Кони его мечты

Житель Усть-Ордынского Николай Токарев с детства в седле, с начала 90-х вместе с братьями он разводит чистопородных лошадей, которые побеждают на областных соревнованиях

Николай Токарев — майор милиции, год как в отставке, а скучать ему некогда. Хозяйство большое: и коровы, которых сам доит, и овцы, и свиньи есть — за всеми ходить успевает. Но самая большая страсть Токарева и двух его братьев — лошади. Чуть потеплеет — выведут чистопородных рысаков: запрягут, пустят по земляной дорожке вскачь. Сначала потихоньку, потом резвее. Зима прошла — впереди соревнования, надо готовиться.

От Серко до Богатыря

— Конька, конька! — даже маленькие внуки-близнецы Максим и Сережа восхищенно кричат, завидев дедовых лошадок. Всем Токаревым передалась горячая привязанность к красивым и быстроногим животным. Видимо, будоражит мужской токаревский род цыганская кровь предков.

— Прадед наш был полуцыган, — смеется Николай. Его самого научил держаться на коне дед. Семья жила в Кударейке — в деревне у озера, где сейчас у Токаревых основной табун. — В седле я с семи лет, — рассказывает Николай. — Дедушка нас на своего Серко посадил. Доброе, умное животное на селе большой помощник. И передвигаться удобно, и на охоту — везде раньше ездили на лошадях.

С 12 лет Николай каждый год участвовал в скачках — на Сурхарбан мальчишки и мужчины округа обязательно выходят на старт, чтобы проверить, чья лошадь быстрее. Своих коней не было — выезжали на совхозных.

— Специально отбирали более шустрых, быстрых, тренировали, — говорит он. И вспоминает: — Пока не было большого веса, я скакал верхом. Потом, постарше, под конец школы — году в 80— 81-м, уже ездил на рысаке по кличке Богатырь, такой красивый был жеребец. Считайте, сколько лет в седле, а Николай до сих пор помнит свою первую детскую победу: на жеребце, которого звали Буржуй, он выиграл совхозный Сурхарбан.

— А на Богатыре я до армии на районе побеждал три года подряд. На округе тоже призовые места занимал на нем, — рассказывает Токарев. И признается: — Когда в армию ушел, конечно, скучал по лошадям — и домой писал, и спрашивал. Богатырь меня, к сожалению, не дождался. Жеребца этого я никому не давал, а ушел — всем охота было на нем поездить: престижно ведь на таком-то рысаке... В общем, его через месяц запалили — загнали, и он объелся, напился, заворот кишок получил и погиб. Когда мне написали, аж плакал — такого коня потерять... — говорит Николай.

Вернувшись из армии, Токарев сразу купил кобылку.

Звезды Иркутского ипподрома

Более ста лошадей прошло за эти годы через руки Николая — вороных, гнедых, рыжих, серых. Держат их не для тяжелой работы, воспитывают специально для скачек: чистопородных — шведских, американских, русских кровей. Природы совершенства с племсвидетельством о родословной чуть ли не до десятого колена. Заветная детская мечта — хотя бы побывать на настоящем ипподроме, о которой поведал нам усть-ордынский коневод, осуществилась в полной мере. Каждый сезон Токарев-средний и его старший брат Юрий выводят на дорожки своих рысаков — участников и даже победителей. Сами в беговой качалке, в руках — поводья.

— Первая моя лошадь — Интеграл — в 98-м уже бегала на Иркутском ипподроме, — делится Николай. — Сейчас наши рысаки показывают хорошие результаты на областном уровне. В прошлом году четырехлетний жеребец Красин выиграл закрытие бегового сезона в Иркутске.

Правда, чемпион оказался с характером. Пришлось основательно потрудиться, прежде чем Красин порадовал — продемонстрировал мощь и скорость.

— Мы к нему очень долго подбирались, — рассказывает Николай. — Он смолоду строптивый был, с норовом. На стартах беспокоился, сильно горячился, сразу чуть ли не галопом срывался, особенно если других лошадей близко почувствует: нервничает, прямо начинает сжигать себя энергией своей. Никак с ним не получалось: двухлеткой отъездили, трехлеткой — ничего. И все-таки четырехлеткой Красин выиграл закрытие сезона. Значит, кровь кипела неспроста. Чтобы в маленьком жеребчике, только-только вставшем на длинные и худые ноги, угадать будущего победителя заездов, нужны чутье и многолетний опыт.

— Конечно, смотришь на родословную: если мама, папа хорошо бегали, гены дадут о себе знать, — объясняет Николай. — Что касается подготовки, существуют не то что секреты, просто потихоньку ключик ищешь к каждой лошади — что ей нужно. Бывает, ногу сечет — надо кобуру надевать, ногавки, чтобы лошадь себя не травмировала. Закрываешь уши, если ретивая: слышит сзади топот копыт, догоняют, — психует, нервничает. Глаза, бывает, закрывают — сеточки ставят, муфту специальную, чтобы рысак под ногами дорожки не видел. Некоторые ведь боятся — где-то лужа, где-то ямочка, стараются вроде как перепрыгнуть, а надо, чтобы рысак ровно шел, аллюром, и смотрел только по горизонту.

Самое главное в успехе гонки — старт, — продолжает Николай. — Если проиграл — все, догнать сложно. В области сейчас лошади примерно равного класса. Поэтому если выиграл старт, тебя не заскакали, то приедешь нормально.

— А как вы себя к соревнованиям готовите? —- любопытствую я. — Все-таки бежите вместе...

— И перекрестишься —- лишь бы помогло, — улыбается Николай, — и лошади шепчешь на ухо... Она очень чувствительна, понимает хозяина, даже настроение улавливает... 1600 метров — заезд на две минуты с небольшим. Время пролетает моментально. Только вперед смотришь, и самое главное — с ходу не сбиться. Держишь вожжи — лошадь все чувствует.

По своей дорожке

Открытие бегового сезона — в первый выходной июня. Зима позади, и совсем скоро для коневодов-наездников начнется самая работа.

— Брат Юрий с племянником живут в Кударейке, — говорит Николай. — Каждый день занимаются — уже выезжают, разминают. Чтобы лошадь не застаивалась, если тепло днем, не больше 20 градусов, ее запрягают, дают побегать, но, конечно, не до такой степени, чтобы она совсем вспотела.

Сами тренировки начнутся в конце марта. Сначала сильную нагрузку давать нельзя — чтобы не напрягать животное, дать мышцам проснуться после зимы. Увеличиваем интенсивность постепенно, и уже перед самым началом сезона, за неделю-две, проверяешь на резвость по секундомеру — сколько бежит и сколько может.

Беговая дорожка в Кударейке своя. Токаревы сделали ее сами — 1600 метров земли, забороненные и проглаженные трактором. Юрий, Николай и Олег — братья и заядлые лошадники — все делают сообща: приобретают, меняют жеребцов и кобылиц, ухаживают за ними, заготавливают корма — сеют зеленку, косят, покупают овес. На голодной лошади ведь далеко не ускачешь. Качалки, сани, сбруи у Токаревых теперь тоже собственные, Николай уздечки шьет. Кстати, на соревнованиях братья опять вместе — одному тяжело. После скачек лошадь сразу в стойло не поставишь — ее нужно распрячь, поводить, чтобы она успокоилась.

Пока в табуне...

В начале февраля сибирячка Бесприданница принесла жеребчика Бабра. Имя новорожденному, чей папа — чистокровный швед Лас Бочало, дал Николай. В честь символа Иркутской области, говорит. Пока рыжий малыш с хвостом кольцами гуляет по домашнему загону в Усть-Ордынском. Со временем хвост распрямится, а сам он станет вороным.

— Сейчас жеребенку главное — тепло: сосет маму, и все. Весной в табун пойдет, на траву уже, будет есть витамины, — треплет Николай Бабра по нежной холке.

— Когда жеребятам исполняется полтора года, мы их из табуна забираем и приучаем, — продолжает он. — Оповаживаем — чтобы повод знал, за тобой ходил, копыта смотришь все время, подчищаешь. Потом надо подковать. Просим кузнецов: самим нельзя, сложная процедура — нужно угадать точно и аккуратно. Мастера есть — очень многие стали держать лошадей.

В табуне у Токаревых более 30 лошадей, основной костяк — матки. — Так что будет больше сорока, — уверен Николай. — Сами сводим, у нас стоят два чистопородных жеребца — наши производители. Вот-вот разродится Кавалерия: кобылица уже почтенного возраста — ей 15 лет, должна принести двенадцатого жеребенка.

А у Николая появилась новая мечта — Бабра вырастить и через два года поехать на нем на открытие бегового сезона.

— Хочу сам воспитать, — улыбается Николай. — Лето он проходит в табуне, а осенью домой привезу, оповаживать буду, приучать к себе. Чтобы понимал с полуслова.

* * *

В прошлом году у Токаревых в бегах участвовали три лошади. Нынче братья готовят выставить пять — собираются заездить для скачек двух двухлеток. Значит, не обойдется без темной лошадки.

Метки:
Загрузка...