Свои чужие внуки

История из жизни пенсионерки из деревни Грехневки Боханского района, взявшей опеку над тремя детьми

Люди, пожелавшие стать приемными родителями, всегда вызывают восхищение. Но, чтобы воспитать приемного ребенка, недостаточно быть просто хорошим человеком — для этого нужны средства. История Светланы Азябиной, жительницы деревни Грехневки Боханского района, была бы просто образцовым примером заботы и любви, не встань на пути пресловутый денежный вопрос. Сейчас в деревенском доме Светланы Азябиной катастрофически не хватает жилого пространства — на 40 квадратах здесь ютятся семь человек. Расширить жилплощадь не представляется никакой возможности: лишних финансов в семье нет, а рассчитывать на новые квартиры опекаемые дети не могут. К сожалению, к счастью ли — но они не сироты.

«Не хотите взять еще двоих?»

Светлане Викторовне Азябиной уже 68 лет, но возраст не помешал ей в прошлом году оформить опеку над тремя детьми — 16, 14 и 7 лет. Один из этих детей, старший, Артем Корнилов, — ее родной внук; Арина и Григорий Корниловы — от другого папы.

— Я когда оформила опеку над Артемом, — рассказывает Светлана Викторовна, — мне позвонили из органов опеки и попечительства и спросили: «А вы знаете, что у него еще есть брат и сестра? Не хотите ли их тоже взять?»

Конечно же, женщина знала и про Арину, и про Кирилла. Так вышло, что старший сын Светланы Азябиной никогда не жил с Екатериной — женщиной, которая родила от него ребенка. Сама Екатерина и не выходила замуж, и детей рожала от разных мужчин. До пяти лет Артем, внук Светланы Викторовны, жил с матерью и своей второй бабушкой, в Иркутске. И если отец его никогда не навещал, то бабушка Света делала это регулярно — для нее он всегда был родной кровинушкой.

— Когда я приехала в очередной раз, — вспоминает Светлана Азябина, — то застала дома только мать Екатерины. И узнала, что саму Катю посадили в тюрьму за распространение наркотиков.

Тогда она решила забрать Артема к себе. Вторая бабушка была не против: на тот момент уже родилась Арина, и женщине одной было сложно управляться с двумя малолетними детьми. Внук прожил у бабы Светы в Грехневке два года. К этому времени его мать освободили по амнистии, и она, дабы оправдать это освобождение, забрала ребенка к себе. Но мальчик, которому на тот момент было всего 7 лет, отказался жить с мамой. Через месяц бабушка Света снова забрала внука к себе — решила, что навсегда.

В тесноте да в обиде. Пока...

Сегодня Артем уже не представляет себе другой жизни, кроме как в Грехневке. Еще не известно, чем бы он занимался, живя в городе, ведь его мать никогда не работала, а дома постоянно околачивались посторонние люди. А здесь он при деле: помогает бабушке и дедушке справляться с большим хозяйством. Азябины выращивают коров, поросят, держат большой огород. Если бы не хозяйство, говорят, денег, которые они получают от государства, ни на что бы не хватало.

— Я на пенсии, — говорит Светлана Викторовна. — В свое время работала заведующей на ферме, потом фуражиром-заправщиком — контролировала раздачу кормов коровам. Моя пенсия — 5800 рублей. Муж всегда хозяйством занимался. Это сейчас Артем помогает, а раньше помощников не было. На каждого ребенка я получаю пособие в размере 4800 рублей. Этих денег едва хватает на одежду и питание, а других доходов у нас нет.

Впрочем, пособие на Артема Светлана Викторовна стала получать только год назад, когда смогла оформить на него опеку. Дело в том, что до этого времени считалось, что у Артема есть мама... Но год назад Екатерину во второй раз посадили в тюрьму, и опять за наркотики. На этот раз ей дали 6 лет. Двух других детей — Арину и Гришу — отправили в детский реабилитационный центр, оттуда их и забрала баба Света.

— С Ариной у меня нет проблем, — улыбается Светлана Викторовна, — она послушная девочка. Бывает, что задерживается по вечерам, но ведь у нее сейчас переходный возраст, на это тоже надо делать скидку. Но вот с Гришей приходится бегать по врачам — он с рождения болеет туберкулезом и сейчас почти не слышит. Есть у него и небольшие отклонения в развитии.

Всего у Светланы Викторовны Азябиной 7 внуков — кроме Артема еще трое детей растут у старшего сына, трое — у младшего, и еще внучка, которую родила дочь. Впрочем, сама Светлана Викторовна считает, что у нее девять внуков: Арину и Григория она тоже называет своими. И все бы хорошо, ведь живут в этой большой семье дружно. Да только с недавнего времени младшая дочь Светланы вместе с дочерью живет у родителей. Вдвоем они занимают одну крохотную комнату. Во второй спальне теперь стоят четыре кровати — Артема, Арины, Гриши и старшего Азябина. Сама Светлана Викторовна спит в небольшом зале.

— Пока нас все устраивает, — говорит Светлана Азябина, — но детям уже тесно. Да и Арине неудобно в одной комнате с мужчинами, она ведь достаточно взрослая.

Закон есть, а средств нет

Вопрос мог бы решиться, если бы старших Корниловых поставили в очередь на квартиру: по закону, после того как опекаемому ребенку исполнится 18 лет, ему должны выделить собственное жилье. Но это, увы, не относится к Артему с Ариной. Как объяснили нам в министерстве социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, жилыми помещениями по договорам социального найма обеспечиваются лишь те оставшиеся без попечения родителей дети, у которых нет в собственности жилого помещения либо закрепленного за ними жилого помещения. Корниловы же прописаны в муниципальной квартире в Иркутске. Кроме них там прописаны их мать и два ее брата. Ясно, что все вместе они жить там не будут. Но против факта не попрешь, а закон есть закон.

— Выписывать же я их боюсь, — делится сомнениями Светлана Азябина, — а то тут ничего не получат и там угол потеряют...

Азябины хотели бы поставить пристрой, чтобы добавить еще одну комнату. Поскольку своих средств на это у них нет, 68-летняя пенсионерка обратилась за помощью в администрацию МО «Олонки». Там ей обещали выделить средства на пристрой к дому, но пока, кроме обещаний, ничего не дали.

— Обидно, что не помогает никто!.. — уже в конце нашей беседы всплакнула Светлана Викторовна. — А мы ведь многого и не просим. Вот в прошлом году на Новый год детишкам подарки из Боханского отдела опеки дали, потому что они в школе учатся, а младшему не досталось. Разве так можно? Ребенок-то не понимает, что ему по закону полагается, а что нет!

Чиновники говорят: Артем, Арина и Григорий не сироты, им ничего не положено. Да, не сироты, но живут-то они (и слава Богу!) не с мамой. Впрочем, в администрации МО «Олонки» нам тоже пообещали, что помогут Азябиным-Корниловым сразу, как только появятся средства. Но пока средств нет.

Загрузка...