Ревень на экспорт

В Средние века растение ценилось наравне с пушниной, зерном и икрой, а частным лицам запрещали торговать им под страхом смертной казни

Ревень растет у большинства из нас на даче и не считается чем-то диковинным. Однако несколько столетий назад корни ревеня ценились чрезвычайно высоко. В XVIII веке в России торговля ими была государственной монополией, а частным лицам запрещалось продавать их под страхом смерти. С 1731 г. торговля ревенем на русско-китайской границе производилась исключительно через Кяхту. Эта история довольно интересна.

Немного истории

Впервые корень ревеня упоминается в старокитайском травнике «Пенцао-кинг», написанном за 2700 лет до нашей эры императором Шен Нунгом, отцом китайской медицины. Тогда ревень считался недорогим лекарством, его употребляли как очищающий чай люди третьего класса. Со временем растение стало предметом экспорта в Китае. Около 114 г. до нашей эры караваны с ревенем прибывали из Северного Китая в Самарканд и Бухару, дальше — к Волге, а оттуда его доставляли в Европу. Часть караванов направлялась в Индию, в древний порт Барбарику.

Изменения в поставках растения в Европу произошли в XVII веке. С 1653 г. китайское правительство разрешило продавать его России в пограничных зонах. В 1687—1762 гг. русские власти установили фактическую монополию на торговлю ревенем. В 1871—1873 гг. русский путешественник Н.Н.Пржевальский нашел ревень тангутский в окрестностях озера Кукунор в Китае и привез семена в Россию. Их посеяли в Петербургском ботаническом саду. Чуть позже немецкий ботаник Тафель привез семена ревеня с Тибета в Швейцарию, и выращенные растения стали прародителями современных европейских сортов ревеня.

Долгое время главным богатством, поставляемым из Сибири, была пушнина. Прежде всего за ней приходили из России казачьи отряды, ватаги гулящих людей и промышленников. Первые сибирские остроги строились для того, чтобы заставить коренное население платить дань ценными мехами. В начале XVIII века пушного зверька заметно выбили, а государству требовались новые источники доходов. Вскоре одним из таких источников стала продажа ревеня в страны Западной Европы. В XVII веке основными поставщиками ценного растения стали бухарцы. Они привозили его в Тобольск, Томск, Иркутск, Тару и Тюмень. Самым большим складом был Тобольск, туда привозили ревень и русские торговцы, ездившие за ним в Бухару.

И те и другие купцы могли продавать этот товар только казне, по строго установленным ценам. Правительство России посылало экспедиции искать ревень и на территории Сибири. В 1652 г. это растение было найдено в районе реки Барневы, впадающей в Исеть (Западная Сибирь). В 1696 г. было приказано искать ревень около Нерчинска, почти тогда же нашли его близ Красноярска. Но сибирский ревень по своим качествам оказался непригодным к употреблению, и только один красноярский в случае острой необходимости собирали в казну по распоряжению Медицинской коллегии.

Отыскивая ревень, правительство одновременно делало попытки развести его в Сибири путем посева. Первый раз растение было посеяно в районе реки Барневы, но опыт оказался неудачным. Подобные попытки повторялись в XVIII веке, однако и они не дали положительных результатов. Это заставило правительство в 1778 г. запретить покупку ревенных семян у бухарцев и китайцев.

Всенародное слабительное

В 1657 г. царь Алексей Михайлович издал строжайший закон, запрещавший частным лицам торговать корнями ревеня под страхом смертной казни. В сентябре 1697 г. Петр I приказал князю Черкасскому, назначенному в Тобольск воеводой, собирать у населения корни ревеня, отсортировывать их и тщательно хранить. В 1698 г. приготовленный для продажи ревень стали облагать таможенными пошлинами наряду с соболями и черными лисицами.

В этом указе также повелевалось закупать у бухарцев ревень для казны по 4—6 руб. за пуд, но не дороже. В 1701 г. государь дал «особенный наказ отправленному в Нерчинск воеводой стольнику Бибикову, чтобы он искал именно ревень копытчатый да прямой, а не черешковый, велел бы его накопать и на солнце высушить кусками, как водится», сложить в мешки и сундуки, «чтоб не погнил и сила бы из него не вышла».

Почти в течение всего XVIII века ревенная торговля находилась в руках государства. В 1704 г. приказано было покупать в сибирских городах ревеня для казны не менее 300 пудов в год и свозить его в Москву. Частным лицам строго запрещалось торговать им. По тем временам это было мощнейшее слабительное, которое способствовало работе органов пищеварения. А поскольку русская кухня отличалась известной тяжестью — в ней всегда находилось место огромному количеству пирогов, — то в XIX в. не было дома, где в сундуках не хранились бы деревянные коробочки со сдвигающейся крышкой, как в пенале, а в коробочке — желтоватый порошок. Это и был вожделенный ревень. Петр I велел наилучший ревень использовать «к отдаче иноземцам». В перечне товаров, принадлежавших казне, опубликованном 3 июля 1711 г., на 7-м месте значилась икра, на 10-м — ревень, и только на 11-м — хлеб.

В 1727 г. торг ревенем получил полную свободу, но ненадолго. С 1731 г. он снова перешел «для казенной прибыли» в руки государства. В 1735 г. вышел указ, грозивший лишением имущества за ввоз и продажу ревенного корня, а через несколько дней последовал другой, определивший еще более строгое наказание — смертную казнь. Строгость этих указов объясняется тем, что после 1731 г., когда торговля этим товаром была объявлена царской монополией, частная торговля ревенем «спряталась в безымянные проходы и без огласки подрывала надежды казны» на получение больших доходов. Действительно, торговля ревенем давала огромную выгоду. Пуд корня ценного растения в Петербурге стоил 37 руб., за границей его продавали по цене 162—289 руб. Тысяча пудов давала, следовательно, 168—282 тыс. руб. прибыли. Поэтому правительство было заинтересовано в бесперебойном его ввозе.

Кяхтинский ревенный дом

Главными поставщиками ревеня в Кяхту были бухарцы. Знаменитый немецкий и русский естествоиспытатель Петр Симон Паллас (1741—1811) писал, что они вели ревенную торговлю «почти с самого начала китайского торга». Большинство бухарских купцов постоянно проживало в Маймачене (китайский городок рядом с Кяхтой), где у них находились собственные дома и мечеть. Некоторые бухарцы приезжали туда каждый год, чтобы выменивать товары специально для пекинского двора. Китайским купцам строго запрещалось «при великом штрафе» мешать бухарскому торгу, однако китайцы умудрялись продавать ценный товар «под запрещением». «И так оное случается, — пишет Паллас, — или тайно, или через подарки командирам, или смешав с некорыстными».

Ревень доставляли в Маймачен на верблюдах, в пятипудовых шерстяных мешках. Его прием и плата пушниной производились в Кяхте особой конторой, учрежденной коммерц-коллегией, при которой служил специальный аптекарь или браковщик. Из Маймачена товар свозили в Кяхтинский ревенный дом, где рабочие под руководством браковщика и в присутствии бухарских купцов разрезали его на куски и проверяли качество: низкосортный и отбросы тут же сжигались.

Из Кяхты — в Москву, в Медицинскую контору

Ревень выменивался в Кяхте на «мягкую рухлядь» и юфтевые кожи (юфть — сорт толстой, прочной кожи). Кожу привозили в основном крестьяне и буряты Забайкалья, купцы и мещане городов Селенгинска, Верхнеудинска и Иркутска, и лишь небольшая часть доставлялась из европейской части России. В августе 1778 г. Иркутский губернский магистрат издал указ о вывозе желающих поставлять в Кяхтинскую ревенную комиссию юфтевых кож, образцы которых должны были предъявляться для осмотра в Иркутскую губернскую канцелярию. Принимала казна также и невыделанные кожи, которые шли на упаковку ревеня при отправке его в Россию.

Весь ревень, покупаемый в Кяхте, отправляли ежегодно в Москву, в Медицинскую контору, и лишь небольшая часть его оставалась в Иркутской полевой аптеке, откуда он распределялся по всей Сибири. Перевозку ревеня от Кяхты до Тобольска отдавали с торгов купцам и мещанам городов Троицкосавска, Селенгинска, Верхнеудинска и Иркутска. Часто его возили тобольские и российские купцы, приезжавшие торговать в Кяхту. Последние обычно доставляли ревень в Москву, оттуда он расходился по всей России и шел за границу. В 1782 г. вышел указ, согласно которому была «дозволена свободная торговля ревенем и ревенным семенем как внутри, так и вне границ России».

Этот указ дал купцам, связанным с Кяхтой, не только возможность свободно выменивать растение, но и принимать участие в обслуживании государственной ревенной торговли. Например, в 1785 г. крупный кяхтинский купец Пахолков был назначен в ревенную комиссию комиссарским товарищем. Закат торговли ревенем начался лет через пятьдесят. К этому времени главным складочным местом товара стал Иркутск. Спрос на ревень в Европе постоянно колебался. Бывали годы, когда подготовленные к вывозке партии растения так и оставались гнить в иркутской конторе, а при ревизии ее канцелярии постоянно вскрывались злоупотребления и воровство. Окончательно имперскую монополию разрушили конкуренты. После англо-китайских войн 1839—1842-го и 1856—1860 гг. западные государства заставили открыть китайские порты и нашли другие пути транспортировки ревеня в Европу.

В 1860 г. Россия лишилась монополии на этот товар. Теперь компоты и варенье из некогда дорогого сырья варят почти в каждом доме, нотки аромата этого растения добавляют в духи известных фирм.

Метки:
baikalpress_id:  36 033