Ярмарка гуляет...

В Иркутском музыкальном театре им. Н.М.Загурского состоялась премьера оперетты «Сорочинская ярмарка»

Любят «Сорочинскую ярмарку» Александра Рябова музыкальные театры России. Любит «Ярмарку» и Иркутский музыкальный театр, не один раз ставилась она на сцене нашей музкомедии. Премьера состоялась в 1941 году, затем были премьеры 1951-го и 1964 годов. И всегда эта зажигательная оперетта проходила с неизменным успехом, о чем свидетельствуют материалы тех лет.

Нынешнюю премьеру театра им. Н.М.Загурского можно окрестить одним словом — многоцветье: многоцветье музыкальной партитуры и ярких, выразительных актерских образов... Что касается последних, то мое сердце в этом спектакле более всего покорил заслуженный артист России Николай Мальцев в роли Солопия Черевика. Он создал обаятельный, цельный, очень точный образ казака-недотепы, которого мы знаем по произведению Н.В.Гололя «Сорочинская ярмарка» из цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки». Вероятно, помогли ему в этом «тонкие властительные связи», ведь актер родился в Запорожье. Вторит ему и образ кума Цыбули в исполнении солиста театра Александра Айдарова. Вообще, актерский дуэт Айдаров — Юлия Панченко (жена Цыбули Мокрина) очень органичный, прекрасно вписывается в ситуации спектакля и составляет интересный контраст с парой Мальцев — Елена Бондаренко (жена Солопия Хиври). Заслуженная артистка России Елена Бондаренко неподражаема в этой роли, в которой умудряется сочетать и крутой нрав, и женскую манкость.

Аплодисментами публика встречала и провожала своего любимца, народного артиста России Владимира Яковлева. Но, поскольку задача критики — «открывать красоты и недостатки», отмечу, что созданный им образ поповича Афанасия Ивановича, возлюбленного Хиври, несколько выпадает из ансамбля. Впрочем, актер такого уровня может позволить «потянуть одеяло на себя»: порой сама горячая зрительская любовь провоцирует на то, чтобы каждый его выход был отдельным номером.

С интересом заставляет зрителя следить за собой цыганка Груня в исполнении солистки театра Елены Барабошкиной, а вот брат Груни, цыган Хвенько (актер Станислав Чернышев), благодаря своей совершенно нетипичной для цыгана внешности выглядит украденным ребенком. Ведь общеизвестен факт, что в прежние времена цыгане порой уводили детей в свои таборы и воспитывали как своих. Кроме того, его манера подачи образа к ближе манере простого жулика, а не цыгана, у которого любое дело горит. Вероятно, это ощущение вызывают походка «на полусогнутых» и специфические жесты, напоминающие жесты карманника. Никаких претензий к актеру: его темперамент, шарм, душевная и физическая подвижность работают на него. Тут скорее «недоглядка» режиссера.

Среди таких «недоглядок», на мой взгляд, — решение сцен с чертом (тем самым, который, по легенде, взбаламутившей всю ярмарку, разыскивает свою красную свитку). Во-первых, костюм этого героя как-то странно похож на одеяние Ивана-царевича из классических русских сказок, что вызывает непонятные ощущения. Во-вторых, совсем уж не в тему он кричит: «Моя прелесть!» — о своей утраченной свитке. Эта избитая шутка в данном контексте режет слух и совершенно выбивает из гоголевской атмосферы.

 В любом случае у режиссера Ирины Мякишевой все еще впереди. Совсем недавно она окончила Санкт-Петербургскую академию театрального искусства, и, несмотря на имеющиеся в ее активе постановки детских спектаклей, эту работу можно назвать серьезным режиссерским дебютом.

Метки:
baikalpress_id:  15 485
Загрузка...