Эльдорадо для стариков

Шведский социализм глазами иркутских пенсионеров

Целую неделю в ноябре нынешнего года над мэрией небольшого шведского городка Стремсунд развевался российский триколор. Таким образом местная власть выражала свое уважение ... пенсионерам из далекого Иркутска. Четверку отважных, решившихся на далекое путешествие составили активисты Иркутского регионального отделения Союза пенсионеров России: три Галины — Иогансон, Петрова и Дубович — и Лилия Бранденбург. Самой «юной» в этом году исполнилось 65 лет. Кстати, именно с этого возраста большая часть шведов уходит на заслуженный отдых.

Знакомство на берегу Ангары

Начало общению пожилых людей из двух городов-побратимов было положено нынешним летом, когда в Иркутск с дружеским визитом прибыла довольно многочисленная делегация из коммуны Стремсунд. В основном это были люди уже в солидном возрасте и естественно кроме красот сибирского края их заинтересовала жизнь сверстников. Наши пенсионеры, как известно, не привыкли выставлять на всеобщее обозрение все «тяготы и лишения» жизни, а потому на международной встрече, проходившей в актовом зале Департамента социальной защиты населения Иркутской области, просто сразили скандинавов своими многочисленными талантами. Они пели, танцевали, демонстрировали искусство рукоделия, угощали гостей разными вкусностями. Шведы были в восторге и в ответном слове позвали иркутян к себе в гости. Те приглашение, конечно, приняли, однако вряд ли кто тогда предполагал, что такая поездка возможна. Все-таки финансовые возможности наших стариков от европейских стандартов пока очень далеки. Но на помощь пришла городская администрация.

— Позвонили из регионального отделения Союза пенсионеров и поставили перед фактом, что меня включили в список делегации, которая отправляется в Швецию, — рассказывает Галина Дубович, вот уже много лет являющаяся председателем известного иркутского клуба садоводов имени Томсона. — Я, конечно, оторопела, ведь никогда в своей жизни за границу не ездила. У меня даже загранпаспорта никогда не было. Первая мысль — отказаться: дел дома невпроворот, да и здоровье совсем не богатырское. К тому же на самолетах уже более двух десятков лет не летала. Как-то боязно...

Посоветовалась с дочерью, и она меня убедила, что грех отказываться от такого предложения. Хоть посмотришь, говорит, как живут люди в одной из самых благополучных стран мира. А еще родственники пообещали мне «счастливый чемоданчик» внучки Наташи собрать — на колесиках. Сейчас она уже выросла, а в свое время исколесила с ним пол-Европы вместе с другими участниками нашего известного танцевального ансамбля «Солнышко». В общем, решили — надо ехать. Заполнила я какие-то анкеты, сделали мне паспорт, открыли визу.

Как «белые люди»

Даже несмотря на удачно выстроенный маршрут (при пересадках время ожидания было минимальным), путь иркутян до Стремсунда оказался довольно долгим — добирались почти сутки. Сначала перелет в Шереметьево, потом — в Стокгольм, далее — в Эстерсунд, оттуда еще километров 100 на автомобиле до места назначения.

— Из Иркутска вылетели в 7 утра, а прибыли в гостиницу «Нордик» в Стремсунде, когда дома было уже примерно три часа ночи, — продолжает Галина Дубович. — В Швеции в это время часы показывали что-то в районе 19.00, при этом темень непроглядная. Как мы потом выяснили, солнце на севере страны у них уходит очень рано — вечер наступает фактически уже в три-четыре часа дня.

Поселили нас в лучшей гостинице города, причем каждому был предоставлен двухместный номер. Чистенькая, очень уютная комната. На столе библия. На шведском языке, правда. Но эту книгу ни с какой другой не перепутаешь. На завтрак и ужин — шведский стол. Очень богатый и разнообразный. Обедали же чаще всего в ресторанах. Целую неделю благодаря гостеприимным хозяевам чувствовали мы себя «белыми людьми». В честь нашего приезда над мэрией Стремсунда российский флаг вывесили.

Общались через переводчика. Еще в Эстерсунде нас встретила молодая девушка Лейла, чеченка по национальности. По ее словам, в свое время она вместе с раненым мужем уехала из республики в Швецию, и теперь они здесь уже освоились. Кстати, на севере страны можно увидеть людей различных вероисповеданий и национальностей — есть и арабы, и китайцы, и темнокожие африканцы. Все живут мирно и дружно.

Работала с нами еще одна россиянка, по имени Юля. Она из Омска, лингвист, вышла замуж за шведа, сейчас ждет ребеночка. Кроме переводчиц рядом с нами постоянно находились по два-три представителя принимающей стороны. Чаще всего это были сотрудник местного департамента здравоохранения Берит Нордквист и председатель консультативного совета пенсионеров Роджер Кристоферссон.

Страна ленивых

Программа пребывания иркутской делегации в Стремсунде была насыщенной. Уезжали из гостиницы рано утром, говорит Галина Васильевна, а возвращались чаще всего поздно вечером. В первый день — прием в мэрии. Сибирякам рассказали о коммуне, ее жителях.

Территория Стремсундской коммуны довольно большая по шведским меркам — более 10 тысяч квадратных километров (соизмерима по площади с нашим Иркутским районом). Проживает здесь примерно 13,5 тысячи человек (в шесть с лишним раз меньше, чем в том же Иркутском районе). Простор, леса и много-много пресной воды (ее здесь, как и у нас, можно пить прямо из-под крана) — недаром же Швецию называют страной ста тысяч озер — все это в какой-то степени роднит наши края. Народ занят на предприятиях электротехнической и механической промышленности, по деревообработке, неплохо развит туризм, а также информационные технологии и коммерция.

— На встрече в мэрии я поинтересовалась: есть ли у них сельское хозяйство и садоводство, — рассказывает Галина Дубович. — Помощник мэра, улыбаясь, ответил, что они вообще-то люди ленивые. Кроме работы занимаются рыбалкой, охотой, туризмом, спортом, есть фермеры, которые разводят крупный рогатый скот, выращивают пшеницу и картофель. А вот садоводство и огородничество, в нашем понимании этих слов, здесь на севере не в почете. Фрукты и овощи шведы закупают в основном в Испании. Я брала с собой семена томатов, хотела кому-то подарить. Однако после таких заявлений думала, что увезу обратно. Но когда предложила, то их охотно разобрали. У Берит, например, мама занимается огородом. Обещали на будущий год прислать мне снимки наших томатов, выращенных на шведской земле.

Санаторий для престарелых

Система социального обеспечения в Швеции заметно отличается от российской. Для пенсионеров и инвалидов создано настоящее Эльдорадо (страна мечты). Брошенных стариков здесь просто нет. Любой человек, уйдя на заслуженный отдых, вправе сам решить, как хочет провести старость и где ему жить. Он может остаться в собственном доме (если таковой имеется), может взять квартиру в аренду у государства, а может уйти в дом престарелых. Причем последний вариант довольно популярен в этой стране, и ни у кого даже в мыслях нет кинуть упрек в адрес родственников. Здесь это считается нормальным.

— Дом престарелых, в который нас привезли в первый день, представлял из себя одноэтажный особняк, — говорит Галина Дубович. — У каждого обитателя, а их там проживает 13, своя квартира. Просторная комната, небольшая кухонька, большой санузел — это то, что касается своей личной территории. Кроме того, внутри здания есть огромный холл, где пенсионеры могут посидеть вместе, пообщаться, просто посмотреть телевизор. У каждого из стариков персонально ухаживающий за ним специалист. Кстати, пенсионеры сами выбирают себе опекуна и при желании в любой момент могут поменять его. В доме есть старшая медсестра. Врач приходит по вызову, соответствующие кнопки есть в каждой комнате. Доступ родственников — свободный. Есть столовая — кто хочет сам туда ходит, кому-то приносят еду прямо в квартиру. Такой вот «коммунизм». Правда, удовольствия эти конечно же небесплатны. За проживание и обслуживание в доме престарелых пожилой человек отдает примерно 70 процентов от своей пенсии.

На 13 обитателей в итоге, как мы посчитали, набирается ровно столько же человек обслуживающего персонала. И это не просто люди с улицы, а сертифицированные работники. Готовят их в местном лицее. Никто не считает данную профессию какой-то низкой. Работа как работа. Зарплата, правда, не очень высокая — по выражению одной из сестер милосердия, «могла бы быть и немного побольше».

Самому старшему обитателю учреждения, как нам сказали, 104 года, но мы его не видели. Были в гостях у одной женщины, ей под 90. Зашли к ней, а она вяжет. Нервы, говорит, это занятие хорошо успокаивает. Очень доброжелательная. По первому взгляду на ее комнату видно, что родственников у нее много — везде развешаны фотографии. Но она предпочитает жить отдельно от них.

Продолжение следует.

Загрузка...