Константин Вырупаев: «Легких побед, ребята, не бывает»

Иркутск на пороге крупного международного турнира по греко-римской борьбе: 1—2 октября во Дворце спорта сильнейшие мастера ковра из Финляндии, Казахстана, Украины, России и других стран разыграют призы олимпийского чемпиона, почетного гражданина Иркутска Константина Вырупаева. А днем раньше, 30 сентября, состоится еще одно памятное событие: в 14 часов торжественно откроет свои двери Академия спортивной борьбы имени Константина Вырупаева.

Золотой Мельбурн

 Из многочисленных побед, одержанных Вырупаевым, самая выдающаяся, несомненно, в Мельбурне, 55 лет назад. А ведь свой олимпийский дебют Костя провалил, проиграв первую схватку. Какие только мысли не лезли тогда парню в голову. Другой бы сломался, а он нет: собрал волю в кулак и уложил всех соперников на лопатки. Болгарина Петрова и венгра Ходоша победил в своем излюбленном стиле — молниеносными бросками через спину.

«Русский буквально смял своих соперников, — сообщала австралийская пресса, — но вряд ли ему это позволит сделать хладнокровный швед Вестербю, который как никогда близок к титулу олимпийского чемпиона». Вырупаев за прессой не следил — не до того было: сам себе давал оценки — жесткие и точные. Знал, что самой тяжелой будет схватка с Вестербю. Швед — опытнейший боец, призер мировых чемпионатов, давно уже подбиравшийся к верхушке пьедестала. Но что-то ему всякий раз мешало. И вот шанс — до золота один шаг, нужно только одолеть этого непонятного русского, неизвестно откуда нашедшего в себе силы подняться с колен.

Схватка, как и ожидали, складывалась невероятно трудно. Силы и нервы на пределе, борьба через «не могу». Швед смертельно устал, ушел в глухую защиту и, не выдержав очередного натиска, попал в партер. Для Вырупаева это был чуть ли не единственный шанс провести прием. Хват Костя провел как учили «отцы» — вот где пригодились и становая сила кузнеца, и борцовская выучка. Коронным приемом «обратный пояс» сибиряк бросил непокорного шведа на ковер и прижал лопатки. Чистая победа! 26-летний иркутянин Константин Вырупаев — наш первый олимпийский чемпион! Потом был бронзовый олимпийский Рим, второе место на чемпионате мира в США и семь серебряных медалей союзного чемпионата. Вырупаев еще долго мог выходить на ковер — он себе цену знал и планку держал высоко. Нет-нет да и начинал ворчать: «Не бороться же с сынками...»

Впоследствии каждому из учеников (начинал тренировать в студенческом «Буревестнике») Константин Григорьевич терпеливо объяснял: «Легких побед не бывает. Труд, терпение и еще раз труд, какой бы талант тебе Бог ни отпустил».

Уроки олимпийского чемпиона постигли десятки его воспитанников. Лучшим из них стал Александр Шестаков.

С пасеки — в олимпийцы

Александра Шестакова привели в секцию Вырупаева с... пасеки. Представили: «Внук известного мегетского пчеловода. Спит и видит себя вашим учеником». Взглянув на невысокого, коренастого паренька, Константин Григорьевич усмехнулся:

— В твоем возрасте, Саша, другие сны должны сниться. Детские. Мне, например, снилось, как я большую щуку в Ангаре поймал и мы с ребятами из нее уху сварили. В годы войны вкуснее пищи не было. Тебе сладкие сны должны сниться, ведь слаще меда ничего нет.

Саша улыбнулся:

— Мед мне не снится, я его каждый день ем...

— И то верно. То, что деду помогаешь, молодец. Но скажи мне: почему борьба, а не бокс или легкая атлетика? Может, дед твой в молодости борьбой баловался? Не спрашивал?

— Спрашивал. У него шутка на этот счет: дойти до спортивного зала ног не хватало — пасека с утра до вечера. Но спортом интересуется и про вас мне многое рассказывал.

— Ну что ж, в секцию тебя принимаем. К дисциплине и трудолюбию дед тебя приучил, будем учиться бороться — а это регулярный, упорный труд. Без этого никуда.

Саша с первых дней удивил тем, что на перекладине подтянулся свыше ста раз! Ребята покрепче и постарше до пятидесяти не дотягивали, валились обессиленные, а Шестаков хоть бы что — легкий, накачанный, выносливый. А еще он отличался необыкновенной скоростной сноровкой и феноменальной нервной системой. Перед соревнованиями многие глаз сомкнуть не могут, волнуются, а Саша безмятежно спит, хоть симфонический оркестр играй.

— Пора, Александр, столбить место в сборной страны, — сказал тренер.

— Как скажете, Константин Григорьевич.

— Так и говорю: наше время пришло. Выиграешь турнир Поддубного — считай, шаг в сборную сделаешь.

Соревнования на призы легендарного Ивана Поддубного, собиравшие элиту борцовского международного сообщества, всегда рассматривались как экзамен на высшую спортивную зрелость. Александр экзамен выдержал, выиграв первое место. Важно было не вывалиться из обоймы, не дать повода усомниться в лидерстве, любая осечка могла смазать все усилия. Вырупаев сам начеку и Александру не дает расслабиться. Даже когда Шестаков второй раз кряду завоевал золото чемпионата СССР, Константин Григорьевич напоминал:

— Чемпион страны еще не значит олимпиец. Я ни разу не выигрывал чемпионата, но на Олимпиаду брали меня, а не чемпионов.

— Так что же мне нужно еще выиграть, Константин Григорьевич, чтобы поехать в Сеул?

— Требуется единственное — ничего не проигрывать.

После победы на чемпионате Европы Сеул стал реальным воплощением мечты. Александр очень прилично выглядел на олимпийском ковре, оказавшись в шаге от пьедестала. Один проигранный балл главному претенденту на медали, словно шлагбаум, перекрыл путь к финалу. Четвертое место. Вырупаев расстроен: обидно, конечно, Александр был достоин лучшего исхода. А при встрече обнял, тепло поздравил и с присущей иронией добавил: «Мегетский парень — четвертый на планете! Спасибо деду, сделал тебя человеком».

— Вам спасибо, Константин Григорьевич!

Загрузка...