Свежая кровь (есть видео)

Отдельные компоненты этого вещества используются не ранее чем через полгода, после повторного визита донора и проверки на ВИЧ, гепатит С и В, сифилис

В Иркутской области живут тысячи кадровых доноров (это те, кто сдает кровь не меньше трех раз в год), однако в больницах нередко возникает нехватка компонентов крови определенных групп, наиболее часто — эритроцитов с отрицательным резус-фактором. Недавно иркутские медики объявили об острой нехватке такой крови и призвали на помощь горожан. Корреспондент «Копейки» решила откликнуться на этот призыв.

О страхах и заблуждениях

Начну с личного: у меня первая группа крови, отрицательный резус-фактор, а у родителей та же группа, но у обоих резус-фактор положительный. Такое возможно, поскольку наследование резус-фактора обусловлено определенным сочетанием хромосом. Наличие универсальной группы крови делало меня потенциальным донором, однако стать им я не спешила. В первую очередь потому, что небольшая масса тела является отводом для донорства. Кроме того, еще несколько лет назад у меня были низкие давление и гемоглобин, а с такими показателями в доноры также не берут. Но голос совести взывал: кровь с отрицательным резусом завозили из Ангарска, Усолья-Сибирского. И я решилась.

Процедура не сильно пугала — настораживал объем. И хотя врачи утверждали, что 450 мл — это физиологическая кровопотеря и не приносит вреда организму, все же не хотелось (а вдруг?) падать в обморок.

 Кроме того, я была уверена в том, что донорскую кровь используют здесь и сейчас, а стало быть, надеялась ограничиться одним посещением. Такую иллюзию во мне породили различные призывы помочь попавшим, например, в автомобильную аварию: в таких случаях даже напоминают, что нужно сообщить врачам, для кого именно сдается кровь. Но, как оказалось, это заблуждение. От переливания цельной крови медики уже ушли, а для лечения огромного ряда различных заболеваний и кровопотерь используются отдельные компоненты — эритроциты, тромбоциты и плазма. И если эритроциты и тромбоциты применяются уже дня через два (и попадают они необязательно конкретному адресату, поскольку группа крови и резус-фактор в этом случае играют первостепенную роль, а они у всех людей разные), то плазму (жидкую часть крови) отправляют на хранение.

Много плазмы, мало редких групп

— С плазмой сложилась несколько парадоксальная ситуация, — делится проблемой Максим Зарубин, главный врач ГУЗ ИОСПК. — Запасы у нас сейчас большие, но выдать ее лечебным учреждениям мы не можем. Дело в том, что плазма может быть использована только в том случае, если не ранее чем через 6 месяцев донор пришел повторно на станцию переливания крови и сдал анализ крови на инфекции: ВИЧ, гепатит В, С и на сифилис. И только в случае отрицательных результатов по этим позициям плазма может быть использована в лечебных целях. К сожалению, большинство людей не появляются повторно, поэтому их плазма не доходит до пациента, хранится в течение трех лет в холодильниках, а потом утилизируется. Такое поведение вполне объяснимо: люди часто приходят сдавать кровь, потому что хотят помочь кому-то из знакомых, а после того как беда миновала, забывают, что через 6 месяцев необходимо сдать контрольные анализы.

Традиционно компоненты крови требуются при большой кровопотере, обусловленной травмами и патологией внутренних органов. Кроме того, к увеличению потребности в компонентах крови привели успехи медицины. Так, современные химиопрепараты позволяют успешно лечить рак крови, но одновременно с раковыми клетками гибнут и здоровые. Поэтому параллельно таким пациентам нужна поддержка в виде переливания эритроцитов и тромбоконцентрата.

Несмотря на сложности с реализацией плазмы, в целом ситуация с заготовкой крови в Приангарье стабильна: годовой объем областной станции переливания крови составляет 23 тонны. К тому же в области есть и другие станции — Ангарская, Братская, Усольская, Усть-Илимская. Есть филиалы в Шелехове, Саянске, Куйтуне, Тулуне. Коридоры областной станции переливания крови пустуют редко: ежедневно здесь проходит от 60 до 100 человек, и около 80 процентов из них являются кадровыми донорами. Это в основном студенты, работники городских организаций и станции переливания крови. Более половины из них — люди в возрасте до 25 лет. Благодаря им и пополняется банк крови. Но есть еще одна сложность: нередки случаи, когда возникает дефицит эритроцитов каких-то отдельных групп крови.

— Недавно возникла потребность в эритроцитах первой отрицательной группы, — говорит Максим Зарубин. — Мы обзвонили всех наших кадровых доноров, но большинство из них уже не могли сдавать кровь. Дело в том, что интервал между кроводачами должен быть не менее месяца. И нам пришлось обращаться к населению через телевидение.

Космическое здоровье

Отрицательные группы крови, надо сказать, необходимы всегда. Это не говорит о том, что люди с такой группой крови болеют чаще. Просто отрицательные компоненты крови более универсальны, и поэтому сотрудники службы крови всегда радуются таким донорам. Однако я очень переживала — а хватит ли мне здоровья сделать это пусть маленькое, но доброе дело?

После заполнения бумаг в регистратуре меня отправили в лабораторию. Фельдшер-лаборант Нелли Рыкова уколола палец, и уже через минуту были известны и моя группа крови, и уровень гемоглобина и АЛТ — печеночного фермента. Как оказалось, переживала я зря: по существующим нормам, уровень гемоглобина у женщин должен быть не менее 120, а у меня оказалось аж 137 на литр крови. Ну и печень оказалась в норме (впрочем, вот тут у меня никаких сомнений и не возникало).

Далее мне предстояла беседа с Еленой Саватеевой, врачом-трансфузиологом донорского отдела. Мне измерили давление (как у космонавта — 120/70), измерили рост, вес, заполнили электронную карту и отправили в буфет. Поскольку моему организму предстояло потерять определенную часть жидкости, чай должен был восполнить ее на начальном этапе.

Тело — в дело: оздоровительные процедуры

Операционный зал. Галина Сокольцова, фельдшер отдела заготовки крови, так легко нашла мои вены и ввела иглу, что я даже ничего не почувствовала. Пока моя кровь сливалась в упаковку с индивидуальным штрих-кодом, Галина Александровна рассказала о том, что сама является почетным донором. Кровь начала сдавать еще в 1972 году и даже помнит имя человека, для которого она тогда это делала. Кстати, чтобы заслужить это звание, нужно бесплатно сдать кровь 40 раз или плазму 60 раз, и некоторые умудряются заработать это звание уже через три года.

Небольшое головокружение на первых секундах — и больше никаких неприятных ощущений. Как я выяснила, кровь мою взяли на кроводачу — всем, кто приходит впервые, делают именно эту процедуру. То же самое происходит на мобильных донорских пунктах. Это уже потом, если человек решает продолжить доброе дело, у него могут брать отдельно эритроциты, тромбоциты и плазму — в зависимости от того, что на данный момент требуется в больницах. При этом продолжительность плазмафереза (плазмодачи) значительно больше кроводачи — занимает от 40 минут до полутора часов. Сбор же крови у меня занял всего 7 минут — электронные весы с филигранной точностью отмеряли и секунды, и граммы. А чтобы жизнь казалась раем, после мне ввели еще и 450 мл физиологического раствора, чем полностью компенсировали потерянный объем крови.

— Иногда студентам, если они не обедали, при заборе крови становится плохо, — поясняет Галина Сокольцова. — Поэтому мы стараемся переливать всем (особенно худеньким) физраствор. После завершения процедуры меня отправили в кассу за... шоколадом. Я пришла к выводу, что быть донором крови совсем не страшно. Тем более что на следующий день я обнаружила приятный «побочный» эффект — прилив сил и энергии. Так что сдавать кровь — это не только доброе, но и полезное дело. Во всех смыслах.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Как стать донором крови?

Метки:
baikalpress_id:  36 219