Кафедра журналистики ИГУ

Кузнице кадров для теле-, радиостудий и редакций газет исполнилось 50 лет

Отделение журналистики филологического факультета Иркутского государственного университета много лет находится по одному адресу: улица Чкалова, 2. Почему в 1961 году на огромной территории от Урала до Владивостока площадкой для подготовки журналистских кадров выбрали именно Иркутск? Кто был одним из инициаторов открытия кафедры журналистики при Иргосуне (так называли в 20-е годы госуниверситет)? Развернутые ответы на эти вопросы дает кандидат исторических наук, доцент Леонид Степанович Любимов.

...Сижу в скромной двухкомнатной квартире на улице Лермонтова, с ее хозяином — Леонидом Степановичем Любимовым. Когда-то, еще будучи студентом отделения журналистики ИГУ, помню, я несколько раз бывал здесь, однажды даже посчастливилось встречать Новый год. Шумно, весело было: среди гостей снует оживленная хозяйка, предлагая «откушать» то одного, то другого блюда. Но всех привлек огромный котел (мангал), стоявший... посередине стола. Это один из студентов-заочников, замечательный фотокор того времени Виталий Белоколодов, соорудил настоящий, в настоящем азиатском казане среднеазиатский плов, аромат которого забил все остальные запахи и вкусы. Это было нечто...

Сейчас Леонид Степанович один... Нет любимой жены — умерла; гости хоть и приходят, но все больше по делу. Книги, журналы, учебники по-прежнему аккуратно стоят на полках, но их теперь некому читать: их хозяин ослеп несколько лет назад и читать, работать с ними он не может. (Раньше это делала покойная супруга, помогая Леониду Степановичу в его работе, в которой он видит сегодня единственное спасение от одиночества). Это именно ей, своей любезной Виргинии, он обязан пятитомным трудом по истории печати в Сибири. А сегодня чуть ли не единственные источники информации для него — радио, телевидение. На работу и домой его возит дальняя родственница, готовить он научился вслепую.

— Мне проще всего варить каши, — невесело шутит Леонид Степанович, — тут сложности особой нет. Но как он работает... Помимо того, что слышит по радио и телевидению, выручает его изумительная память. Он сохранил, конечно, кое-какие записи, цитаты, документы, которые аккуратно записаны еще в оные годы в специальные «визитки», но... читает их (и лекции, разумеется) исключительно по памяти.

На улице Чкалова, 2

Перед встречей с ним я заглянул на кафедру журналистики, где не был уже лет 8—10 (когда-то читал здесь лекции по технике оформления газеты, без отрыва от «производства» — своей «Восточки», почти 25 лет). Заглядываю в одну из аудиторий — вдруг встречу Любимова? И точно: в одной из аудиторий слышен его такой знакомый, чуть глуховатый, но бодрый голос. Энергичные, насыщенные, полные импровизации, его лекции такими и остались, какими запомнил я их еще на втором курсе, куда сбежал от филологов, замученный «редуцированными» согласными и чудовищной сложности диктантами. Договорились встретиться в пятницу (единственный день, кроме выходных, когда у него нет занятий).

 А повод для встречи был, да еще какой! Недавно кафедра отметила свое 50-летие, но празднование решено было отодвинуть до ноября: город отмечал множество событий поважнее юбилея кафедры журналистики ИГУ, пусть даже золотого. И вот я дома у своего бывшего преподавателя, кандидата исторических наук, доцента, немало лет проработавшего и деканом факультета, и заведующим кафедрой, — у Леонида Степановича Любимова.

Почему кафедру открыли в Иркутске?

 Включаю диктофон. С ужасом замечаю, что пленка уже через час «забита» разговором, а это в «переводе» на газету — страница. — Леонид Степанович, — умоляюще трогаю его за рукав, — давайте поджиматься! Ну это ж невозможно — историю печати в Сибири втиснуть в одну пленку!

— Ну хорошо! — соглашается он. — Давай тогда я тебе буду задавать вопросы, а ты коротко отвечай. Ну вот, ответь мне: почему в Сибири, а именно в Иркутске, в далеком теперь 1961 году открыли кафедру журналистики? (Ну, для верности добавим еще Владивосток, но это уже не Сибирь.) Но ведь были Новосибирск, Омск, Томск, Красноярск, Барнаул, другие города. Так, вижу, что не знаешь. А потому что не историк. Поедем дальше: кто был инициатором?

— Обком КПСС?

— Так, тоже не знаешь. Сколько можно составить, скажем, редакций газет из наших выпускников за эти 50 лет?

— Много. Может быть, 50?

— Обижаешь кафедру... Не меньше 100 редакций!

— Ну тогда я пас...

— Так вот зная, даже не очень глубоко, историю Иркутска, легко представить, почему и университет, и кафедра затем были открыты у нас. Люди! Вот они-то и были теми подлинными Прометеями просвещения нашего города, да и всей Сибири. Во многом сыграло удачное расположение города, «середины земли». Еще с 1770-х годов появляются первые сообщения об Иркутске, издан даже географический лексикон, собранный Ф.Полуниным. Следом — книга И.Фишера «Сибирская история с самого открытия Сибири». В книге иркутского вице-губернатора Семивского (подлинный автор — А.Лосев) появляются «Новейшие, любопытные достоверные повествования о «Восточной Сибири» (1817 г.). Известные общественные деятели, журналисты, имена которых и сейчас на слуху у грамотных людей, начинают эту работу с подлинным размахом и энтузиазмом. В 1870 году таким был М.В.Загоскин. Он написал книгу об Иркутске, губернии, других губерниях. Фактически это было первое учебное пособие по географии нашего огромного края.

Наш знаменитый В.П.Сукачев выпустил книгу «Первое столетие Иркутска». Появляются летописи об Иркутске, путеводители, и особую роль в освещении общественно-политических, экономических событий, связях с Востоком, с открывателями новых земель сыграли журналисты, редакторы. Назвать всех нет возможности, но не вспомнить М.Загоскина, А.Щапова, Н.Романова — это будет невероятной несправедливостью. Чем же замечательны (в плане нашей беседы) эти люди? Да тем, что благодаря их подвижнической деятельности Иркутск приобретал славу города необычного, яркого, быстро развивающегося. Он становился, плюс ко всему, воротами между Востоком и Западом. Немало замечательных журналистов (уже нового поколения) трудилось на своих постах и в первые советские годы. В этот период в город приезжают замечательные ученые, внесшие немалый вклад в самые различные отрасли общественных и естественных наук.

Кадры: от Урала до Тихого океана

Пусть читатель-журналист не удивляется, но одним из инициаторов открытия кафедры журналистики при Иргосуне (так называли в 20-е году госуниверситет) был замечательный ученый Марк Азадовский. Хотя открыта она в начале 60-х при содействии преподавателей Московского университета. Это смелый шаг. Ведь преподавателей журналистики не было, опыта — никакого, первых студентов-журналистов поставлял историко-филологический факультет. Но нужда в журналистских кадрах была огромная: только в области работало 40 районных газет, а если подсчитать от Урала до Владивостока? Так называемые покупатели из других областей «на разрыв» дрались за наших выпускников. Многие стали редакторами областных и районных газет. Трудно и сейчас найти города в Сибири, где бы не трудились наши студенты, хотя во многих из них уже давно открыты свои кафедры журналистики. Всего же университет дал 3500 выпускников, и, конечно же, они работают не только в Сибири и не только в газетах, но и в самых различных областях науки и общественной деятельности.

 Первой завкафедрой была Надежда Степановна Тендитник. Проработала несколько лет — предложили уйти (как же, беспартийная!). Пришли преподавать опытные журналисты — Семен Бройдо, Леонид Ермолинский, Сергей Иоффе, Элеонора Шугаева, Раднай Шерхунаев, Лариса Гайдай, Павел Забелин, Владимир Владимирцев; заведовать пригласили из «Восточно-Сибирской правды» М.И.Давидсона. Потом его сменил П.В.Забелин. Это были практики, причем недостаток педагогического опыта прекрасно компенсировался мастерством, творческой позицией этих журналистов. Но... журналисты не всегда охотно шли на преподавательскую работу: сказывалась ощутимая разница в оплате труда. Надо было «остепеняться», но поработавших в газете людей мало привлекала такая перспектива.

Окончание следует.

Загрузка...