Оленевод из Америки

Студент штата Миннесота почти два месяца жил у оленеводов Катанги

«Есть олень — есть эвенк, нет оленя — нет эвенка» — так звучит одна из поговорок малого народа. В этом лишний раз убедился Карл Мертенс, аспирант американского Университета Боссе, гостивший у оленеводов всю зиму. Недавно он вернулся из тайги, преисполнен грандиозных планов на ближайшее будущее. Увидев публикацию о себе в «Копейке» несколько удивился, потом поблагодарил журналистов и забрал газету с собой в Америку.

— Что представляет собой стойбище?

— А вас какое интересует — зимнее или летнее? — вопросом на вопрос отвечает Карл. — Главный объект основного стойбища — зимовье, летом — чум, отдельно построены хлебопекарня (как вариант — печь установлена во дворе), дровяник, банька. Обязательным является наличие корытца для оленей, выдолбленного прямо в стволе поваленного дерева, куда им насыпают соль. Все это обнесено изгородью из жердей и, понятное дело, находится под бдительной охраной охотничьих собак. В зимний период стойбище расположено на высоком месте с целью защиты его от весеннего наводнения, летом же напротив — ближе к водоемам, будь то родник, озерко, приток реки. Поиск пастбищ, богатых ягелем, подталкивает оленеводов к кочевому образу жизни.

— Карл, олени очаровали?

— Очень!

— А вы обратили внимание, какие у них глаза?

 — Олени на самом деле очень умные животные. Я бы опроверг утверждение о том, что единственным разумным существом является человек. Сами посудите: олень кормится самостоятельно, от хищника спасается, всегда найдет, где припрятано его лакомство — соль. В оленьем стаде обязательно имеется вожак — старый, опытный бык с колокольчиком на шее. Все стадо беспрекословно следует туда, куда ведет он. Считается, что в сутки этим животным требуется не менее килограмма ягеля. В поисках его олени уходят от стойбища далеко и могут не возвращаться на ночлег, отдыхая в лесу. Но жажда полакомиться солью заставляет вернуться к человеку.

 — Забавно было наблюдать, как стадо оленей возвращалось, — смеется Карл. — Увидев фотоаппарат, бежали прямо на меня. Приходилось поднимать руки, чтобы заснять их. Снимков удалось сделать много, но, наверное, столько же не получилось — подводили батарейки, которых хватало не более чем на пару фотографий. Хорошо, хоть запас их был с собой.

 Жаль, что невозможно передать наш разговор с Карлом дословно. Как и в прошлый раз, мы общались на смеси русского и английского языков. Надо отдать должное Карлу: его словарный запас менее чем за два месяца, что мы не виделись, увеличился заметно. В разговоре стало больше вводных слов, причастных оборотов, я же по-прежнему английскую речь произносила ненамного быстрее, чем русский текст, чтобы быть уверенной, что собеседник меня понимает.

В период пребывания в стойбище гость разделял с хозяевами все их заботы и хлопоты: ходил в тайгу за оленями, помогал заготавливать дрова, добывал соболя и обрабатывал его шкурки, участвовал в переходе на новое место. Уверяет, что ездить на оленьих нартах более комфортно, чем на снегоходе. Расстроен тем, что зеленый лес вблизи стойбищ, коих всего три, сохранился только на хребтах. По большей части тайга представляет собой сплошные гари. Огромные площади были потеряны из-за двух крупных пожаров, случившихся вблизи Ербогачена в 70—80-е годы.

— Карл, опиши, пожалуйста, быт оленеводов — как поддерживали связь с Большой землей, чем питались...

— Меня поразили отношения между людьми, живущими на стойбище. Они отличаются от тех, что царят в эвенкийских семьях в поселке. Здесь всегда чистота, порядок, не услышишь бранных слов. Питались мы в основном мясом, хлебом и макаронами. Зимой рыбу здесь не ловят, поскольку река далеко. В связи с экономией солярки и бензина дизель-генератор включали только на несколько часов. Общение с райцентром происходило при помощи старенькой рации, но разговор по ней получался односторонним — либо не слышали мы, либо не слышали нас. Приходилось соединяться с жителями эвенкийской деревеньки Тетеи, а те выходили на Ербогачен.

— Материал для дипломной работы собрал в достаточном объеме?

 — О да! Поездка была удачной, информации много. Моя тема связана с природопользованием, кочевым образом жизни эвенков, и одним из ее разделов является оленеводство. Так что писать будет о чем.

 — Карл, в последние годы все чаще высказывается мнение, что оленеводство в Катангском районе обречено. Называют две причины: первая — нет людей, которые смогли бы продолжить дело нынешних оленеводов, и вторая — массовое истребление оленей волками. Каково ваше мнение?

— Мне пришлось убедиться в том, что в вашем районе профессии охотника и оленевода не являются почетными. К тому же дети эвенков с малых лет вынуждены быть оторванными от своих родителей, потому что учатся в районном центре и живут в интернате. Они все больше привыкают к цивилизации, перестают разговаривать на родном языке, забывают традиции и в тайгу возвращаться уже не хотят.

Метки:
Загрузка...