеология, сама с трудом встававшая на рыночные рельсы,
отказалась от своего санатория. Чтобы сохранить «Зеленый мыс», не раз меняли
юридический статус, государство выделяло деньги для отдыха и лечения детей,
ветеранов. Зарабатывали и свою копеечку: иркутяне в выходные дни с удовольствием
приезжали на загородную базу, чтобы отдохнуть на свежем воздухе: недалеко и
недорого. В общем, сводили концы с концами. Гром грянул, когда премьер-министр
Касьянов своим указом разрешил продавать подобные лечебно-оздоровительные
учреждения и «Зеленый мыс» оказался в частных руках.

У новых хозяев, предполагают женщины, не было никакого интереса держать
профилакторий и думать о тех, кто десятки лет в нем проработал и жил на этой
территории. Главное для богатых людей — лакомый кусок у воды.

— Новый управляющий сразу начал распродавать имущество, — вспоминают жители
«Зеленого мыса». — Закрыли лодочную станцию, роскошную баню, бильярдную. В
общем, все, что могло так или иначе привлекать к нам отдыхающих, от этого
избавлялись в первую очередь.

Без удобств на улице

Рабочий поселок «Зеленый мыс», 56 человек по прописке, в основном
женщины-пенсионерки — бывшие работники санатория: кадры, столовая, медсестры,
бухгалтер, мужчина-электрик. Деревянные домики на двух хозяев для них построили
еще при советской власти — Сосновгеология. Новоселье сыграли в 1979 году,
благоустройства и тогда не хватало, сейчас его нету вовсе.

С 2008 года они живут как отшельники — 8 километров от основной трассы, куда
транспорту хода нет, без магазина и аптеки. Что случись — скорая и та не
доберется. Двух школьников-младшеклассников и восьмиклассницу на учебу в
Пивовариху, правда, возит микроавтобус. Зимой, когда дорогу совсем заметет,
«Газель» останавливается у дач по соседству — до них километра полтора дети
шагают пешком, по сугробам и обратно. Продукты, необходимые вещи купить,
лекарства — все становится проблемой. Выбираясь в город, кое-как, своим ходом и
на перекладных возвращаются с огромными баулами.

— Мало того, что все руки оттянешь, — говорит Роза Борисовна, — так голосуешь
на трассе, никто не берет — кто меня, бабушку-пенсионерку, возьмет с моей
тележкой?

— Ребенку в школе говорят: завтра принести пластилин, — объясняет мама
первоклассника Данилы Кичко. — А где мы его найдем? Купить негде! А впрок всем
не запасешься.

Быт местных жителей можно было бы назвать привычным, деревенским: хлипкие
одноэтажные домишки без ванной и туалета, удобства на улице — кого этим удивишь?
Сотни тысяч россиян живут в подобных условиях. Но в том-то и дело, что свои
удобства санаторщики даже на улицу вынести не могут — работникам «Зеленого мыса»
принадлежат только дома: стены да крыша. На земле, что за окном, нельзя ни
туалет построить, ни баньку соорудить, ни грядку развести: незаконно. Вот и
моются они в ХХI веке в цинковых ваннах, нужду справляют в ведра, а о выращенных
своими руками витаминах могут только мечтать. Хорошо, пока есть свет, бойлерное
отопление, вода. Водой, правда, снабжает водокачка, которая тоже принадлежит
владельцам санатория, и хозяева нет-нет да погрозят: мол, хватит пользоваться! И
ведь вполне могут закрыть кран — несмотря на то, что следят за водонапорной
башней местные жители. Хозяева вообще могут многое...

Держаться нету больше сил...

В «Зеленом мысе» уже толком не знают, кому сейчас принадлежит санаторий. Один
управляющий сменяет другого. Приходят, сначала обещают хорошую жизнь.

— Прежний представитель владельцев деньги с нас собрал — по 7 тысяч рублей,
сказал, что будут делать геодезическую разметку, составлять кадастровый план, —
рассказывает Раиса Викторовна Кичко. — И где они теперь, наши деньги? Пропали —
управляющий исчез.

Куда только с тех пор не обращались жители «Зеленого мыса», чтобы им помогли
сформировать земельные участки под домами и поставили их на кадастровый учет:- в
Росимущество, к президенту России, в прокуратуру Иркутской области и областную
администрацию. А воз и ныне там — только шлют бумаги-отписки, и ясности они не
добавляют, лишь путают. Последний раз, в апреле, в территориальном управлении
Федерального агентства по управлению государственным имуществом Иркутской
области объяснили: оформлением должен заниматься владелец санатория — взять и
выделить участки под домами из общего земельного плана. А хозяевам это надо? И
обязать их вроде никто не может. Сейчас жители составили заявление в суд, но
судья пришел к выводу: оно подлежит оставлению без движения, поскольку подано в
суд с нарушением требований. Нарушения перечислены.

— В то же время посмотрите вокруг — весь берег застраивается: дачи растут как
грибы. Совсем рядом землю спокойно оформляют в собственность, — говорят жители
рабочего поселка. — А как же мы? Получается, вообще лишние люди, никому не
нужные. Отработали по 30—40 лет в санатории, только и заработали свои квартирки
по 30—40 квадратов, теперь можно нас выбросить? Просим управляющего: выделите
нам немного средств, чтобы мы могли купить жилье хотя бы в деревне, поближе к
цивилизации, — не соглашается.

Чем богаче — тем скупее, замечалось не раз. Где лежит коммерческий интерес,
там нет места щедрости и милосердию. А деревянные стены быстро ветшают... Долго
ли жителям «Зеленого мыса» осталось стоять на пути нового российского
капитализма?

Метки:
baikalpress_id:  16 573