Американское зимовье

В одном из стойбищ катангской тайги поселился студент из штата Миннесота

Райцентр Ербогачен и Катанга в целом по причине своей труднодоступности не особо привлекательны для массового посещения туристами. Поэтому приезд в нашу глубинку даже представителей областных структур или компаний не остается незамеченным. А уж визит человека, проживающего за пределами России, и вовсе становится для нас особым событием.

С осени в районном центре работает американец Карл Мертенс, занимающийся изучением коренных малочисленных народов. Гостю 26 лет, он неплохо владеет русским языком, азы которого освоил за год обучения в Иркутском госуниверситете на факультете международных отношений. На вопрос, как отреагировали родители на желание сына уехать из Штатов, отвечает: «Спокойно. Американские дети независимы, и родители совсем не были против моей учебы в России».

Русская эпопея, по словам гостя, началась после того, как один из профессоров Университета Бойсе, в котором Карл является аспирантом, выиграл крупный грант от научного фонда на проведение исследовательских работ по изучению жизнедеятельности коренных малочисленных народов Сибири, их образа жизни, передвижения, основ природопользования. Изучением этих вопросов занимается и Карл, поэтому его приезд в далекий район в какой-то степени закономерен.

— Сибирские морозы для вас трудное испытание? — задаю ему вопрос.

— Нет. Морально я был готов к вашей зиме. К тому же привез с собой теплые вещи — кожаные мокасины с мехом внутри, пуховик, дубленку, шапку. Климат у вас более сухой в сравнении с Иркутском. Будь он влажным, переносить морозы было бы труднее.

Впрочем, о Севере мой собеседник знает не понаслышке. Он уже побывал не только в Восточной Сибири, но и в Омской и Тюменской областях, в Улан-Удэ. Ему знакомы Северобайкальск и жемчужина Сибири — озеро Байкал.

— Осмелюсь предположить, что привлекает вас на Катанге, — говорю ему. — Думаю, что на первом месте — спокойствие, отсутствие городской суеты...

— Да-да...- перебивает он. — Еще чистый воздух, местами нетронутая природа, гостеприимные, добрые люди.

— Поделитесь вашим первым впечатлением от общения с эвенками — какие они?

— Могу отметить, что одни и те же представители коренных народов в поселке совсем не такие, как в тайге. В лесу — более уверенные, чувствующие себя в нем комфортно, как в своем доме. Они и сами говорят: «Наш дом — тайга». А знаете, ваша тайга похожа на ту, что на севере Штатов. Леса севера России, Аляски, Канады очень схожи. Когда Карл впервые приехал в Ербогачен, знакомые эвенки вывезли его на охотничьи угодья близ Хамакара для подготовки к предстоящему охотничьему сезону. Вместе они достроили зимовье, проложили путики.

 Гость из-за океана смеется:

— На одной из стен нового жилища мы оставили надпись: «Первое американское зимовье».

Рассказал, как ходили на перелет пострелять уток, обращаться с ружьем он умеет, научился ловить рыбу сетями. Тогда в первый раз и попробовал щучьи потроха, поджаренные с картошкой. Уверяет — было очень вкусно. Оказалось, в эвенкийской кухне разбирается лучше меня. Знает, что расколотка — это мороженая рыба, которую, предварительно расколотив, едят с солью и перцем, а строганина — это та же рыба, только мелко нарезанная ножом на тонюсенькие ломтики, напоминающие стружку. На Катанге попробовал и печень сохатого. Дегустация местных деликатесов привела в восторг.

Надо заметить, на вопросы отвечает обстоятельно, подробно. Поразил знанием сибирской фауны. Не просто перечисляет ее представителей, увиденных здесь, но и описывает внешний вид, окраску, размеры птиц или животных, называя и тех из них, кто занесен в Красную книгу. Говорит, что езда на снегоходе «Буран» для него не в новинку. Дома, на родине, их три, только другой модели — с двумя лыжами и одной широкой гусеницей. Нужны они для того, чтобы просто кататься или съездить на ферму, где работают отец с дядей.

Карл в восторге от русской бани. Признается, что, когда уезжает домой, тоскует по ней и, едва отдохнув от поездки, снова мечтает побывать в тайге. А потом философски замечает: «У вас нет того, что хорошо у нас, а у нас нет того, что хорошо у вас».

Карл — из многодетной американской семьи, проживающей в штате Миннесота. У его родителей семеро детей, поэтому мама — домохозяйка. Отец работает на ферме, где вместе с родственниками выращивает соевые культуры, бобы, кукурузу. Там же держат свиней. В ближайшее время семья планирует построить огромные теплицы для выращивания в них помидоров на продажу. Вообще, считает, что его семья по американским меркам обеспеченная, и гордится тем, что свой двухэтажный красивый дом они выстроили сами. На следующий год Карлу предстоит защита диплома, после чего он планирует поработать и вновь продолжить обучение.

— Стоимость образования в Америке очень высокая, — говорит он. — Я понимаю, что моему отцу оплатить учебу всех детей не под силу. У нас молодежь старается зарабатывать на учебу самостоятельно, и это вполне нормально.

На вопрос, скучает ли по дому, отвечает отрицательно. Говорит, что здесь ему хорошо и он хорошо себя чувствует.

— Хотели бы еще вернуться к нам на Север?

— Конечно!

Метки:
baikalpress_id:  16 150