Всеволод Якут

Столетие народного артиста СССР поклонники его таланта отметили в январе нынешнего года

Всеволод Семенович Якут (настоящая фамилия Абрамович) сыграл свою последнюю роль в спектакле «Калигула» 3 марта 1991 года. Как говорят очевидцы, он умер прямо после премьеры, выпив бокал шампанского и пожелав всем счастья... Так завершилась блистательная карьера талантливого артиста, начиналась которая на цирковой арене в заштатном некогда городке Новониколаевске, будущем Новосибирске.

Клоун в шапито

Родился Всеволод Якут в январе 1912 года в Бодайбо и первые 15 лет своей жизни прожил в этом небольшом городке на севере Иркутской области. Очень любил рисовать и после окончания девятилетки решил поехать в Москву учиться на художника. Родные снабдили мальчика небольшими деньгами, дали мешок пельменей на дорогу и посадили на маленький пароходик, шедший вверх по Лене. До Иркутска, где надо было пересаживаться на поезд, Всеволод добрался благополучно, но уже в дороге, не доезжая Новониколаевска, обнаружил, что у него украли все вещи, деньги и билет до Москвы. Контролеры ссадили мальчика с поезда, и он побрел по незнакомому городу, пока не остановился у афиши «Цирк шапито». Что такое шапито — он не знал и загорелся желанием обязательно проникнуть в этот цирк. Это ему удалось, а после представления он пошел за кулисы и попросил взять его на любую работу. Его приняли подсобным рабочим — кормить животных, от лошадей до цирковых гусей.

Рабочим Всеволод пробыл недолго. Его привлекла профессия клоуна, и он стал учиться у старого циркового артиста этому ремеслу. Вскоре его начали выпускать на арену — сначала в утренниках, а потом и в вечерних представлениях. Клоунские трюки были стары как мир: он падал, обсыпал кого-то мукой, кто-то обсыпал его... Но клоун должен был уметь делать все — и акробатические сальто, и фокусы, и эквилибр.

Впоследствии Якут с благодарностью вспоминал нелегкую цирковую школу, особенно жесточайшую внутреннюю дисциплину циркачей, не позволявшую им уходить с арены до тех пор, пока номер не исполнен до конца. Это стало для Всеволода законом, и он становился порой совершенно невыносим для партнеров, но не мог уйти с репетиции, если в сцене оставалось что-то неясное.

На манеже молодой клоун отработал всего сезон. Затем случай свел его с труппой артистов Театра Революции, которые, находясь в Новосибирске, пришли в цирк на утреннее представление. После него режиссер Макс Терешкович с двумя коллегами зашел за кулисы и, попросив клоуна снять грим, долго рассматривал юношу без рыжего парика и краски, а затем неожиданно спросил: «А ты в театре хочешь работать?» «Хочу!» — недолго думая, ответил Всеволод. Терешкович дал ему визитку с адресом в Москве. Прошло несколько месяцев, и молодой клоун, накопив денег на дорогу, отправился в столицу. Ранним утром явился по адресу и разбудил Терешковича. Тот со сна долго не мог понять, кто этот странный парень. Тогда Сева встал на голову, затем прошелся на руках. Макс вспомнил юношу, расхохотался и впустил его в дом.

Как Абрамович стал Якутом

Терешкович руководил в то время Театром-студией им. Луначарского. Направил туда для обучения и Всеволода, однако на экзамене тот с треском провалился. Пришлось ему поработать какое-то время помощником режиссера. Жить было негде, денег не было, он ночевал под Устьинским мостом... И тут снова в жизнь сибиряка вмешался его величество случай. В день одного из спектаклей неожиданно заболел артист, игравший одну из главных ролей. Заменить его было некем, и от безвыходности режиссер предложил сыграть полковника-белоэмигранта Всеволоду. Тот сразу согласился, так как знал наизусть все слова и мизансцены. После спектакля, прошедшего с большим успехом, Терешкович сказал: «Зачисляю тебя в труппу. Кстати, как твоя фамилия?» — «Абрамович», — ответил Всеволод. Макс, у которого отчество было Абрамович, замялся, потом неожиданно спросил: «А откуда ты родом?» — «Из Якутии», — последовал ответ. Почему уроженец Бодайбо так сказал? Наверное потому, что в то время еще не было четкого административного деления (Якутская область какое-то время даже была частью Иркутской губернии), а потому точную принадлежность некоторых удаленных территорий к тому или иному субъекту Федерации знали разве что ученые-географы.

Как бы то ни было, на следующий день был вывешен приказ с распределением ролей в новом спектакле «Коварство и любовь» Шиллера. Там черным по белому было написано: «Фердинанд — артист Всеволод Якут». Так будущий народный артист СССР обрел свое славное сценическое имя и свой театральный дом, которому служил долгие 60 лет. С полным основанием можно сказать, что у них — артиста Якута и Театра имени Ермоловой (в него в 1931 году влился коллектив Театра-студии им. Луначарского) — общая биография.

Роль Пушкина

Режиссеры давали молодому актеру самые разноплановые роли — большие и совсем маленькие, стариков и юношей, классические и современные. Впервые Москва заговорила об актере Якуте после премьеры спектакля по комедии Шекспира «Как это вам понравится?». Образ Жака, созданный Всеволодом, определил подлинный масштаб его дарования.

Совсем другим предстал Якут в спектакле «Старые друзья». В его персонаже Шуре Зайцеве зрители узнавали своих сверстников — фронтовиков, пришедших с войны. За этот спектакль Всеволод Семенович вместе с коллегами был удостоен Государственной премии. На пике творческого пути, во всеоружии таланта и виртуозной актерской техники Всеволод Якут встретился с главной ролью своей жизни — образом Пушкина. Это был его звездный час в театре, не просто роль — судьба. Работал Якут над образом великого поэта долго и мучительно трудно. Искал грим, сделал десятки карандашных набросков. В читке роль шла легко, а в действии актера что-то тормозило, мешало ему. Он нервничал, дергал партнеров.

Выпуск спектакля задержали. Якут поехал в Ленинград, в Музей-квартиру Пушкина на Мойке. Актеру по его просьбе разрешили остаться в кабинете поэта после закрытия музея.

Якут рассказывал: «Все ушли. Горела свеча... На камине стояла миниатюра Натали кисти Брюллова. Книги, диван, снег за окном. И вдруг мне стало страшно... Я сердцем почувствовал трагическое одиночество поэта в мире: Натали уехала на очередной бал, где-то Николай I, Бенкендорф, Дантес, Геккерн, подметные письма. Круг замкнулся, и выхода уже нет... В те минуты Пушкин стал для меня очень близким, родным человеком. В работе над образом эти часы, проведенные в его кабинете, сыграли решающую роль. Я вернулся в Москву освобожденным от оков, которые сковывали меня прежде».

С первого же появления Пушкина-Якута в сцене на балу, когда он в камер-юнкерском мундире медленно шел на рампу, зритель безоговорочно и восторженно принимал его. И дело было не только в портретном сходстве. Несмотря на величие гения, его Пушкин был прежде всего человеком — ранимым, страдающим. Эту свою звездную роль Всеволод Семенович сыграл 840 раз.

Я-Культ

В течение нескольких десятилетий труппа Ермоловского театра была одной из сильнейших в столице, но и среди его звезд Якут пользовался величайшим авторитетом. Заслужил он его не только блестящим успехом своих лучших ролей, но и редкостно ответственным отношением к актерской работе. Вел он себя в коллективе просто, но почему-то в его присутствии возникало какое-то электрическое напряжение, особенно у молодых артистов. Родилось даже закулисное прозвище мэтра — Я-Культ... В последний раз Москва заговорила об артисте Всеволоде Якуте, когда в спектакле по пьесе Харвуда «Костюмер» он предстал в образе старого трагика из провинциальной труппы, сбежавшего во время авианалета из больницы, чтобы сыграть последнего в своей жизни короля Лира. Партнер Якута по этому спектаклю Зиновий Гердт вспоминал: «Якут был ортодоксален, педантичен, пунктуален до противности. Никто не смел сделать ему замечание, но молодого режиссера Евгения Арье он слушался как ребенок. Большей жажды репетировать и играть я не видел ни у кого. В нем чувствовалось какое-то средневековое рыцарство. Он пробовал сниматься в кино, но обратиться в другую веру не смог. И богиня театра за истовость служения ей подарила ему классическую смерть артиста — в кулисах...»

Всеволод Якут ушел из жизни в возрасте 79 лет.

Сергей Абрикосов. Использованы материалы и фотографии из статьи Григория Спектора «Актер-романтик» в газете «Еврейское слово».

Метки:
baikalpress_id:  16 021