Меняю жалость на дружбу (есть видео)

Иркутянка Маша Ощепкова печатает на клавиатуре носом и мечтает научить здоровых людей дружить с инвалидами

Что сразу удивляет в Маше — это ее активная жизненная позиция. Она словно своим внешним обликом говорит: «Да, я такая, но ничем не хуже здоровых людей». И действительно, посмотришь на некоторых: все им плохо, денег мало, жизнь не удалась и всегда кто-то что-то должен. Машу закалил недуг. Она закончила с отличием школу, получила красный диплом в институте, работала, пишет книги. Единственное, что ей до сих пор трудно, — понять неадекватную реакцию окружающих.

Страшный диагноз — ДЦП Маше поставили в один годик. Мама Ольга Михайловна и бабушка Екатерина Иннокентьевна приняли ситуацию, как есть, и научились с этим жить. В первый класс Маша пошла в Ангарске, где тогда жила бабушка. Это было специальное детское учреждение № 9 — детский сад и при нем школа для ребят с подобными недугами. Любознательная и сообразительная, девочка сразу стала отличницей. Читать Маша научилась еще до школы, учеба давалась ей легко.

В пять лет она увидела по телевизору, как кто-то писал, держа ручку во рту, попробовала сама, и у нее получилось. В школе Маша так и писала, причем выходило у нее это делать даже быстрее, чем у детей со здоровыми руками. Почерк — обычный, детский, немного неровный, но вполне понятный и читабельный. Такой способ письма Машина учительница предложила попробовать еще одной ученице школы, тоже неспособной держать ручку, однако та отказалась наотрез — так до конца школы за эту девочку писала ее мама.

Способы общения

Сейчас стоматологи запретили Маше работать ручкой во рту, опасаясь проблем с зубами. Теперь девушка пишет на бумаге только по необходимости, а работает на компьютере, общается по Интернету посредством СМС... носом. Маше специально купили телефон с крупными кнопками и хорошей громкой связью, а для нажимания кнопок они с мамой придумали специальную насадку на нос.

— Мы очень долго думали, из чего ее сделать, — рассказывает мама Ольга Михайловна, — пока не нашлось ничего лучше свернутой бумажной трубочки от сахарной ваты с колпачком от ручки на конце.

Неровные линии

Средние классы Маша училась в центре реабилитации: неделю — там, на выходные — домой. С 8 класса девочка занималась в Иркутске и окончила школу здесь. О том, как несправедлив мир к людям с ограниченными возможностями, ей не единожды «объясняли» в школе. Маша старалась выполнять все задания по всем предметам — в силу своих возможностей. Даже по геометрии исхитрялась чертить сама. Линии, конечно, не были идеально ровными, но попробуйте сами без рук вообще попробовать провести прямую. Задачки же Маша щелкала как орешки. И вот однажды учительница сообщила девочке, что не может поставить ей за года пятерку: директор запретила это делать, потому что у Маши линии неровные. И с медалью вышло, мягко говоря, недоразумение: поставив в аттестат ученице Ощепковой «отлично» по всем предметам, администрация школы выдала ей на выпускном... серебряную медаль.

После окончания школы Маша поступила в ИГЛУ, причем училась очно и получила красный диплом по специальности «педагогика и методика дошкольного образования». А потом встал вопрос: где и как работать? Мария устроилась дистанционным корректором в несколько журналов, публиковала статьи в разных изданиях, в том числе и московских.

Через бюрократию

Все это было неофициально. Инвалидам 1-й группы работать запрещено. Маша уговорила маму отправить ее на медико-социальную экспертизу(МСЭ).

— Я долго убеждала комиссию, что моя дочь имеет красный диплом, хочет и может работать на дому, — рассказывает Ольга Михайловна. — Тогда нам отправили психолога: какое заключение даст, так и будет. Психолог, едва переступив порог, спросила, умеет ли Маша читать. А потом начала тестировать — один тест, второй, третий... После пятого Маша устала держать в зубах ручку, а женщина достала новую пачку. Дочка не выдержала и спросила, зачем ей проходить тесты для детей на степень подготовленности к школе. Психолог смутилась и сказала, что Маша вполне может работать официально.

Только завести трудовую книжку Марии Ощепковой так и не удалось. Журналы, где она работала корректором, закрылись. В прошлом году Маша загорелась идеей создать программу «Общение без границ», призванную помочь инвалидам влиться в жизнь общества. Если кратко, то это статьи, объясняющие, что болезнь не препятствие для общения, и в первую очередь это должны понять здоровые люди. Маша разработала тест и анкету для тех, кто хочет стать волонтером. Главное, он не несет никаких финансовых затрат, лишь дарит больному человеку радость общения с окружающим миром: письма, звонки, СМС.

— Я знаю, что такое недостаток общения и как больно, когда у тебя появляются «друзья» из любопытства или, чтобы заработать к себе хорошее отношение преподавателей, — рассказывает Маша. — Разочарование, боль и непонимание — вот что чувствуешь, когда эти люди просто исчезают из твоей жизни. Я же ничего плохого им не сделала! Немногих могу назвать настоящими друзьями, которые меня поддерживают, с которыми мы часто общаемся. Это мой друг Елена Юрьевна. В программе я и написала, что волонтерам стоит работать с детьми старше 12 лет, перестраховаться, чтобы разочарование в людях не дало тем обидеться на весь мир и замкнуться в себе.

Сломать стереотипы

Куда бежать с этой программой, чтобы претворить ее в жизнь, ни мама, ни Маша не знают. Попытка передать брошюру чиновникам никаких результатов не принесла. А ведь Машино неравнодушие могло бы помочь многим людям, в том числе инвалидам, — найти себе друга, здоровым людям — сломать стереотипы.

— Нужно объяснять, что инвалиды — такие же члены общества, — говорит Ольга Михайловна. — Вот мы выходим с Машей гулять летом, обязательно кто-нибудь пальцем тыкнет: «А что с ней случилось, кто ей руки вывернул? А она разговаривать у вас умеет?»

Между тем Маша подготовила к школе троих детей. У Ощепковых по соседству работает частный садик, мама как-то познакомились с заведующей, дала почитать Машину книгу, и заведующая предложила позаниматься с ребятами. Родители двух девочек и одного мальчика согласились. Детей нисколько не смутило, что их учительница сидит в коляске, они прекрасно понимали ее речь. Теперь эти дети учатся в школе.

— Маша очень хочет заниматься с детьми, но как нам найти ей учеников, не представляю, — сетует Ольга Михайловна. — Если дать объявление, боюсь, узнав, что Маша инвалид, родители, не зная ее лично, не согласятся доверить ей своих детей. А разочаровывать дочь лишний раз не хочется.

Если кто-то из наших читателей может предложить героине материала работу, знает, как реализовать ее программу, или просто захочет подготовить своего ребенка к школе, звоните в редакцию.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Такая же как все

Загрузка...