Учитель учителей (есть видео)

Старейший преподаватель Иркутска Галина Константиновна Сафонова — педагог с 60-летним стажем — до сих пор продолжает работать

Шесть десятков лет проучительствовала иркутянка Галина Константиновна Сафонова из своих почтенных восьмидесяти. В 1950 году пришла в начальную школу, преподавала в старшей, была учителем, завучем, директором, а с 1963-го учила учить — в иркутском педагогическом училище № 1, которое позднее стало называться колледжем. До сих пор помнит своих первых учеников — встречая, узнает. Они, сами уже глубокие пенсионеры, уважительно приветствуют седого педагога — женщину, которая в годы их учебы заботилась о них как мать.

Как мама

Свою маму Галина потеряла рано — 10-летней девочкой, в 1942 году, когда шла война. Может, поэтому потом всегда старалась окружить тех, кто был рядом, своих учеников, материнской заботой. По примеру мамы — учительницы в железнодорожной школе в Зиме, тоже выбрала этот путь. — Вопрос о выборе профессии не стоял, с детства я всегда знала, что буду учительницей, — говорит Галина Константиновна. — Все разговоры в семье были о школе, о занятиях, об учениках. Помню, когда мама шла по Зиме, старики вставали, кланялись, здоровались. Я носила ей обеды в класс и видела, с каким почтением к ней относились люди.

Одиннадцатый педкласс Галина окончила в Улан-Удэ — в 1950-м. Пришла в 123-ю иркутскую школу — сейчас она музыкальная, напротив Свердловского рынка.

— Там я получила свой первый класс, а поскольку учителей не хватало — хотя у меня не было высшего образования, я только училась, мне дали еще и пятый, — вспоминает Галина Константиновна. — Говорят, что в памяти остается самое первое. Не поверите, но недавно у нас в Академгородке я встретила своих первых учеников первого класса — Акимовых, брата и сестру. Галя, сестра, все сердилась: «Галина Константиновна, почему вы меня не помните?..» А вот брата ее я вспомнила сразу — даже то, что он ходил в школу в вельветовой курточке с беленьким воротничком. В 50-е годы это была большая редкость. А еще она не может забыть свой 10-й «А» — из школы № 63, встречу 1958 года.

— Меня предупреждали: класс удивительно умный, острый на язык, просто так не пройдешь. А мне всего 27 лет. Собираясь к ребятам, как могла принарядилась, коса, как потом у Юлии Тимошенко, вокруг головы. Вхожу в класс, почему-то много парней в нем (из геологических домов, что рядом стояли).

Эту встречу учительница описала в стихах: Глаза вприщурочку, Улыбочки ехидные, Сидят за партой, развалясь. А аромат кругом... (Не «Фиджи», Нет — дешевых сигарет). И первый же вопрос, что задал мне Сережка Б., — «Галина Константиновна, вы замужем?».

— Не знаю, как я не растерялась. Встала и сказала: «Что, посвататься хочешь? Тогда пятерки по всем моим предметам и пятерка — за этикет, поведение».

Зазвенел звонок, я вылетела пулей. Пришла в учительскую сама не своя. Мне директор: «Ты что, Галина, такая?» Рассказала, в чем дело, учителя так хохотали! А мы, говорят, думали: как ты первое испытание пройдешь? Молодец!

Вожак иркутской комсомолии

Воспитывала Галю, такую смелую, бойкую и энергичную, не только бабушка, на руках у которой осталась девочка, без отца-матери, но и пионерия, комсомол.

— Это были организации, которые очень сплачивали детей. Хорошо помню начало войны, — рассказывает Галина Константиновна. — Мне было 9 лет, бабушка с мамой стряпали пельмени. Вдруг по радио объявили о нападении немцев на СССР. Бабушка заголосила, мама тихо присела, и все заплакали. Война для меня связана с потерями и большими бытовыми лишениями — пенсия у бабушки маленькая, выживали очень сложно. Но была пионерия, тимуровское движение. Что мы только не делали! Маленькие совсем, но все равно помогали — воду носили, как тимуровцы, снег чистили своими крошечными ручонками, вечера вместе проводили. Люди в войну вообще очень поддерживали друг друга. Мужчин не было. Женщины кооперировались — сначала один огород выкопают, потом другой...

— Комсомол сыграл в моей жизни решающую роль, — признается старейший иркутский педагог. В 1953 году Галину, секретаря комсомольской организации 123-й школы, присмотрели в Кировском райкоме комсомола. На пленуме ее избрали секретарем Иркутского горкома комсомола по работе среди учащейся молодежи и пионеров. Три года она руководила иркутской комсомолией — студенческой и школьной.

— Это были очень яркие годы, — улыбается она. — На моем восьмидесятилетии были мои комсомольские подруги, и мы от души хохотали, вспоминая, что мы вытворяли. Помню, малышей собрали на стадионе — устроили соревнование на трехколесных велосипедах. К фестивалю на День молодежи решили запустить голубей, к нам в горком со всего Иркутска несли пернатых. Зашел первый секретарь, увидел: «Вы, девчонки, обалдели, что ли? Что у вас тут за птичник?» Когда я проезжаю плотину ГЭС, то своему внуку или внучке говорю (а они очень недоверчиво на меня смотрят): «Верите, по дну этого водохранилища я ходила ногами». Когда шло строительство, мы с секретарем Ангарской ГЭС — он, кстати, был моим однофамильцем, Елисеевым, спускались на эскалаторе. Проводили встречи комсомольцев с рабочими, вечера.

Боевое было время. Эти годы научили меня принципиальности. В комсомоле критика и самокритика была очень развиты. Мы могли друг другу сказать все, что думали, а потом взяться под руки и идти дальше. Привыкали к самостоятельности. Помню, первое время я шла к первому секретарю: то не понимаю, другое не понимаю. Он мне: «Ты что, поводыря ждешь? Думай, сама решай, собирай актив — действуйте». Смотрю — правда.

Много, конечно, было идеологии, но уберите первый закон пионерии — «Пионер — продолжатель дела коммунистической партии, ее вождя Владимира Ильича Ленина» — и оставьте: «Пионер — активный борец за мир, друг пионерам и детям трудящихся всех стран» или «Пионер — надежный товарищ, уважает старших, заботится о младших, всегда поступает по совести». Разве это плохие законы?

Раньше, когда я начинала ремонт на даче, то первым делом покупала краску, кисти, обои. А у нас в стране, когда пришла перестройка, получилось так: пионерию и комсомол распустили, а взамен — ничего...

А вокруг — ученики...

Свадьбу Галине тоже устроили комсомольскую — шумную, веселую. Замуж она вышла за одноклассника, с которым с 6-го класса сидела за одной партой. Родилась дочь Татьяна, затем сын Павел. Муж был геологом — по нескольку месяцев в экспедициях. Приходилось тянуть житейскую лямку за двоих, но успевала везде — и в любимой семье, и на любимой работе.

В 1963 году Галину Сафонову, к тому времени выпускницу нашего пединститута, позвали в иркутское педагогическое училище № 1 — преподавать педагогику и психологию. С тех пор она его не покидала, да и сейчас ей дело обязательно в родных стенах найдется — Галина Константиновна продолжает заниматься архивом. Вокруг ее ученики: и сам директор — Виктор Алексеевич Колесников, доктор философских наук, заслуженный учитель России, и большая часть педколлектива, кого она учила в разные годы, почти 40 лет. Теперь ее педучилище — крупное учебное заведение, несколько корпусов, сотни студентов и десятки преподавателей. А перед глазами у Галины Константиновны стоит небольшое здание по улице Звездинской, ее первые девчонки и мальчишки, приехавшие из самых глухих деревень нашей области, чтобы учиться на учителей... Продолжение следует.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Старейший преподаватель Иркутского государственного педагогического колледжа

Метки:
baikalpress_id:  36 001