А до смерти четыре шага...

Жительница Усть-Илимска Надежда Ивановна Михеева бережно хранит письма, которые писал с фронта незадолго до гибели ее муж Павел Полищук

Пятого мая, в канун Дня Великой Победы, Надежде Ивановне исполнится 94 года, но, несмотря на почтенный возраст, эта замечательная женщина и сегодня не сдает жизненных позиций: читает исторические книги, общается с друзьями, совершает ежедневные прогулки по любимому Усть-Илимску. Надежде Ивановне пришлось воевать в финскую войну, участвовать в обороне Ленинграда, спасать раненых на Волховском фронте. Что же придавало силы хрупкому военному фельдшеру в эти тяжелые годы? Безусловно, письма — пропахшие порохом войны треугольники. Это были не простые письма, а целая история пламенной любви, родившейся в условиях самоотверженной битвы за Родину. Полные нежности строчки писал своей ненаглядной Надюше единственный любимый человек — муж Павел. Некоторые из них Надежде Ивановне удалось сохранить, и сегодня эти фронтовые письма представляют собой бесценное историческое наследие.

«22.12.1942 г., 23.50. Дорогая Надюша! Вчера получил от тебя аж шесть писем. Слов нет, чтобы выразить мою радость и благодарность тебе. Вчера меня все поздравляли... Прежде чем лечь спать, хочу написать тебе пару слов и выполнить, по возможности, твою просьбу: писать тебе каждый день или через день. Может быть, в это время ты тоже думаешь обо мне. Как это трогательно. Вот сейчас я вижу тебя, такую маленькую, робкую кнопку. Вижу твои милые черты лица. Надюша, Надюша! Как мне не хватает тебя! Как мне хочется прижать тебя к себе, чтобы нас больше ничто не смогло разлучить! ...Хочу предупредить тебя, что скоро ты из газет узнаешь новости, с которыми изменится положение нашего славного Ленинграда. Как это начнется, то писать, боюсь, не придется...».

«24.12.1942 г. Сегодня как никогда ты стоишь у меня перед глазами. Вспоминаю, как ты прибегала когда-то в УТБ, такая маленькая, в черной гимнастерке и юбочке. Как бы мне хотелось увидеть тебя снова, такую родную и любимую.

Работы все больше и больше. Скоро начнутся настоящие боевые дела. Бои будут жестокими. Все горят желанием сразиться с врагом. Все знают, что после этих боев многих недосчитаемся в наших рядах. Но все мужественно и стойко хотят исполнять свой долг». «03.01.1943 г. Пишу наспех, писать хорошо не позволяют обстоятельства. Вообще невозможно писать. Но я как подумаю, что ты будешь волноваться из-за моего молчания, то, несмотря ни на что, хочу сказать тебе хоть несколько слов.

То, про что я тебе раньше писал, еще для нас не началось, но мы к этому готовимся. Задача будет выполнена, и никто для этого не пожалеет жизни. Надюша, если что случится, не горюй. Ведь у нас кто-то будет, а это значит продолжение нашей жизни. У меня просьба: назвать сына Павлом, а дочь — Светланой. С приветом, твой Павлик». «05.01.1943 г. Здравствуй, родная моя! Сегодня как никогда тяжело при воспоминании о тебе. Где ты, моя родная? Что делаешь? У нас на фронте сейчас поют новую песню о любви: «Ты сейчас далеко-далеко, между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага». Пока есть возможность, буду писать тебе. Жди меня! Твой Павлик».

 «07.01.1943 г. Надюша, пройдут месяцы, годы, но мы обязательно встретимся с тобой. Пройдет время, страна залечит раны, забудется горе, и, если суждено нам будет жить, мы должны будем съездить в Хабаровск. Познакомишься с моими родными, увидишь широкий Амур, где некогда в детстве я с ватагой ребятишек бегал купаться. Да и Псков не забудем, он будет для меня второй Родиной, ведь это твой город. Ты всегда останешься в моей памяти. Твой Павлик. Целую крепко. Не скучай и жди».

«08.01.1943 г. Сейчас как никогда не могу не писать тебе, моя родная. Мы ждем своего часа. Все готово. Настали морозы, и скоро все начнется. Полковник обещает, если мы выполним это почетное задание, он даст мне командировку, при условии если останусь живым. Я боюсь больше за тебя, моя родная. В бою постараюсь тебе писать хотя бы по нескольку строчек. Настроение у всех хорошее. Все уверены, что фрицам будет жарко. Блокада нашего славного города Ленина должна быть разорвана, и для того, чтобы это осуществилось, никто из нас ничего не пожалеет. Этих фрицев, которые нарушили жизнь страны, мы будем рвать на части. Мы к ним проникнуты священной ненавистью. От бойцов Сталинградского и Южного фронта не отступим! Надюша, Надюша, как же ты далеко от меня. И нет надежды, увидеть тебя вскоре. Но знай, что ты — лучшее в моей жизни. Мы с тобой еще встретимся. Целую крепко. Павлик». «Закончил тебе писать, да еще хочется. Ты обо мне не тревожься, пожалуйста. Все равно, если что случится со мной, то уже ничем не поможешь. Надя, Надюша, как мне тяжело».

Это было последнее письмо. Павел Иванович Полищук погиб 14 января 1943 года при прорыве блокады Ленинграда. Спустя три месяца после его гибели на свет появилась дочь Светлана. За последние 47 дней своей жизни Павел написал Надежде 32 письма. К сожалению, судьба подарила этой супружеской паре совсем недолгое счастье. Но уверена: пока живы эти фронтовые письма, будет жива и память о той великой и неугасимой любви.

Чтобы поддержать Надежду, многие боевые друзья Павла писали ей. Вот одно из первых писем от боевого друга Павла — лейтенанта Владислава Атемасова.

 «Пишу свое письмо в 4 часа утра 22 июня 1943 г. Ровно два года назад утратили мы свою прекрасную мирную жизнь. Многих среди нас не стало. Из «копченых» остались только я и Рябовский. Плохо, что в первом письме я не написал про то, о чем вы меня спрашивали. Павлика я видел в день его гибели. После смерти Сажина он принял на себя командование, в то время как это должен был сделать Соколов. Но, видимо, Соколов хотел жить...

14 января утром он выехал в бой на моей машине, как всегда веселый и энергичный. Он пошел на святой бой без капли нерешительности. Павлик шел с моим экипажем во главе танковой колонны и первым прорвал вторую линию обороны фашистов. Он бился как никто. В 14 часов я был около него. В это время погиб Артюх. Примерно через час или два погиб Павлик... Дорогая Надежда Ивановна, больше описывать не могу. Сами знаете, как погибают танкисты.

 Из документов и вещей ничего не осталось. Только шлем его у меня: он мне его дал перед боем, а сам взял мою ушанку. Его гибель потрясла всех нас, но больше всего близких друзей — Мансурова, Польшина, Четина и меня. Позднее и они все погибли. Жаль друзей, но что сделаешь — война. О мертвых друзьях не плачут, за них мстят.

Пройдут годы, заживут раны, но такого друга ни вам, ни мне забыть невозможно. Каким же он был человеком! Его все в батальоне любили и часто вспоминают.

Тихо сейчас. Может, сегодня или завтра предстоит бой. Знаю, многих из нас не станет на свете. Так что не забывайте нас, так как мы жили счастливо и прекрасно умрем». Лейтенант Владислав Атемасов погибнет в 1944 году.

Справка

Надежда Ивановна Михеева родилась 5 мая 1918 года в деревне Ушаки Панкинского района Псковской области. После окончания семилетки поступила в медицинский техникум. В 1939 году призвана на Финскую войну военным фельдшером. Служила в 49-м артиллерийском корпусном полку Ленинградского военного округа. С июня 1941 до середины марта 1942 года — в 12-м запасном танковом полку в Ленинграде. Здесь Надежда Ивановна встретила свою судьбу — старшего лейтенанта Павла Ивановича Полищука. С июня по декабрь 1942 года Надежда Михеева служит на Волховском фронте, в Старой Ладоге, в учебном танковом полку 8-й армии 98-й танковой бригады. В декабре 1942 года в звании младшего лейтенанта медицинской службы Надежда Ивановна была уволена в запас по беременности.

14 января 1943 года при прорыве блокады Ленинграда погиб муж Павел. Похоронку Надежда Ивановна получила в Свердловске, где вынуждена была задержаться при возвращении с фронта. Здесь же родила дочь. После освобождения Пскова вернулась в родные места. Надежда Ивановна работала в Псковском и Черновицком облздравотделах, затем на Сахалине. Ушла на заслуженный отдых в 1973 году.

С 1976 года проживает в Усть-Илимске.

Метки:
baikalpress_id:  36 224