Иркутские каникулы

В то время как наши земляки рвутся за границу, американец Андрей Унгурян стремится в Сибирь

Страна огромных возможностей, говорят про Америку. Жизнь там сыта, богата и беспечна. Раз оказавшись в Новом Свете — среди небоскребов, неоновой рекламы, мегамаркетов и развлекательных центров, люди всего мира обретают мечту: если не навечно поселиться в Штатах, то хотя бы приезжать почаще. Однако не зря на Руси сложили пословицу: «Хорошо там, где нас нет». Житель Бруклина Андрей Унгурян недавно гостил в Иркутске, где у него сибирская родня — дядя, тетя, двоюродные братья. Уезжая обратно, в Нью-Йорк, молодой человек не скрывал тоски и печали. «Как возвращаюсь из России, у меня начинается депрессия», — удивляет он русских родных. Впрочем, чему удивляться — ведь за океаном Андрея ждут лишь серые будни: дом, учеба да работа с утра до вечера. А здесь совсем другое дело — только новогодних праздников полмесяца...

Один за партой

Американский образ жизни — лучший в мире, а американцы самые счастливые. Так думают многие, кто судит об этой стране по голливудским фильмам, которые непременно заканчиваются хеппи-эндом. Для того чтобы по-настоящему понять, что в Штатах ты никому не нужен и надеяться можно только на себя (тем более если рядом ни родных, ни близких), надо с головой погрузиться в заокеанскую действительность. То есть стать гражданином США.

Андрею Унгуряну — двадцать. Его семью Америка позвала, когда он был еще школьником — 12 лет назад. Мама — фармацевт из Братска, папа — бывший военный; решили, что в эпоху перемен их новой родиной должны стать Штаты. И переехали. Америка не возражала. Сначала поселились в маленьком городке, сейчас снимают небольшую квартирку в Бруклине — спальном районе Нью-Йорка.

— Надо было учиться, и я пошел в школу — обычную, американскую, — рассказывает Андрей. — Языка, конечно, не знал, поэтому полгода просто слушал и не понимал, что говорят учителя, что написано в учебниках. — А спросить у соседа было нельзя? — интересуюсь я.

— А там парта для одного человека — никаких соседей, — объясняет Андрей. — Вместе со мной учились русские ребята, но и у них с языком было не очень. Учителя, зная об этом, меня не спрашивали — какой смысл? Вообще, насчет учебы там никто не заморачивается. Загружают школьников гораздо меньше, чем в России, нет такой строгости к ученикам, что ли... В школе меня никто не обижал. У нас учились черные, арабы, китайцы, русские, но все держались сами по себе — чужаков в свою компанию мало кто пускает. После занятий по домам — и все, встречаемся только в классе. Вообще, надо сказать, что люди в Америке живут обособленно друг от друга. Когда в Иркутске я увидел, что к моему двоюродному брату Владу после уроков приходят друзья-одноклассники, поразился: у нас такого нет! Вообще в голову никому не придет домой пригласить кого-то!.. А они играли в компьютер, пили чай, болтали, смеялись — и так каждый день. В Америке это не принято.

Без права на ошибку

Америка любит богатых людей. Быть дорогим адвокатом, юристом, банкиром, менеджером в солидной процветающей компании — американская мечта. Тогда Америка для тебя: и необходимый уровень благосостояния, и уверенность в завтрашнем дне — все будет. А если на хорошее образование не заработать — безбедное будущее тебе не грозит. Притом что жить хочется, не считая долларов... Поэтому современная штатовская молодежь — конечно, у кого родители не денежные мешки — обязательно выбирает профессию, которая прокормит. Кстати, ошибиться нельзя — другого шанса может не случиться: так и останешься на дне сладкой американской жизни — парковать машины возле ресторанов, кафе или чистить бассейны.

Андрей, окончив школу, тоже встал перед выбором. — Сейчас я учусь в колледже на фармацевта, на третьем курсе. Поступил по баллам, экзамен называется SAT, типа вашего ЕГЭ. Пока за меня платит государство, — рассказывает он. — Мы с семьей решили, что мне нужно заниматься продажей лекарств.

Хотя любит он машины. Собирать автомобили (а в Нью-Йорке машиностроительных заводов практически нет, в основном они находятся в Детройте) интересно, но далеко и неперспективно. Вот и пошел туда, где будут платить.

Убивать время, которое деньги, в Америке всегда считалось неприличным. — Учу только то, что потом пригодится, — признается молодой человек. — А чего за учебниками умирать без толку, если мне это будет не нужно? А нам в Советском Союзе, помнится, говорили: любые знания полезны... Но теперь другие времена.

Американские джунгли

По словам Андрея, существование в таком мегаполисе, как Нью-Йорк, для простой американской семьи похоже на выживание. — Пойдешь в супермаркет — 150, а то и 200 долларов оставишь, это много, — сетует он.

Продукты дорогие. Как и квартира, одежда, медицина, отдых. Хотя работают и подрабатывают в их семье все взрослые. Мама Андрея трудится в небольшой аптеке — потому что недалеко от дома: можно присматривать за шестилетней дочерью, которая родилась уже в Америке. Чтобы получить должность с более высокой зарплатой, мама должна сдать тесты. Пока не выходит: не даются сибирячке сотни вопросов на английском языке, понятные только коренным американцам — тем, которые и думают по-английски.

Андрей про себя говорит: его мысли — на русском языке. Жить с Америкой душа в душу он так и не научился. Хоть и супертехнологичная, высокоразвитая страна — вся планета на нее равняется, а человек в ней одинок, каждый сам за себя.

— Все уткнутся в свои компьютеры, ни до кого им дела нет, — рассуждает Андрей. — А если вдруг среди ночи у тебя беда случилась, не дай Бог, — никто не откликнется, телефоны скорее отключат. Даже мелочь, допустим, что в школе задано, уточнить, не спросишь. Попросить помочь за просто так, как это в России бывает, нельзя — сразу поинтересуются: сколько заплатишь? О какой дружбе речь? Никто давно не слышал о ней в Америке... Может, где-то в маленьких городах люди и помогают друг другу, но Нью-Йорк — каменные джунгли. Ребенка одного отпустить нельзя: маленькую Олю обязательно провожают и встречают — везде за ручку. Детские площадки есть, но они переполнены, потому что население большое. А дворов, как в России, нет, каждый кусочек земли имеет целевое назначение, — например, платный паркинг для многочисленных автомобилей.

— Да просто покричать нельзя, — возмущается Андрей, — полицию вызовут. То ли дело у вас — простор, в лесу кричи сколько хочешь...

Матушка-Сибирь

Сибирь, в отличие от Америки, всегда встречает Андрея гостеприимно. Может, потому что здесь живут дядя, тетя, бабушка, дедушка, его семья — родные люди, которых так не хватает за океаном. Андрей удивляется, как сибиряки весело проводят время, любят жизнь, умеют не только работать, но и отдыхать.

— А как вы гуляете! — изумляется Андрей. — Если свадьба — то несколько дней! А у нас молодые поженятся, гостей пригласят немного, тихо посидят два часика — и спать: завтра рано утром на работу. А вы Новый год полмесяца празднуете!..

Конечно, нынче Андрею повезло — он, мечтая посмотреть на русскую зиму со снегом, подгадал к самым новогодним каникулам, когда количество праздников, подряд отмечаемых россиянами, не поддается пониманию человека из-за границы: Новый год, Рождество, старый Новый год, Новый год по восточному календарю — чего только в России не придумают, чтобы вдоволь повеселиться... Андрею удалось побывать на охоте в тайге, попариться в деревенской баньке, увидеть Байкал, покататься на лыжах в Байкальске: в общем, что ни день, то была интересная компания — теплая, душевная...

Да и девушки в России самые красивые: только головой успевай крутить, каждая вторая — Мисс Вселенная.

— Уж вы мне поверьте, — убеждает он, — столько красавиц, сколько в Иркутске, я видел только в Киеве. В Нью-Йорке в метро спустишься — женщины идут толстые, грязные, оборванные... Ужас берет. В Сибири совсем другое дело.

Понятно, почему, уезжая, Андрей сильно запечалился. Пока другой такой страны, как Россия, на земном шаре нет — это он может сказать точно. — Мой родной язык — русский, — не сомневается Андрей. — Сестренка Оля, к сожалению, все чаще разговаривает с нами по-английски — она больше американка. Но я все равно гоняю ее, заставляю говорить по-русски, объясняю, что она русская.

— И как Оля?

— Соглашается. Говорит: «Я рашн!»

Метки:
baikalpress_id:  36 014