Эльдорадо для стариков

Шведский социализм глазами иркутских пенсионеров

Окончание. Начало в № 50

Чтоб мы так жили...

Швецию многие ее граждане называют страной пожилых. Пенсионеры, говорят они, очень скоро будут преобладающей частью населения. Конечно, кто-то винит в этом малую рождаемость, однако еще одной немаловажной причиной является забота о стариках. Во многом благодаря этому удалось достичь потрясающих показателей: средняя продолжительность жизни шведского мужчины составляет почти 80 лет (для сравнения: в России менее 60 лет), представители слабой половины человечества живут здесь еще дольше. Средняя шведская пенсия — что-то около 1000 долларов. Если вдруг по каким-то причинам пенсионеру не хватает денег на аренду жилья или просто на жизнь, то государство всегда придет на помощь.

— О том, что пожилые люди в Швеции не брошены на произвол судьбы, говорит хотя бы тот факт, что в некоторых учебных заведениях есть отделения, где готовят специалистов по уходу за инвалидами и людьми пожилого возраста, — рассказывает Галина Дубович, побывавшая в составе иркутской делегации в городе Стремсунд, который является побратимом столицы Приангарья. — Мы ездили в один из колледжей, где пообщались с девушками, которые выбрали эту специальность, поговорили с преподавателем, посмотрели, на каком оборудовании здесь учат. Все, конечно, по последнему слову техники — тут тебе и муляжи с различными патологиями, всевозможные тренажеры, другой наглядный материал.

Кто-то из получивших данную профессию рассматривает ее как первый этап в медицинской карьере, а кто-то работает сиделкой долгие годы. Нас, например, возили к душевнобольному (живет он, кстати, в трехкомнатной квартире), так за ним уже много лет ухаживает один мужчина. К инвалидам здесь отношение такое же, как к обычным людям, даже к тем, у кого не все в порядке с головой. Многие из них проживают в обычных многоквартирных домах, рядом с обычными гражданами. И никого такое соседство не пугает.

Есть для людей с интеллектуальными нарушениями и свои центры, в одном из них мы побывали. Местные обитатели существуют тихо и мирно, никого не трогают. Их даже приучают хоть как-то зарабатывать себе на жизнь. Например, они колют дрова, которые потом охотно покупают жители соседних поселений — ведь именно этот вид топлива используется в большинстве домов на севере Швеции. Мы, естественно, поинтересовались: а как быть с буйными больными — есть ведь и такие... Нам ответили, что эти люди живут отдельно, в специальных домах, но условия там практически не отличаются от других социальных учреждений — те же уют, забота и грамотный медицинский уход.

Детский вопрос

Как нет в Швеции брошенных стариков, так нет и беспризорных детишек. Не знают здесь и такого понятия, как детский дом. Если ребенок по каким-то трагическим обстоятельствам остался без родителей, то органы опеки тут же пристраивают его на время в приемную семью, а потом уже подыскивают постоянных папу и маму. Зато детских садов в этой стране хватает всем. По здешнему закону муниципалитеты обязаны предоставлять места в дошкольных учреждениях всем детям, чьи родители работают или учатся.

— Одно из самых ярких впечатлений нашего пребывания на шведской земле оставило посещение детского сада в Стремсунде, — признается Галина Васильевна. — Это одноэтажное здание в виде буквы «п». Причем посередине находится открытая веранда, на которой детишки по желанию (при благоприятной, конечно, погоде) могут находиться во время послеобеденного сна. Есть большой двор для прогулок. Принимают сюда детей от года до шести лет, в группах по 15 человек. Очень мне понравилось, как устроена здесь игровая комната: ни одного острого угла, мебель и некоторые игрушки для безопасности маленьких воспитанников обтянуты мягкой тканью. Очень много всяких приспособлений для игры — тут и горка, и матрасы, и многое другое. Есть специальная комната, где дети занимаются творчеством. Нам они подарили свои рисунки. Очень открытые, непосредственные ребятишки. Нас, незнакомых теть, они не особо стеснялись — подходили к нам, с радостью фотографировались, но при этом не были нахальными. Воспитатели наблюдали за происходившим как бы со стороны, я не слышала ни одного окрика, ни одного замечания. Дети с первых лет жизни свободны в своих поступках. Их, например, никто не заставляет спать во время послеобеденного отдыха. Не хочешь — иди в игровую комнату или сиди рисуй.

Кстати, не знаю, как обстоят дела в Швеции с рождаемостью (все говорят, что она низкая), но нас на протяжении всей поездки постоянно окружали женщины, у которых в этом вопросе все в полном порядке. Например, у сотрудницы местного департамента здравоохранения и социальных услуг Берит Нордквист пятеро детей, а у председателя этого департамента Карин Нейсмарк — четверо.

Яблоки из Сибири

По словам Галины Дубович, которая десять лет возглавляет Иркутский клуб садоводов и огородников имени А.К.Томсона, главное в ходе визита в Швецию было посмотреть, как здесь живут любители-земледельцы.

— Северные территории, увы, оказались в этом плане не слишком примечательными, — признается Галина Васильевна. — Здесь почти нет огородов, садов. Впрочем, родственную душу найти все же удалось...

Карин Нейсмарк с мужем проживает на собственной ферме, находящейся примерно в 20 км от Стремсунда. Муж занимается разведением крупного рогатого скота, а Карин каждый день ездит в город на работу. Кстати, родители ее находятся в одном из домов для престарелых, в который нас возили. Мы видели, как они встретились. Заулыбались, обнялись. Никакого напряжения, никаких обид — просто ребенок приехал в гости к маме и папе.

Так вот после самой дальней нашей поездки — в местечко, название которого нам перевели как Едеде (пишется — Gaddede), где мы встречались с жителями местного дома для престарелых и инвалидов — Карин настояла, чтобы мы заехали к ней в гости. На глек. Это местный рождественский напиток из подогретого вина, с кардамоном, гвоздикой, изюмом, миндалем и разными другими ингредиентами. Знаете, я алкогольные напитки не употребляю, но здесь немножко попробовала. Очень вкусно.

А еще хозяйка с гордостью рассказала, что у нее на участке растут две сибирские (по ее определению) яблони. Сорта этих полукультурок она назвала, но я о таких не слышала. Выращивает Карин на своем огородике и овощи, но совсем немного.

Кстати, о яблоках. Я привезла с собой килограмма полтора яблок, которые на своем участке вырастил член нашего клуба Владимир Александрович Кравцов. В предпоследний день нашего пребывания в коммуне Стремсунд, на встрече с местными пенсионерами, мы разрезали плоды на небольшие кусочки и дали всем попробовать. Я рассказала шведам о нашем клубе, о том, чем мы занимаемся в далекой Сибири, о наших успехах. Узнав, что в нашем суровом климате мы умудряемся выращивать не только крупноплодные яблоки, но и арбузы, дыни, виноград, хозяева одобрительно зацокали, зааплодировали, а в альбоме, посвященном работе членов клуба имени Томсона, теперь есть отзывы на шведском. Все дословно перевести не могу, но присутствующая там запись «Фантастика!» узнаваема на любом языке.

Метки:
baikalpress_id:  36 122