Спасительный аккорд

Педагог музыкальной школы поселка Усть-Ордынского предотвратила дорожную трагедию, нажав на педаль тормоза в то время, когда водитель автобуса был без сознания

В апреле этого года детский ансамбль «Регтайм» из Усть-Орды отправился на гастроли в соседнюю Осу. Праздничное мероприятие едва не закончилось страшной катастрофой: во время движения водитель автобуса потерял сознание, и неуправляемая машина пошла в кювет. Критическую ситуацию изменила хрупкая женщина — музыкальный работник и руководитель ансамбля Лилия Сибиданова. За считанные секунды, пока неуправляемый автобус скакал по кювету, она сумела пролезть в узкое окно, отделявшее водителя от пассажирского салона, и нажать на педаль тормоза. В салоне автобуса находилось 14 человек, в том числе 8 детей. Никто из их, к счастью, не пострадал. Десятого ноября Лилию Сибиданову наградили почетной грамотой «За личное мужество и героизм, проявленные в экстремальной ситуации».

Выезд на первые гастроли

При первой встрече с Лилией Сибидановой ни за что не подумаешь, что преподавателем в Усть-Ордынской музыкальной школе она работает уже 23 года, — невысокая, худенькая женщина выглядит очень молодо. Судя по тому, как легко с ней общаются ученики, в душе педагог сохранила молодость и задор, хотя, надо полагать, спасти всех от неминуемой катастрофы ей помогли совсем другие качества — храбрость и самообладание. Сама Лилия Сибиданова о своем поступке высказывается сдержанно.

— Хорошо, что я не смотрела по сторонам, — говорит она, — если бы я увидела, что мы падаем, наверное, тоже бы запаниковала. А так я даже не поняла, что мы съехали с дороги. К тому же я схватилась за поручни, не ударилась головой, как другие, и не потеряла самообладания.

Все случилось ранним утром 19 апреля. В этот день детский ансамбль музыкальной школы «Регтайм», состоящий из мальчиков 11—14 лет, вместе с окружным ансамблем «Степные напевы» должен был выступать в поселках Оса и Бохан. Гастроли за пределами родного поселка для мальчишек редкость — происходит это не чаще двух-трех раз в год, поэтому все собирались в поездку весело и шумно. Когда к музыкальной школе подъехал автобус, в него первым делом загрузили инструменты — аккордеоны, баяны, ударную установку, гитары, контрабасы. Потом весь состав «Регтайма» в автобусе, за рулем которого сидел пожилой мужчина, подъехал к киноконцертному залу «Эрдем». Здесь к ним присоединились взрослые артисты из «Степных напевов», часть которых сели во второй автобус.

Обе машины арендовали в Усть-Ордынском центре дополнительного образования. Кстати говоря, гастроли в тот день были по-настоящему особенными еще и потому, что детский ансамбль впервые включили в концертную программу ЦДО — до сих пор юные музыканты выступали только на школьных концертах. Стареньким КАВЗом управлял мужчина с почти 40-летним водительским стажем, Лев Хамаганов. В свое время он работал в ДОСААФ инструктором по вождению на категорию Д. За 20 лет работы непосредственно водителем автобуса Лев Хамаганов возил экскурсии в Улан-Удэ, Аршан и даже в Киргизию, поэтому поездка в Осу для него не представляла никакой сложности. Но в тот день все пошло по-другому...

Где у него тормоз?!

От Усть-Орды до поселка Кулункун проложен асфальт, и эти восемь километров были преодолены без приключений. После Кулункуна началась гравийка.

— Если честно, я даже не понял, что произошло, — рассказывает 14-летний Георгий Иванов, один из участников ансамбля «Регтайм». — Мы с пацанами сидели на местах и в наушниках слушали музыку. Внезапно нас всех начало трясти, и с задних рядов посыпались инструменты. Тут же мне в шею с силой прилетел барабан: я упал, в глазах начало двоиться. Рядом со мной сидел другой мальчик — Тагир Ербанов, он тоже упал, но ему повезло меньше. Ребрами он ударился о железный обод барабана, а на ногу ему рухнул аккордеон. Он потом долго проходил обследование в больнице, а у меня после этого страшно болела шея...

— Скорее всего, водителю стало плохо еще на асфальтовой дороге, — добавляет Оксана Доржижанова, преподаватель музыкальной школы, которая также находилась в автобусе, — потому что мы с какой скоростью ехали по ровной дороге, с такой же поехали и по гравийке. В этот момент начали падать инструменты, и Лилия Прокопьевна (она сидела рядом со мной) встала, чтобы их поправить. Я сидела у окна, и в этот момент совсем рядом с собой увидела землю — автобус накренился в левую сторону. Когда же он выпрямился, я стукнулась лицом о переднее сиденье и от удара стала плохо понимать, что происходит.

 Автобус сильно затрясло — в этом месте рядом с дорогой находится усыпанный камнями овраг. Сложно сказать, какое чудо помогло удержаться машине на колесах. Водитель Лев Хамаганов в это время находился в бессознательном состоянии.

— Я не помню даже, как Кулункун проехали, — признается он сегодня. — Очнулся уже в реанимации.

В то время, когда автобус на всем ходу полетел в кювет, кто-то из преподавателей закричал: «Водителю плохо!» Еще одна женщина стала кричать: «Тормоз! Я не знаю, где тормоз!»

— Услышав эти крики, я поймала себя на мысли: я-то знаю, где тормоз! — вспоминает Лилия Сибиданова. — Три года назад мы купили «Жигули», и у меня есть водительский опыт. Поэтому я полезла в кабину к шоферу через окошко, которое, слава Богу, было открыто. Водителя в это время било в судорогах — это было похоже на эпилепсию. Я нажала на тормоз и выключила зажигание.

Вспомнить все

Сегодня все участники тех драматических событий вспоминают разное. Одни говорят, что на пути автобуса торчали останки старого строения и, наехав на них, КАВЗ неминуемо бы перевернулся. Другие — что из дорожной насыпи торчали водоотводные трубы и, попади туда автобус, многие могли бы погибнуть. Вспоминают и о русле высохшего ручья, съезд в который гарантировал бы перевертыш. Как бы там ни было, последствия могли быть очень серьезными, а так все отделались синяками и ссадинами. Больше всех в той аварии пострадала Оксана Доржижанова — у нее была разорвана слизистая во рту, и позже ей пришлось даже зашивать рану.

Когда машина остановилась, Лев Хамаганов по-прежнему находился без сознания, он лежал поперек кабины, поэтому не было возможности открыть пассажирскую дверь; обычно это делает водитель, в кабину которого ведет длинный рычаг — такова конструкция КАВЗа. У Лилии Сибидановой не хватило сил сдвинуть с места Хамаганова, поэтому все, кто был в салоне, эвакуировались через водительское сиденье — перелезали через окошко и лежавшее тело.

Через 5—10 минут после ЧП подошел второй автобус. Водителя увезли на скорой, чуть позже подъехали сотрудники ГАИ. Они опросили свидетелей на месте. Позднее был допрошен и механик, выпустивший водителя на линию.

— Путевой лист, в котором должна стоять отметка медицинского работника, я так и не нашел, — рассказывает Петр Булгадаев, государственный инспектор отдела ГИБДД МО МВД России по Эхирит-Булагатскому району, выезжавший на место ДТП. — Как выяснилось позже, у водителя была алкогольная интоксикация. Перегара не было, но, видать, до этого он некоторое время пил, а за два-три дня до ЧП уже перестал употреблять. Тем не менее у него проявилась интоксикация организма.

Механика, допустившего неадекватного водителя к рулю, привлекли к административной ответственности. Где находился доктор и способен ли механик определить уровень алкогольной интоксикации — на эти вопросы мы, например, смогли найти ответ, но таковы выводы комиссии.

 Льва Хамаганова, после того как он выписался из больницы, уволили с должности шофера и перевели в разнорабочие. Теперь он работает в ЦДО сторожем.

— Я сам ушел, — говорит он теперь. — Не хочу чужих детей убивать. А женщине этой спасибо. Я ее не знаю лично, но хочу лично поблагодарить, да никак не дойду. Стыдно, наверное... В тот день концерты, конечно, отменили. Мальчишки-музыканты очень расстроились и теперь с нетерпением ждут, когда же они снова поедут на гастроли. Никто из участников тех событий никого не обвиняет. Живы остались, говорят, и слава Богу. Единственное, что изменилось с тех пор в размеренной жизни музыкальной школы, — ученики с большим уважением стали относиться к преподавателю по классу аккордеона и фортепиано.

Метки:
baikalpress_id:  15 635