За смертные медальоны (есть видео)

Иркутский восьмиклассник Дмитрий Воротников сделал первые шаги в науке и победил

Сколько лет минуло после войны, а о ней помнят. Иркутский восьмиклассник Дмитрий Воротников стал победителем всероссийской конференции «Первые шаги в науке». В своем исследовании он рассказал о смертных медальонах советских воинов. Из 550 участников со всей страны жюри выбрало именно его работу. Эти капсулы — свидетельства горькой и героической солдатской истории — школьник держал в собственных руках. Бесценные экспонаты — результаты Вахт памяти поискового отряда «Наследие» на Невском пятачке под Ленинградом — хранятся в Музее боевой славы в школе № 50, где учится Дмитрий.

Восьмикласснику Дмитрию Воротникову в этом году исполнилось четырнадцать, и в
июне он готовится в первый раз поехать с отрядом «Наследие» на Невский пятачок.
С 1999 года командир Валерий Севрюк ездит со своими мальчишками в экспедиции под
Ленинград, на место ожесточенных боев Великой Отечественной. Всякий раз они
надеются — хотя бы одним пропавшим без вести бойцом станет меньше благодаря их
работе. Установить личности безымянных героев помогают смертные медальоны, как
их называли на фронте. Но определить имена павших очень сложно, даже после того
как историческая капсула найдена: слишком уж много времени прошло. — Из 282
обнаруженных медальонов только в 5 случаях удалось восстановить, каким бойцам
они принадлежали. Их имена теперь внесены в Книги памяти, — рассказывает
Дмитрий.

Капсулы совсем небольшого размера, их делали из дерева, латуни, потом —
эбонита. Внутри таких эбонитовых шестигранников — вкладыш-записочка, которая
должна была рассказать, что за воин погиб в русской земле, защищая Родину.

— Медальоны смертников выдавались только по 1942 год, — объясняет Валерий
Севрюк. За десятки экспедиций ему открылось многое о войне — настоящей, без
прикрас, и знаниями он делится со своими учениками. — Во вкладыше писали
фамилию, имя, отчество, откуда призывался солдат, домашний адрес и прочее.
Только по этим медальонам можно определить личности бойцов, которые числятся
пропавшими без вести, потому что других документов солдатам не полагалось, их
все забирали. А с 1943 года медальоны отменили и ввели красноармейские книжки,
но, бумажные, они уже не сохранились. Вкладыши состояли из двух частей: одна
оставалась в медальоне, вторую бойцы сдавали в военкомат. Записка должна была
заполняться либо простым, либо химическим карандашом. Если боец использовал
чернила, они быстро смывались, и сейчас такие вкладыши нечитаемы.

Вообще-то у смертных медальонов на фронте была дурная слава. — Многие их не
заполняли, эти вкладыши, — продолжает Валерий Владимирович. — Считалось,
заполнишь — убьют. Носишь медальон смертника — смерть нагонит: была такая
примета. Поэтому их пытались выбросить, с собой не носить. Либо, допустим,
имелся табачок, а не было бумаги, тогда вытаскивали вкладыш и искуривали его, а
потом ходили с пустым медальоном. К сожалению, мы очень часто сталкиваемся,
когда в капсулах отсутствуют вкладыши. Новобранцу Дмитрию еще только предстоит
сделать свои первые находки, а Валерий Владимирович уже в который раз объясняет,
как постараться обнаружить ключик к личности бойца, 70 лет пролежавшего в
земляном окопе на берегу Невы.

— Носили медальон по-разному: кто-то в кителе, кто-то в гимнастерке, кто-то в
брюках, — говорит командир Севрюк. — Поэтому, когда мы ведем раскопки, сначала
должны хорошо изучить грудную часть скелета, где могли находиться карманы, а
также ищем в районе пояса — в основном медальоны удается обнаружить там.

Хотя и очень хочется, открывать капсулу тут же нельзя — можно повредить. Если
герметичность нарушится и записка высохнет, она может рассыпаться в прах. В
общем, существует своя, особая технология: открывают медальон осторожно, при
помощи иголочек, надо быть специалистом и иметь подручные средства, для того
чтобы не повредить вкладыш. Обычно происходит это в полевом лагере. — Конечно,
первые экспедиции были более результативными, — делится Валерий Владимирович. —
Мы работали на самом пятачке, сейчас уходим дальше, поэтому верховое все
выбрано. Надо больше усилий прилагать, объемнее разведывательно-разыскные работы
вести, чтобы что-то найти. Бывает, что только в конце вахты, буквально за
последние 3—4 дня, нам удается обнаружить что-то существенное. К сожалению, уже
в течение последних двух лет мы не можем найти медальонов.

* * *

В научной работе школьника Димы Воротникова много теоретического материала:
документы, приказы, распоряжения военных лет, сведения из книг, Интернета —
большой труд. Впереди — первая Вахта памяти. — Конечно, изучать теорию по разным
источникам — правильно, — считает Валерий Владимирович, — но недостаточно.
Осознание важности этой работы и своей значимости как поисковика приходит только
после того как побываешь в экспедиции. Надо пропустить через душу. Когда мы там,
ребята хорошо чувствуют, что они на поле боя, где рядом война и мир, смерть и
жизнь...

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: href="http://www.youtube.com/watch?v=PYApoyQ2uRM&feature=plcp" target=_blank
target=_blank>За смертные медальоны

Метки:
baikalpress_id:  36 257