На переднем крае

Военная история связиста, рядового Николая Барахова

Николай Степанович Барахов прошел всю войну рядовым связистом от Ленинграда до Чехословакии. Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, Красной Звезды, медалями «За победу над Германией», «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Украины», «За освобождение Праги». Главной своей наградой в той войне ветеран считает то, что остался жив и даже ни разу не был ранен.

 — Я окончил Ульяновское училище связи в 1942 году, — рассказывает
Николай Степанович. — Перед отправкой на фронт нам должны были присвоить звание
«младший лейтенант». Но то ли времени совсем не было оформить документы — так
нужны мы были на фронтах, то ли еще какие причины, я уж и не помню точно, только
отправился весь выпуск воевать рядовыми. Начальник училища сказал, что уже на
фронте нам присвоят звание.

 Заняли оборону под Старой Руссой. Бои шли и день и ночь, так что и
здесь не до формальностей было. Кроме меня в эту дивизию попали два бывших
ульяновских курсанта. Они как-то выправили себе лейтенантские звездочки и
командовали подразделениями. А через три месяца я узнал, что оба погибли. Вот
так-то... И тогда я подумал, что связисты — они в любом случае на переднем крае,
так что какая разница, со звездами тебя убьют или без них... Так и остался в
рядовых.

 В 1943-м нашу дивизию перебросили на Калининский фронт. Мы попали в
окружение и потеряли почти весь личный состав, 26 человек... Потеряли всю нитку
(так связисты называют провод. — Авт.). Так что пришлось связь обеспечивать в
пакетах, курьерами. То есть пакет со срочным донесением в руки — и бегом в штаб,
а потом обратно. Что поделать — это был единственный вид связи. Потом были
Северо-Западный, Калининский, Воронежский, 1-й Украинский, 1-й Белорусский
фронты. Прошагал с катушкой на плече пол-Европы. Много наград имею, и одна из
самых дорогих и душевных — звание «Почетный гражданин города Гребенки». Это на
Украине маленький городишко, который освобождала 253-я стрелковая дивизия. Так
они нас, освободителей, отблагодарили.

 Вот только медалью «За форсирование Вислы» меня не наградили, хотя я
дважды эту реку форсировал. А дело было так: начальник штаба заглянул в блиндаж
после артобстрела и сделал мне замечание, что на телеграфный аппарат Морзе земля
насыпалась. Связь же самая нервная работа на войне, больше связистов никто на
фронте матом не ругался, это я вам абсолютно точно говорю. Вот я и не выдержал,
обложил его от души.

 Знаю, что в списках на награждение до этого случая была моя фамилия, да
исчезла, сами понимаете почему. Встречался я с тем командиром после войны, но
промолчал. Сдержаннее стал, война-то кончилась.

Записала Елена Вторушина. Фото Евгения Денисова и из архива Николая
Барахова

Загрузка...