Звездный десант (есть видео)

Житель Невона, ныне иркутянин, Павел Ступин вспоминает встречу строителей Усть-Илимской ГЭС с космонавтом Германом Титовым

Иркутская земля начиная с послевоенных лет стала местом грандиозных строек. В этом году исполняется полвека, с тех пор как высадился первый десант строителей Усть-Илимской ГЭС. Перекрывали Ангару люди, сильные телом и духом, со всего Союза. Если не поучаствовать, то хотя бы посмотреть на великое историческое событие стремились многие — лучшие представители советского общества, как говорили тогда. В 1972 году на строительстве Усть-Илимской ГЭС побывал космонавт номер два, летчик-испытатель Герман Степанович Титов, вместе с женой Тамарой. О том, как они провели среди рабочих несколько дней, вспоминает иркутянин Павел Павлович Ступин. В ту пору он был комсомольским лидером района, где шло небывалое по размаху покорение сибирской природы

Предыстория

Родом Павел Ступин из тех самых мест, которые ушли под ангарскую воду. Окончил Илимскую среднюю школу, — она тоже давно на дне. В Иркутске в первый раз оказался в 1964-м: приехал поступать на истфак пединститута. В 60-е годы все грезили космосом.

— И я был по-настоящему увлечен космонавтикой, — признается Павел Павлович. — Книги собирал, мемуары многих космонавтов имею. И одна моя заветная мечта — пусть не стать космонавтом, а пообщаться с ним — исполнилась.

Окончив институт, Павел Ступин уехал в родной район. Пошел в гору по комсомольской линии. В начале 70-х уже был первым секретарем райкома комсомола.

— 1971 год, — вспоминает он, — председатель Центральной ревизионной комиссии ВЛКСМ Борис Николаевич Рогатин приезжает меня проверять. Морозяка стоит суровый — декабрь! Мы по блокам мотаемся, замерзли, устали. Внутрисоюзная работа в райкоме хромала — он меня песочил. В общем, драил-драил, я терпел, потом предложил:

— Борис Николаевич, давайте хоть поужинаем.

Пригласил его в ресторан «Лосята».

— Хочешь размягчить меня? — возмутился он.

Я возражал:

— Вы о чем говорите? Платите сами!

Тем не менее, когда мы оказались у ресторана, Рогатин выпрыгнул из машины как черт из табакерки. В общем, когда мы согрелись, Борис Николаевич ободряюще похлопал меня по плечу и молвил:

— Ну ты, секретарь, не обижайся! В феврале к вам приеду — с космонавтом Титовым... Слово свое сдержал.

Два героя

Герман Степанович Титов, космонавт номер два, приехал на Усть-Илимскую ГЭС в феврале 1972 года — сорок лет с тех пор прошло... Титова с женой Тамарой поселили в специальной гостинице — небольшом коттеджном домике для особых гостей. Потом стали показывать местные достопримечательности.

— Был такой знаменитый строитель-железнодорожник станции Хребтовой, Усть-Илимска, потом БАМа — Феликс Викентьевич Ходаковский, — продолжает Ступин. — Тоже романтик, получил звание Героя Соцтруда за дорогу Абакан — Тайшет.

Ходаковский решил быть поближе к Титову, пригласил: — Герман Степанович, поедем ко мне!

И мы отправились в поселок Железнодорожный, где стоял СМП-219 — строительно-монтажный поезд СМУ Усть-Илимской ГЭС. Феликсу Викентьевичу охота было похвастаться: железнодорожный мост через речку Карапчанку — 44 метра высотой. Я посмотрел: «Е-мое, как поезда ходят? Кажется, шатается». Вышли на него, стоим. Ходаковский спрашивает с гордостью:

— Ну как?

Титов отвечает невозмутимо:

— Ну мы-то как-то и повыше летаем!

А февраль, холодно, да еще и вьюга, но мы ничего — не мерзнем, в шапках меховых. А Герман Степанович-то в фуражке!

Говорю: — Феликс Викентьевич, дадите гостю шапку?

Все разом протянули свои головные уборы — с Титовым готов был поделиться каждый.

— Нет, ребята! — отказался он. — Я все же офицер Советской армии, полковник, и в военной форме мне привычнее.

Фуражку он так и не снял, потом продолжал ходить в ней по стройке. Конечно, на объектах еще многое было не закончено, но размах виден. Герман Степанович остался доволен.

По-мужски

Там же, в поселке Железнодорожном, космонавта угощали — в обычной столовой.

— Для нас нашли закуток, — улыбается Павел Павлович. — Принесли коньяк. А он тогда был достаточно дефицитным напитком: стоил не так дорого — но не найдешь.

Коньяк на столе.

— Герман Степанович, выпьем?

Он отвечает: — Ребята, выпьем! Только вы про здоровье не спрашивайте, а то мне с этими вопросами надоели...

Ходили слухи, что Титов облучился, плохо себя чувствует. — Я здоровый мужик, — заверил он, — летал на всех типах самолетов-истребителей. Готов в космос отправиться еще раз!

Но предупредил:

— С каждым пить не могу...

Коньяк, впрочем, пошел хорошо: все отогрелись. Сидим в теплой компании: один — с Золотой Звездой Героя Советского Союза, другой — с Золотой Звездой Героя Соцтруда, быстро поняли друг друга. Вообще, Герман Степанович — алтайский, сибиряк, настоящим мужикам за 100 граммами общий язык найти несложно.

— Вы не юноша, вам не понять, — улыбается мой собеседник. — Когда мужики говорят — водку с ним пил, это не значит, что сидел панибратски: просто была какая-то близкая компания.

Поэтому нашим мужичкам, конечно, хотелось с Титовым выпить. На прощальном ужине в «Гренаде» мы даже придумали хитрый маневр. Титов — с женой Тамарой, надо было ее отсекать. Мы нашли танцора — вызвался один. Как музыка к танцу заиграет, он Тамару приглашает. А мы, прикрыв космонавта номер два своей грудью или спинами, поднимали с ним рюмку.

Лишний билетик

В эти дни Герман Титов встречался с простыми работягами, которые вкалывали на стройке, выступал перед ними, разговаривал. — Было несколько встреч, — вспоминает бывший секретарь усть-илимского комсомола. — Первая — с молодежью, главным образом со школьниками. Она проходила в клубе «Гренада», часа в два дня. Ее, кстати, вел я. А потом не отнимал руку от телефона, потому что мне все звонили и просили билетик на вечернюю встречу.

Народу в зал набилось битком — 400 человек, стояли в проходах. Как только Титов вошел, ему устроили овации — и никого упрашивать не надо было, аплодировали. Встреча длилась час-полтора. Титов прекрасно говорил, мужик он грамотный, был хорошим рассказчиком, книгу написал — «Голубая моя планета».

У Ступина сохранились редкие фото исторического события. — Вот Титову дарят картину братьев Зоновых. На ней изображено 5 декабря 1962 года — подъем флага на Толстом мысе, первый десант. Потом ему подарили лосиные рога. Взял — куда деться...

Вот Титов расписывается на пионерских галстуках: 1972 год — исполнилось 50 лет пионерии. Купили 50 галстуков и попросили: «Герман Степанович, поставьте автограф, а мы будем лучших пионеров награждать». Он еще сомневался: «А удобно расписываться на галстуках?» Но согласился. — Я долгое время берег красный галстук с автографом Титова, — говорит Павел Павлович. — Но мои дети-пионеры его износили.

С автографом Титова

— Павел Павлович, что-нибудь еще у вас осталось на память о Титове?

— Да, сейчас покажу.

Он снимает с полки пухлую книгу с привычным для того времени названием: «КПСС — организатор строительства гидроэлектростанций Восточной Сибири».

— Ее автор, Аполлон Николаевич Зыков, работал в университете и писал о ГЭСах. Книгу выпустило Восточно-Сибирское издательство. Стоила она 2 рубля 8 копеек — в общем, недорого. Но все равно ее нужно было продать. Деньги всегда считали, и меня удивляет, когда говорят, что в нашей стране это начали делать только после развала СССР. Ничего подобного! Председатель профкома управления строительства Усть-Илимской ГЭС Алексей Матвеевич Зубарев договорился с Зыковым, что профсоюз эти книги купит, а потом продаст рабочим. Но как? Думали и придумали: просто так работяги брать и читать не будут, поэтому на каждом экземпляре рукой Германа Степановича выведены такие слова: «Передовику строительства Усть-Илимской ГЭС. Летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Г.Титов» — и его подпись стоит.

— Я не был передовиком, но три книги взял, — говорит Павел Павлович. — Две разошлись, одну храню.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Увлеченный космосом

Метки:
baikalpress_id:  15 987