Сибирские витязи в Сербии

В самые тяжелые минуты рядом с братским народом — иркутские артисты

Сибирскими витязями называют эту мужскую дружину в Сербии. Артистов Иркутского театра народной драмы на многострадальной православной земле, где до сих пор льется кровь, любят и ждут. Чтобы поддержать могучий дух народа, который продолжает бороться за свою независимость, русские братья едут туда, где смерть совсем близко. Они не берут в руки боевого оружия — поют. Но их зычные казачьи песни и богатырские речи порой оказываются сильнее зенитных ракет С-300.

Брат к брату

Семь дней в декабре — «Иркутская застава» (их и так называют братья славяне) вновь вернулась из Сербии. Из горячей точки на планете, в которой как будто больше нет войны, но и мира тоже нет. Жизнь и смерть все так же рядом. И так же нужна поддержка русских витязей с сибирскими песнями, как и несколько лет назад, когда иркутяне в первый раз оказались в маленькой стране, где истребляли целый народ — сербов.

— В самом конце 90-х годов в Москве мы встретились с делегацией из Сербии во главе с владыкой Косовским Артемием, — вспоминает актер и режиссер Иркутского театра народной драмы Вадим Дейнеко. — Он приехал, чтобы просить у россиян помощи как у братского православного народа. И тогда мы впервые услышали об этой беде. Ведь была полная информационная блокада, да и наша страна переживала тяжелые времена: расстрел Белого дома уже состоялся, кипело Приднестровье, развалили Союз — помните? Но сразу наше сердце отозвалось болью за сербских братьев, тем более что они безумно любят Россию. Это исторически сложилось так: многие наши воины участвовали в освобождении Сербии от турецкого ига, от гитлеровцев. Сербы помнят и до сих пор нам благодарны. Кстати, мы недавно взяли в работу пьесу сербского поэта, писателя и драматурга Зорана Костича, которая называется «13-й день», — о полковнике Раевском. Он уехал в Сербию воевать за братский народ и погиб через 13 дней — вот такая история. Помню, 1999 год. Мы остановились в Нови-Саде — это то же, что в Германии Дрезден: культурная столица. Прекрасный город, замечательная архитектура... Мы попали в самую жаркую пору, когда шли натовские бомбардировки и жители Сербии выходили с песнями на мосты и площади. Они крепили на груди мишени — таргет, тем самым показывая врагу: «Вы можете нас физически победить, но наш дух никогда не сломите! Вот наше сердце, вы можете в нас стрелять, но мы не покорены!»

Сербы очень мужественные, они звали на честный бой: американцы, приходите к нам биться, где вы? А американцы только пускали свои ракеты «Томагавк», зенитная артиллерия не могла их подбить, и сербы ждали военной помощи от русских. Смотрели на нас и все время спрашивали: «Русы, где Россия? Где ваши С-300? Почему вы нас не защищаете?» На что мы отвечали: «У нас нет ракет, автоматов, но наше сердце, песни, искусство, сибирский дух — это наши С-300, мы вам его привезли и готовы разделить вашу судьбу и участь». Они сначала смеялись, но, когда мы произносили мощные слова русских императоров, царей, пламенные речи наших великих князей и полководцев — Дмитрия Донского, Александра Невского, великого Петра — тех, кто защищал нашу родину, мужественно поднимал народ, спасал его, — нас понимали.

Выступали тогда иркутяне на площадях и мостах, где собиралось по 10—20 тысяч человек. Артисты шли туда, куда направлялись люди, чтобы показать американцам, которые наблюдали по спутнику, что их не победить. Пели перед сербами и, естественно, тоже становились живыми мишенями.

— Было страшно, конечно. И сложно: не знали, где взять бензин, чтобы переехать из города в город, ночью бомбили... — вспоминает наш «витязь». — Смерть за нами ходила: вечером или ночью шли бомбежки именно в том месте, где мы выступали. Потом уже, ленту отматывая, понимали это... Но мы, люди православные, поехали с благословением многих священников и в трудные минуты как могли, по-воински, молились. Вот беда как-то прошла стороной, слава Богу...

Косово в огне

— Вторая поездка, в 2005 году, была еще более серьезной — почти полмесяца... — продолжает Вадим. — Нас пригласила председатель Общества сербско-русской дружбы, замечательная актриса, общественный деятель и сердечный человек Ивана Жигон. Она постоянно ездит с миссиями в Косово, собирает детей-сирот, у которых погибли родители.

Мы проехали все Косово, которое в то время находилось под албанцами. Впереди небольшого автобуса укрепили плакат — театр народной драмы. Спас Ярое око, Русские витязи — все это было достаточно наглядно, и требовалась смелость, чтобы двигаться под такими знаменами через албанские села и города. В нас кидали камни, угрожали — было опасно, но поездка получилась совершенно уникальной. Мы побывали в косовских монастырях, которые сохранились еще с XIII—XIV веков в своей нерушимости. Мы видели разрушенные памятники, разоренные могилы, выкопанные и выброшенные из них гробы: албанцы тем самым показывали сербам, что это не их земля, хотя она исторически сербская. Видели многие святыни, немало боли встретили... В каком-то городе осталась только одна сербская семья. Вокруг албанцы — и сербы живут за колючей проволокой. Дети в школу ездят на бэтээре, под охраной солдат «Кейфор», и не знают, доживут до завтра или нет... А ведь они не могут никуда уехать и не хотят: это их родина.

Конечно, многим сербам пришлось бросить свои дома вместе с мебелью, утварью, и туда сразу вселялись алабанцы — спокойно, как крысы или саранча... Поля, на которых работали сербы, к тому времени зачахли. Албанцы (это известно) только торгуют, и сегодня уже ни для кого не секрет, что косовско-албанский узел завязан для того, чтобы именно через албанцев шел мощный поток наркотрафика. Скорее всего, он питает Америку, и американское правительство делает все, чтобы вражда между народами сохранилась. После Косово мы проехали с выступлениями Республику Сербскую, было много прямых эфиров на центральном телевидении — мы там очень популярны, нас обязательно зовут. Однажды мы даже без визы прошли пограничную заставу — нас узнали: «А, так это же сибирские витязи! Проезжайте!» Завершил поездку большой правительственный концерт в главном театре страны в Белграде.

Страна, которая поет

В третий раз боевая бригада иркутских артистов, больше похожая на десант, отправилась в Сербию в прошлом декабре — по приглашению Русского дома в Белграде. На площадях в этот раз выступать не пришлось, да и холодно. Объехали города республики, повидались с давними друзьями, которых в Сербии уже много. Несли свое искусство монахам и прихожанам в монастырях. Дали большой концерт в столице, в самом Русском доме, где когда-то пел Шаляпин. Принимали участие в открытии международных соревнований по карате, поддержали российскую команду — и не только песнями; завязался рукопашный и сабельный бой, конечно на сцене.

— Сейчас Сербия — воюющая страна или она живет под мирным небом? — интересуюсь я. — Военных действий не ведется, но мы были с выступлениями в Косовской Митровице — это граница, за которой начинается албанская территория. Сербы там стоят заслоном: они знают, что такое пропустить албанцев, — с горечью говорит артист Дейнеко. — Я смотрел много видео, как албанцы поступают: это стая шакалов — детей, женщин не щадят. Сербы — благородный народ, у них ядро православное. Но они воины и, если их раззудить, могут хорошо дать по зубам, об этом все знают и этого боятся, поэтому показывают их как агрессоров. На самом деле все не так...

Например, недавно был конфликт там же, в Митровице. Мы слышим из СМИ: «Сербы начали вести военные действия, и силы НАТО открыли по ним огонь резиновыми пулями». Что в реальности: албанцы в очередной раз пошли отвоевывать территории с оружием в руках, начали громить блокпост, сербы поставили баррикады, взяли оружие и стали отстреливаться. Когда идут албанцы, «Кейфор» молчит и бездействует. Как только сербы отвечают огнем, натовцы тут же применяют оружие: боевыми патронами, из пулемета расстреливают сербов — вот такая ситуация.

— Значит, маленький и гордый народ по-прежнему пытается отстоять свое право на родину...

— Не все это делают. Тот, кто на рубеже и внутри конфликтов, да. А в том же Белграде война не особенно кого-то волнует. Правительство скорее непатриотично настроено. Чего не скажешь про народ, который живет своей обычной жизнью, далекой от политики. Мы едем к простым людям, публика у нас обыкновенная — прекрасная, чистая, очень эмоциональная. Они искренние, могут плакать, радоваться, негодовать, делают все так же, как мы, только горячее, потому что южные славяне.

Мы давали не просто концерты, это был и рассказ об Иркутске. Показывали отрывки из видеофильмов, где рассказывали о нашей традиции — купании в иордани, на заливе Якоби; сербы, конечно, были в шоке. Пели песни — и сибирские, и казачьи, и исторические, и военные романсы, и героические баллады. Они прекрасно нас понимают, язык искусства близок всем — особенно когда говорят душа и сердце.

После концертов к нам подходили дети эмигрантов — потомки офицеров царской армии, ведь Сербия после революции приняла наши кадетские корпуса. Русских там много. Когда обычные люди узнают, что мы русские, всегда приветствуют, заводят разговор и пытаются показать свое уважение к России.

Простой народ все равно ждет от России поддержки — даже и по косовской проблеме. Они одни в Европе, все войны всегда начинались с Сербии, в том числе Вторая мировая. Отдельная каста, этакий сербский спецназ — черногорцы, они всегда стояли стеной за русских. Например, когда в 1905-м Япония объявила войну России, Черногория объявила войну Японии тут же! И до сих пор в стране существует такая байка. Японскому императору докладывают генералы: «Ваше величество, нам объявила войну Черногория!» «Что это такое? Покажите на карте...» — просит император. Начали искать — найти не могут. Что такое: карта большая — Черногории нет. Потом один генеральский чин говорит: «Ваше величество, вот она! Была спрятана под ластиком...» До сих пор Черногория находится в состоянии войны с Японией, у них не было никакого мирного договора.

Очень гордые, независимые, сербы любят свою страну. И знаете, хотя их молодежь, как и везде в мире, живет своей молодой жизнью, когда в каком-нибудь ресторане кто-нибудь встает и заводит народную песню, все поют как один. А меня берет легкая зависть. Надо видеть эти лица! Вот бы и нам так...

Елена Русских. Фото из архива Иркутского городского театра народной драмы

Метки:
baikalpress_id:  36 167