Они замерзают за Родину?

В ракетном соединении от пневмонии умер солдат-срочник, нескольких человек, в том числе ангарчанина, спасли гражданские врачи

На прошлой неделе из Ужурской ракетной дивизии, которая дислоцируется в Красноярском крае, в городскую клиническую больницу стали массово привозить солдат-срочников с диагнозом «вирусная пневмония». Вспышка опасного заболевания в ракетном соединении произошла в начале февраля, однако командование скрывало ЧП — видимо, полагая справиться с проблемой собственными силами. Дело дошло до того, что четверых военнослужащих пришлось срочно эвакуировать уже из военного госпиталя в гражданскую клинику. Вскоре стало известно, что один из заболевших умер. В числе первых на больничную койку попал и ангарчанин Валентин Старостин. Всего в соединении, по разным данным, служит от 40 до 70 жителей Иркутской области, об их состоянии пока ничего не известно.

Холод в казармах

 В армию Валентин пошел с охотой. Как рассказывает его отец, майор МВД в отставке, в семье к службе всегда было положительное отношение.

— Два года сын проучился в ИрГТУ, на факультете архитектуры и дизайна, — говорит Павел Старостин, — и ушел в армию. До этого учился на платной основе, а после службы есть возможность восстановиться, но уже на бесплатной основе.

Двадцать девятого мая его призвали в ракетные войска, через месяц он уже принял присягу. Регулярно звонил родителям, о службе ничего плохого не рассказывал. Дедовщины у них не было. Однажды, правда, рассказал о том, что избили одного солдата, но это дрались ребята одного призыва. Единственное, на что жаловался будущий архитектор, — холод. Во-первых, всю зиму в казармах температура не поднималась выше 13 градусов. Да и форма от Юдашкина, которую недавно приняли на вооружение, особо не грела. Кстати, нарекания на новую форму раздаются не первый раз. Но военная прокуратура до сих пор не удосужилась выяснить — на каком этапе совершается, по сути, диверсия. По мнению военнослужащих, бушлаты и повседневные гимнастерки нового образца слишком холодные, и этот пробел относят на счет разработчиков. Разработчики в свою очередь валят вину на непосредственных исполнителей заказа, которые вместо добротных материалов якобы использовали дешевые заменители. Получается, что с такими портными и врагов не надо. В Советской армии, как известно, в зимнюю форму одежды входили полушерстяные куртки, брюки (так называемые ПШ), двойные кальсоны, а также ватные бушлаты. Караульные в обязательном порядке надевали полушубки и валенки.

— Первое время на жалобы мы особого внимания не обращали, — вспоминает отец Валентина. — Мы в свое время зимой в палатках спали, у нас даже одеяла примерзали, и ничего.

 Валентин заболел в декабре. После краткого лечения в медсанчасти он снова начал кашлять. Так продолжалось два месяца. А две недели назад у него температура поднялась до 39 градусов. Неделю пролежал в военном госпитале, и уже потом его и еще троих солдат перевели в красноярскую клиническую больницу № 1.

— Мы целую неделю не знали о том, что он серьезно болен! — возмущается отец. — Никто из руководства части об этом не сообщил. Во вторник, 6 февраля, Валя сам позвонил: когда ему стало чуть получше, он попросил трубку у кого-то из медсестер, с трудом рассказал о том, что болеет. Оказывается, к этому времени он уже несколько дней в реанимации пролежал.

Кстати, личные мобильники у солдат забрали командиры. Но ребята просили трубки у медперсонала и таким образом смогли сообщить родителям о ЧП.

 Рядовой Иван Переметин из Кемерово тоже дозвонился до своих родственников: «Мне плохо...» Как потом выяснилось, это были его последние слова.

По информации красноярских СМИ, Переметин находился в критическом состоянии и его сразу подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Но, несмотря на все усилия врачей, спасти солдата не удалось.

Позже выяснилось, что его с температурой, несмотря на запреты доктора, отправили в наряд. Он свалился в котельной и сам уже не мог подняться. Только тогда командование дивизии соизволило отправить Переметина, Старостина и еще двух самых тяжелых больных на вертолете к гражданским специалистам. К тому моменту ситуация в ужурской войсковой части уже приобрела характер эпидемии. В понедельник власти эвакуировали из Ужура еще 15 солдат. Сейчас, по официальным данным, число заболевших достигает 47 человек — это призывники из Кемеровской области, Красноярска, Башкирии, Томска, Челябинска и Иркутска; по неофициальным — заболевших около двухсот. По информации военного комиссариата Иркутской области, среди заболевших солдат — четверо жителей Приангарья. Всем им поставлен диагноз «вирусная пневмония».

Дожить до дембеля

 На данный момент военная прокуратура расследует причины смерти солдата Переметина и вспышки пневмонии в части. В отношении командиров возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 293 УК («Халатность, повлекшая существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также по неосторожности смерть человека»). Уже говорят о том, что причинами эпидемии стали низкая температура воздуха в казармах и несвоевременно оказанная заболевшим медицинская помощь.

Родители, чьи дети оказались на больничной койке, срочно выехали в Красноярск. Среди них и мама Валентина, Лилия Старостина. Она бросила все дела и повезла сыну клюкву с медом, инжир. «Копейке» удалось связаться с ней и Валентином, которого в пятницу перевели из реанимации в обычную палату.

— Мне уже намного лучше, — рассказал по телефону рядовой Старостин. — Сейчас в палате лежат шесть человек из нашей части. Из Иркутской области я один. В больнице нам сказали, что скоро переведут на реабилитацию в военную клинику. Потом вернусь в строй. Мне до дембеля всего-то 4 месяца осталось...

Метки:
baikalpress_id:  36 166