Служба в армии: приказано выжить!

Записи рядового Николаева, адресованные младшему брату, который в ближайшее время получит свое первое звание — салага

Продолжение. Начало в № 38, 39

«...Не всех богушка одарил силой как Леху, поэтому приходится регулярно выполнять команду «Фанера — к бою!». Молодые выстраиваются вдоль кроватей, а «старики» по очереди бьют кулаками в грудь. Мне досталось крепко: отказался «отдыхать» в позе бегущего египтянина, когда приседаешь на корточки и держишь на вытянутых руках табуретку. Твари пинали сапогами, а я оказался даже без тапок. Закрылся, чтобы не выбили зубы и не отбили почки, остальное — х...я».

«...Жалко, что «духи» каждый сам по себе. Многие запуганы, обессилены недоеданием, недосыпанием, а главное — задавлены психологически. А так пару-тройку пацанов, и можно было махач (драку. — Б.С.) развязать.

Сидя во время дежурства у стойки дальней связи, я вдруг понял, почему основные залеты — драки, другой неуставняк — творятся в казарме (хотя влететь может и в парке, и на КП, и в дизельной) и как этого избежать. Казарма — единственное место, где нет дежурного офицера. В наряде по столовой шматок (офицер. — Авт.) обязателен, в дизельной — есть, на КПП — само собой, и только в казарме никого. Никто не хочет брать ответственность за ночные беспределы. А вот находился бы офицер ночью в спальном расположении — глядишь, и бардака поменьше было бы». «...Брат, не бойся крови, но в то же время будь осторожен — запасного черепа у тебя нет...»

«...Котлы» решили отомстить Лехе. В тумбочку подсунули кусок хлеба. Во время осмотра сухарь нашел старшина. Всех построил и давай Леху чмырить. Из столовки принесли булку хлеба, нарезали ее кусками, намазали зубной пастой. «Духов» заставили принять положение «упор лежа» — мол, пока булку с пастой Гибон не съест, все будут отжиматься. Блин, обидно стало: сколько можно измываться? Встал с пола, говорю, что не буду отжиматься, поскольку Лехе хлеб подсунули. Быстро занял место рядом с Лехой — на тот случай, если попытаются побить. Испугались педики. Потом в курилке Гибон просто пожал молча руку, предложив держаться вместе».

Письмо — луч света в темном царстве (из армейского словаря)

«...Брат, ты не представляешь, что значит получить письмо из дома! Ради этого даже пару раз проходил долбанутый ритуал: уголок отрывается, конверт аккуратно надувается, после этого его кладут молодому, занявшему позу «слона», на шею и бьют изо всей силы. Конверт — в клочья, а письмо читать можно. Не бьют, когда внутри лежит фотка — не звери же все-таки...

Письмо хочется перечитывать раз за разом. До следующей почты содержание заучиваешь наизусть. Не поверишь, сразу жить хочется. Только зря мамка пытается положить свернутую десятку — «деды» заберут или вытащат, как в бане. Не в задницу же эту десятку заталкивать! Да и сходить в увольнение неизвестно когда придется. Вот пишут мало, это зря. Заладили одно и то же: все нормально, все здоровы. Неужели ничего не происходит? Тут про все интересно почитать.

Один раз приснился сон. Все натурально, будто пришел с дежурства, помылся, лег спать и мне принесли письмо от Лариски. Я же с ней крепко дружил, провожала она меня — помнишь, такая с веснушками. Коза — не дождалась. Мать потом писала, что прямо на свадьбе муженек ей в глаз заехал. Не все же мне трюнделей получать. Так вот принесли письмо, я стал читать, потом решил дочитать после сна и положил в тумбочку. Проснулся, автоматически сунул руку в тумбочку — ничего нет!

Дневальному говорю: кто, мол, свистнул письмо? А этот знает, что у меня кличка Бурый Дух, заметался, типа, ищет. Потом пацаны говорят: «Какое письмо, какая Лариска? Тебе че, приснилось? Обтрухался, наверное. На почту никто не ходил еще». Блин, надо же такому присниться... Вскоре, кстати, письмо пришло. Она написала, что выходит замуж, ля-ля, прости. Думаю, да иди ты уже...

В армии на такой случай припасен особый прием. Кремом мажут подошву сапога, ставят жирный отпечаток на двойной листок. Внизу делают приписку: «Если бы не этот сапог русского солдата, давно б тебя имел солдатик НАТО». Письмо отправляют девчонке, которая не дождалась».

Восьмая дочь комбата

«...Не поверишь, но во время службы тоже случаются романы. Самые настоящие... Хотя бывают и обломы на этой почве. У нас тут такая история случилась. Пришел пацан из увольнения, светится как пятак. Говорит, мол, девчонку симпатичную встретил, ко всему прочему она дочерью комбата оказалась. Этот момент меня лично сразу насторожил: зачем дочери комбата прыщавый Жора (так кличут пацана)? Но не тянет он на ловеласа, хотя, посмотрев на себя в зеркало, решил, что я тоже далек от совершенства. В замусоленной хэбэшке понравился бы только своей маме. Но кто его знает — у девчонок не всегда бывает все в порядке со вкусом».

«...Жорик пытался писать ей письма, приставал к казарменным поэтам насчет стихов — видимо, пытался произвести впечатление...»

«...Наш ловелас рванул в самоволку. За десятку на ночь арендовал у каптерщика... собственную парадку (просто так парадную форму никто не даст) и ушел через забор в парке. Утром рассказывал, что пытался завалить дочь комбата в полыни. Думаю, врет. Половина казармы не спала, слушая в сто первый раз рассказ Жорика о том, как у него чуть-чуть не получилось в полыни. Многие выдвигали свою версию относительно того, как надо было поступить. В длинной череде любовных небылиц меня насторожил еще один момент. Жорик говорил, что девушка приходит на свидание чуть ли не в бушлате, говорит — чтобы папа не увидел случайно. И провожать себя позволяет только до забора автобатальона...»

«...Как я и предполагал, Жорика грязно кинули. Так называемая дочь комбата одарила ухажера в погонах пластмассовым браслетиком, а взамен попросила часы «Командирские». Говорила, что часы будут напоминать о Жорике между встречами, пока его нет. Жорик купил их совсем недавно аж за 90 рублей. В военторге «Командирские» рублей тридцать стоят, но там их не достать. Жорик три цены за часы дал Стасу из Белоруссии. Бедолага даже не сразу осознал, что его прокинули: за три поцелуя (если они еще были) он заплатил 90 рублей!»

«...Правду о «дочерях комбата» мне рассказал земляк, которого я случайно встретил во время поездки в батальон за новыми установками. Он уже готовился домой, шарился по магазинам в поисках подходящего чемоданчика. Земляку несказанно повезло — в военторге в танковом полку оторвал дипломат! На радостях рассказал в картинках, как промышляют местные девахи. Встречает такая солдатика, говорит, что дочь комбата или зампотеха, заводит роман, а потом, изображая тоску, просит что-нибудь из личных вещей, чтобы чувствовать тепло рук во время разлуки. А что может подарить солдат? У него портянки и те казенные, штаны — единственные, вот и дарит часы. А «дочь комбата» перепродает их потом такому же тюхе-матюхе, и весь фокус». «...Жорик чуть в драку не кинулся, когда ему пытался пересказать версию земляка. Он потом пытался найти деваху, долго полагал, что ее папашка не пускает на свидание. И ведь встретились они где-то между ДОСами. Жорик кинулся обнимать, а деваха посмотрела на него и чуть ли не закричала на весь квартал, что он ошибся, они не знакомы... По-человечески Жорика жалко: скажи, как с такими наивными бойцами Родину защищать?»

«...На досуге пытался привести Жорику пример из классики про детей лейтенанта Шмидта, Паниковского, нарушившего конвенцию. Но не читал «Золотого теленка» Жорик, не читал. Гундит, что не было на станции никакого Паниковского и не может лейтенант быть комбатом. Не знаком парень с классикой... Оказывается, иногда книжки действительно учат уму-разуму...»

«...Вечером Андрюха из подмосковной Истры говорил, что в столице есть подпольные клубы для «голубых». Вроде туда даже артисты известные ходят. Че-то не верится, че, им баб не хватает?»

Шары в штанах, или Секс-гиганты в погонах

«...Давно понял, что много говна в армию принесли судимые. Те, кто прошел малолетку, условные сроки, начинают пальцы гнуть. Хотя этих уродов и берут только в стройбат, но зараза прет по всем частям. Это — «западло», тут — «косяк», там — «не по понятиям».

 У нас по соседству пригнали стройбат, они доделывали подземную дизельную станцию. Ну, на случай войны. Блин, дизельная до войны не доживет, сама рухнет: у большинства стройбатовцев руки из задницы растут.

Наши «деды» подсели на романтические рассказы про «жись». Я лично слушал и все время думал: а чем гордиться-то, если прошел зону? Жрал баланду, давил шконку, драл «петухов». Че хорошего?

 Один из строителей, по кличке Фант, заразил наших идеей сделать себе суперчлен. Типа, есть куча проверенных способов. Стоит только бабу познакомить с такой «балдой», будет бегать за тобой днем и ночью. Интересно, где они сами-то свои способы апробируют, если, кроме пассивных педерастов, никого рядом нет?»

«...Самый простой прием заключается в том, что надо проколоть кожу на конце (крайнюю плоть. — Б.С.), вставить выточенное из пуговки особым способом колечко и ходить как бык-производитель, пока не заживет и не образуется дырочка, как в ухе. Перед актом в дырочку вставляется кусочек лески, делается два узелочка — и вперед!

Двое из нашей роты осмелились на более изощренный способ. Под руководством того же Фанта спилили у костяных шахматных ферзей круглые макушки, распилили и ровные части отполированных «горошков» загнали под кожу. Продезинфицировать нечем. Эти «кролики» не то что женщину удовлетворить, сами отлить не могли как следует. Ходили враскоряку. Дело дошло до госпиталя. Когда комбат узнал причину, говорят, долго орал. Объявил по семь суток губы — а это труба».

«...Наконец-то дождались настоящих стрельб. Четверо суток носились по сопкам, стреляли, рыли траншеи. Ну хоть чуток на солдат стали походить. Представляешь, видел вертолетную атаку. Мля, две вертушки поднялись и по сопке ударили НУРСами (неуправляемый реактивный снаряд. — Б.С.). Если честно, то страшновато попасть под них. Выход в поле преобразил даже самых зачуханных «духов». «...Приезжал проверяющий из штаба округа. Физподготовку и кросс мы с Лехой сдали с первого раза. Но все равно бегали со всеми».

«...После получки «деды» забрали деньги у молодых, двое «котлов» ушли в поселок за бухлом. Вечером будут разборки».

«...Разборок не было. «Котлы» нахамили в поселке старателям и получили по соплям по полной программе, приплелись без денег и с «фонарями». Есть на свете справедливость! Деревенские бить умеют, старатели, одним словом! Наверное, неделю даже в казарме не было ночных разборок».

«...На следующей неделе иду в наряд по столовой, там верхушку держат узбеки. Говорят, страшнее, чем на «губе». А че может быть страшнее? Хотя и на «губе» еще ни разу не был. Вся жизнь в казарме — сплошная «губа...»

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  35 861