Айболит из Маниловска

Ветеринар на селе всегда был человеком первым, незаменимым. Его звали на помощь в любое время дня и ночи. И он шел, и помогал — буренка ли отелиться не могла, свиньи ли захворали... Иннокентий Мутин свою профессию выбрал в 1960-м, после школы: деревне были нужны грамотные специалисты. Выпускники зооветеринарного отделения Иркутского сельхозтехникума, 1965 года, до сих пор встречаются, хотя самым молодым под семьдесят. В апреле отметили круглый юбилей Иннокентия Степановича — хозяин гостеприимного дома собрал родных и друзей молодости в Маниловске. Это Заларинский район — место, где он родился, свою работу начинал и куда теперь, оставив большой город, с женой вернулся.

Парнишка из Цыганово

Зоотехник-ветеринар Иннокентий Мутин признается, что гостей он и вправду очень любит, ждет. Вот и журналистов усадили за щедрый стол, приготовленный супругой Раисой Владимировной. — Я сам-то из Цыганово, километров семь от Маниловска, — покатилась беседа. — В войну родился, в 1942-м. Семья — шестеро детей. Хозяйство держали, конь был. Конечно, умел со скотом обращаться.

Иркутский сельхозтехникум, который Иннокентий выбрал для образования, находился в центре города — на улице Тимирязева. В 60-е поступать туда ехали со всей области. Мальчишки и девчонки самые обыкновенные, деревенские, что называется, от земли и сохи. Привычных к крестьянскому труду, их тут же отправили в Тулун, на зерносклад. И потом в учхозе между учебниками они скотину доили, кормили: что заставят, то и делали, говорит Иннокентий Степанович. А как специалисты-ветеринары подошли к животным уже только на третьем курсе — то была практика.

— Меня направили в Балаганский район, в село Шарагай, в совхоз, — вспоминает Иннокентий Степанович. — Завветучастком в отпуск ушла, вот и поставили за нее. Все приходилось уметь: и коров лечить, и баранов кастрировать — прямо на берегу реки. Раньше их много держали, это сейчас ничего не осталось.

Бывало, придешь в кино, маленько посмотреть, — вызывают: корова не может отелиться или отравили кого... Помню, когда я уже в Заларинском совхозе работал, часто отраву сыпали для сусликов. Однажды чабанов не предупредили, что травлено, надо же было вешки поставить, а чабан загнал овец — 400 голов умерло. Агроному заларинскому прописали тогда!..

Заблагар: первый ветучасток

В 1965-м, получив диплом, Иннокентий Мутин вернулся в родной район.

— Меня заведующим Заблагарским ветучастком назначили, — говорит он. — Колхоз был большой, конечно. В хозяйстве и крупный рогатый скот, и свиньи, и куры; три отделения — Заблагар, Дмитриевка, Щербаково. В Дмитриевке жили мать с отцом моего друга и одногруппника Николая Печкура. Так вот я к ним заезжал. Подсолнухов наберу — пока еду на коне от деревни к деревне, все сощелкаю. Сил хватало, пока молодой был: следил за скотом, делал вакцинацию. Вакцины и препараты нам выдавали на Заларинской ветстанции. Знал, конечно, кому какой укол поставить.

А после Заблагарского ветучастка был совхоз «Заларинский»: к райцентру поближе, да и зарплата повыше — на 20 рублей, смеется Иннокентий Степанович.

— Племенное хозяйство — голов 800 только дойного скота... А сейчас в районе всего 1000 наберется, и то хорошо, — сетует пенсионер. — Вот и остается ветеринарам только собачек и кошечек лечить — а у нас это было поверхностно, в последнюю очередь...

Против ящура и сибирской язвы

Как-то мимоходом заларинский доктор оказался в Иркутской областной ветеринарной лаборатории. Выяснилось: требуется начальник дезотряда — одногруппница Тамара Силаева подсказала. Мутина на должность взяли сразу. Так он перебрался в областной центр. Правда, дома его можно было застать редко — чаще в командировках...

— Дезотряд занимался дезинфекцией, и ездил я по всей области, — рассказывает Иннокентий Степанович. — Куда только нас не забрасывали. В Ольхонском районе остров вдоль и поперек пересек, вплоть до Онгурена добрался и дальше, в Кочериково — до последней деревни. Всяко бывало. Помню, приехал со своей дезустановкой Комарова в коровники: коровы стоят, а полов-то нету. Все равно побрызгал...

— От каких болезней скотину спасали? — спрашиваю.

— Да от всех, — машет рукой ветеринар.

— А чем коровы болеют?

— Туберкулезом, например. В Братский район приехал делать туберкуленизацию — это годы семидесятые-восьмидесятые. Уже появилась палочка, лечили, но, видать, остались зараженные. Жалко им стало — телки-то были дойные. Оставили, а они туберкулезные. Я сделал анализ, а там их уже 25 штук больных — друг дружку заражали. Хозяйство это потом ликвидировать пришлось: всех коров вырезали потихоньку. Ведь начинает болеть одно животное — остальные за ним: контакт. А туберкулез неизлечим.

— Много тяжелых болезней у животных?

— Сибирская язва — страшное заболевание, болеет крупный рогатый скот. Или ящур, эпидемия была в Усольском районе, в 80-е годы примерно. Началась в Среднем — инфекцию завезли с яблоками, что ли, коровы заболели. Потом в другой деревне подхватили — молоко ведь развозили, вот и завезли. У коров слюна идет — по всем признакам ясно: ящур. Я уже работал в дезотряде. Лечили как? Убирали больных коров, изолировали, карантин устанавливали: никого не выпускали. Дезинфицировали коровники.

— Как вы не боялись? Один на один с опасной болезнью все-таки...

— Чего бояться? Ну, перчатки наденешь... Человеку эти болезни не страшны. Сибирская язва — если только мяса поел, заболел.

— А вы сталкивались с сибирской язвой?

— С самой болезнью нет, но дезинфекцию делал. В Скотимпорте, когда на железной дороге уже работал, на транспортном ветучастке, монгольский скот в Иркутске обрабатывал, овцы были с подозрением. На железной дороге мы следили за скотиной, которая ехала с востока, из Монголии. Цирковую живность везли, должен был порядок быть. Помню, такой случай произошел у меня: телок отправили стельных, пришлось роды принимать прямо в вагоне. А что? Выправил да и выписал. Племенные новые породы через нас шли. Один раз прихожу встречать состав — вроде из Чуны. Чего это марганцовкой облили всех свиней, думаю. Они, знаете, в такой ярко-коричневый цвет окрашены, иначе не скажешь. А мне говорят: «Это такая порода! Они стресса боятся...» Почему-то запомнилось мне.

Больных животных, конечно, доводилось спасать. Как-то в дороге из Красноярска в Иркутск на свиней дизентерия навалилась. Я врачу передал: надо трихополом животных обработать. Он обработал, и свиньи все, здоровые, дальше поехали.

— Трудная у вас была работа, Иннокентий Степанович...

— Я животных любил, хотя условия были, конечно, тяжелые. В командировку еду в Куйтунский район, в Андрюшинский совхоз, 20 градусов мороза. У коров надо взять кровь, свои врачи «поливают», а у меня командировка — что делать? Приходится рукава засучивать. С водой горячей ведро ставишь, рядом еще ведро — с ватой. Наберешь десяток и быстрее в помещение тащишь — для анализов.

— Лекарств-то хватало?

— Приедешь в хозяйство — каучук всегда есть, формалин, креолин обязательно были в те года. Сейчас не знаю...

Встречи в Маниловске

Своих одногруппников — единомышленников-ветеринаров — Иннокентий Степанович в первый раз собрал через 30 лет после окончания техникума — у себя в городской квартире. Хозяин показывает два фото: вот в 1960-м они совсем молодые, только поступили, а вот в 1995-м, 35 лет спустя. Из 28 человек теперь осталось 10.

— Николай Тимофеевич Печкур, в Троицке был директором совхоза 18 лет, жив-здоров, сейчас в Усолье. Галя Аполинская — в Качуге. Света Мельникова — в Люрах. Она ветфельдшером работала, муж ее — главным зоотехником, в техникуме познакомились.

И это не единственная семейная пара — в студенчестве у нас их сложилось несколько. Виктор Старовойтов и Надежда Каратаева поженились после техникума, работали в Мамонах ветврачами на молокозаводе. Валентина Сидоренко и Виктор Окладников свадьбу сыграли в техникуме, работали ветврачами на центральной мясоконтрольной станции в Братске. Феня Баханова трудилась в Бохане, потом на аптечном складе железнодорожной станции Иркутск-Сортировочный; Надежда Марченко — в больнице братского поселка Гидростроитель. Конечно, некоторые расстались со специальностью, но остались на селе. Алексей Иванович Боголепов, как окончил техникум, приехал в Кутулик. 45 лет преподавал в ПТУ, похоронили его. Валерий Иванович Горохов был начальником милиции Усольского района, после армии начинал с участкового, сейчас на пенсии. Когда техникуму отмечали 100 лет, Мутин, беспокойная душа, встречал однокурсников в Маниловске. Старые знакомые, давно ставшие бабушками-дедушками и даже пра-, снова вспомнили молодость — когда по первому зову бежали помогать хозяйке стельной буренки. А нынче порой ветеринар нужен, едет мимо, крикнешь — и не остановится. Другие времена...

Метки:
baikalpress_id:  16 465