История о выеденном яйце

У ангарчанина Валерия Степаненко необычное хобби — он увлекается резьбой по яичной скорлупе

В России можно по пальцам пересчитать художников, которые выбрали для себя столь необычный материал, во всем мире их не больше четырехсот человек. Валерий Степаненко — единственный от Урала до Камчатки, и никак не может найти единомышленников в Иркутской области. В этом году у него состоялась первая персональная выставка. До сих пор в Ангарском художественном центре можно полюбоваться на его работу, однако многие посетители не верят, что эти рисунки вырезаны на настоящих куриных яйцах — слишком причудливы узоры на хрупкой скорлупе. Есть среди них и новогодние мотивы.

Художником Валерий Степаненко стал около трех лет назад. Произошло это совершенно случайно. Младшая дочь Дарья (ей 14 лет), увидела в Интернете мастерски вырезанные узоры на яйце и позвала папу: «Смотри-ка, выеденное яйцо! А говорят, и копейки не стоит...» Увиденное настолько потрясло Валерия, что он сам решил взяться за дело. Вспомнил, как в молодости пытался резать по дереву, писать картины маслом. Но все постепенно было заброшено. И только сейчас нашлось вдруг объяснение такому поступку.

— Деревяшку уронить не страшно, картину подправить недолго, в работе же с яйцом нужен ювелирный подход, — рассуждает он сегодня. — Стоит его уронить, как все усилия пропадут даром. В этом-то и весь интерес.

 Поскольку учиться было не у кого, приходилось осваивать все методом «научного тыка», сначала время яйца просто ломались. Со временем Валерий набил руку, и теперь в его коллекции уже несколько десятков очень красивых и по-прежнему очень хрупких произведений искусства. Правда, до сих пор ему не приходило в голову их коллекционировать, большую часть просто раздаривал друзьям и знакомым. Кстати, первое время все они посмеивались над мастером, никто не верил, что из подобного увлечения может получиться что-то стоящее.

— Я работаю водителем служебного автобуса на Иркутском трубном заводе, — говорит Валерий, — и среди моих коллег много слесарей. Теперь все они восхищаются резными яйцами. И это приятно, поскольку рабочие люди могут понять, настолько это сложная работа. Яичная скорлупа — материал хрупкий и одновременно жесткий. Немного передавишь, перейдешь за пределы прочности, и все — оно разваливается прямо в руке. Не всякую идею получается воплотить в жизнь, некоторые рисунки можно нанести на скорлупу только при помощи гравировки. Для этого Валерий использует коричневые яйца, с которых снимает верхний слой эмали. А вот красить яйца он отказывается принципиально, поскольку краска — это химический элемент. Со временем она станет отваливаться и яйцо надо будет реставрировать.

— Наши кости и яичная скорлупа состоят из одного материала, — рассказывает он. — Если их обработать химией, то они уже перестанут быть костями в привычном смысле. Проще тогда взять и вырезать из пластмассы.

Специально за яйцами художник в магазин не ходит. Их покупает супруга к обеденному столу, а Валерий уже дома выбирает из них те, которые ему подходят. Говорит, что не любит отборных куриных и перепелиных яиц — у них слишком тонкая скорлупа. Лучше всего для вырезания подходят первая и вторая категории. Само яйцо обязательно должно быть сырое, потому что из вареного уже ничего не сделаешь.

От содержимого Валерий Степаненко избавляется самым обычным способом: делает два отверстия и выдувает. Пробовал делать это шприцем, но оказалось неудобно. После берет свою «кисть» — обычную дрель.

— Это очень опасная «кисточка», — улыбается Валерий. — Вес больше килограмма, около 4 тысяч оборотов холостого хода в минуту. Я сам неоднократно резал левую руку, потому что ее невозможно как-либо защитить. В Интернете видел разные советы — как можно, например, сделать станок для зажимания яйца. Однако сейчас такие советы кажутся мне смешными: яйцо для этого слишком хрупкое, его можно удерживать только в руках.

Темы для рисунков ангарский водитель черпает из жизни. Каждое яйцо неповторимо, имеет свой узор и свой смысл: иногда поводом для рисунка становятся подсмотренные или увиденные где-то сюжеты, ромашковое поле или дождь за окном. Есть у него серия яиц, посвященная взрослению дочки: сначала — мягкие кошачьи лапки, потом лапки с коготками. Перед этим Новым годом вырезал снежинки, а в прошлом году делал из яиц новогоднюю гирлянду. Есть и хулиганские мотивы: на одном из яиц — знаки мужского и женского начала.

В начале этого года, на Пасху, Валерий Степаненко впервые выставил на обозрение публики четыре яйца. Посетителям Ангарского художественного центра это настолько понравилось, что сотрудники центра решили провести накануне Нового года персональную выставку художника и назвали ее «Ангарский Фаберже». Появились даже желающие купить необычные изделия из «выеденных» яиц — правда, сам Валерий пока не готов делать что-либо на продажу. — На работу уходит немного времени — дня два, — говорит Валерий, — но идея формируется неделями. На выставке у меня представлена в основном летняя тема, а сейчас я думаю над зимней коллекцией. Что это будет — пока секрет.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments