Иркутские хиппи

Под это определение подходили также неформалы из Ангарска, Усолья, Шелехова, особенно во время выездов на тусовки союзного масштаба — в Москву или Латвию

Субкультура хиппи появилась в 60-х годах в Америке. Дети обеспеченных родителей получили возможность вместо обыденной рутинной работы заниматься чем угодно. Они путешествовали, пели, рисовали, танцевали, писали картины, одновременно переворачивая представления о жизни — и свои, и окружающих. Общий портрет хиппи был таким: длинные волосы (связь с природой), недорогая одежда (отказ от материальных ценностей) ярких цветов (попытка вернуться в мир детства), этнические украшения (отказ от рас, стереотипов, рамок и границ, обращение к культурам разных народов), религиозные атрибуты (синтез всех духовных путей, солидарность и единство), фасон «клеш» (символ свободы). Постепенно субкультура распространилась по всему миру. Не обошла стороной и наш Иркутск.

С хиппи автора этих строк судьба свела году в 77—78-м. Я, трудный подросток одной из дворовых шаек, промышлявших мелким воровством, впервые познакомился со странными индивидуумами. К хиппи меня привело любопытство. Это был другой мир. Они увлекались литературой, музыкой, живописью и мечтали о будущей славе. Один задумал написать пять романов о любви, другой — создать картину-шедевр, третий сочинить рок-оперу.

Доморощенная хипповавшая молодежь характеризовалась большим интересом к «запретным плодам» Запада, и прежде всего к рок-музыке. Обычно в такой тусовке вращалась разношерстная публика — от урловых ребят и фарцовщиков до увлеченных религиозными доктринами и юных марксистов-ленинцев из вполне благополучных семей. Большинство приходило на день-другой, а затем исчезало. Оставшиеся держались на взаимных симпатиях, привычках и способах самовыражения. Главное — неприятие «совка», которое могло проявляться по-разному. Одеваешься не как все — ты наш. Ругаешь власть — наш. Торчок, куришь дурь — наш. Ищешь Бога — ты наш. Пытаешься думать по-своему, самостоятельно — тем более наш.

Говорили на тусовках обо всем и ни о чем. Выдвигались идеи — столь же смелые, сколь и глупые. Строились сногсшибательные прожекты с единственной целью — поразить окружающих.

Сейшн в «Лакомке»

Хиппарей (как вариант — хиппанов, хиппанутых) легко было отыскать почти в каждом крупном городе СССР на так называемых тусовках. К примеру, в Москве это Пушка (площадь Пушкина), Арбат или Гоголя (Гоголевский бульвар); в Питере — «Сайгон» (кофейня на Невском), Казань (площадь перед Казанским собором); в Киеве — Андреевский спуск и др. Иркутские хиппари облюбовали кафе с детским названием «Лакомка», которое располагалось на улице Карла Маркса, между рестораном «Байкал» и училищем искусств. Саму улицу хиппи между собой называли Бродом — по аналогии с американским Бродвеем. Постепенно «Лакомка» превратилась в своеобразный клуб иркутских хиппарей. Следует уточнить, что здесь тусовались ангарчане, усольчане, но все почему-то считались иркутскими, особенно когда выезжали на сейшны союзного масштаба, например в Прибалтику. Любой хиппи знал, что, очутившись в кафе, он уже не проведет свой вечер в одиночестве — кто-нибудь сюда обязательно да заглянет. Слушали музыку, пили кофе, курили, бывало что и дорогой Camel.

Хипповский прикид

Появление на улицах Иркутска длинноволосых хиппи с разноцветными фенечками вызывало у горожан неоднозначную и чаще неодобрительную реакцию. Нередко хиппарей били, в лучшем случае крутили пальцем у виска. В иркутских дворах в то время нередко можно было наблюдать такую картину. Под окнами собираются хиппи, и какой-нибудь подвыпивший мужик, завидев их с балкона, обязательно громко кричал: «Что ишо за х-ы-п-п-ы у нас тут развелись?»

Люди еще не отошли от полувоенных коротких стрижек и стандартной серой одежды. В начале 70-х из моды выходили брюки-клеш, на смену им пришли джинсы. Не кто иной, как хиппи переняли у Запада новый стиль одежды, которая со временем завоевала огромную популярность, обретя в совдеповских условиях некоторый социальный престиж и даже политический подтекст. Обладатель джинсов котировался в своей среде значительно выше, чем тот, кто их не имел. В народе родился такой стишок:

За джинсы, что на нем надеты, Он продавал страны секреты.

Хиппи предпочитали потертые джинсы на ковбойский манер, обвешивались бусами, амулетами, обладающими, как уверяли их владельцы, силой и смыслом. Так, фенечки в зависимости от цвета означали пожелания или даже жизненную позицию. Например, красные или красно-желтые бусинки говорили о влюбленности человека. Во многом хиппи выражали мировой системе протест своим поведением, стилем одежды. Наверное, они были в чем-то наивны, веря, что через любовь и всеобщее братство можно изменить мир. Один из самых известных лозунгов хиппи звучит так: Make Love, Not War! — что означает: «Распространяйте любовь вместо войны!» или «Занимайтесь любовью, а не войной!» Сейчас уже сложно ответить на такой простой, казалось бы, вопрос: иркутские хиппи действительно верили в возможность изменения мира или они просто подражали сверстникам с Запада? Что они думали, слушая знаменитую композицию Джона Леннона Give Peace A Chance («Дайте миру шанс»), ставшую впоследствии одним из лозунгов хиппи разных стран? На иркутских заборах время от времени появлялись надписи с чудовищными ошибками, например: All You Need Is Love! — которая переводится: «Все, что тебе нужно, это любовь!»

Фирменный лейбл и старина Ромм

После закрытия «Лакомки» хиппи переместились в кинотеатр «Хроника». Иногда здесь демонстрировались интересные фильмы, по тогдашней системе проката отнесенные ко второй и третьей категориям. Особый фурор произвела документальная лента Михаила Ромма «...И все-таки я верю». Цена билета у перекупщиков доходила до червонца — по тем временам большие деньги, но желавших посмотреть кинокартину было больше, чем мог вместить зрительный зал.

 Ромм впервые показал широкому зрителю молодежные движения на Западе 60—70-х годов. «...И все-таки я верю» — фильм-исследование, фильм-размышление, а не скучная лекция или газетная статья о преступлениях империализма. Тогда это было непривычным. Недаром на фильм Ромма ходили и второй, и третий раз: интеллектуалов привлекал философский смысл картины, хипповавшую молодежь — возможность увидеть хотя бы на экране своих буржуазных сверстников. По признанию иркутских хиппарей, от фильма они получали кайф как от выкуренной папиросы с анашой. Кстати, легкие наркотики, по заверениям волосатиков, способствовали расширению сознания, помогали почувствовать собственную душу.

Хиппи и музыка — тема, достойная отдельного разговора. Наиболее ярые меломаны по сей день бережно хранят у себя старые магнитные катушки и редкие (поэтому и бесценные) виниловые пластинки с фирменными записями Beatles, Rolling Stones, Pink Floyd, Deep Purple, Led Zeppelin, Doors и других групп. По тем временам за них переплачивали немалые суммы (100—200 руб. за пластинку), а обладатель импортного лейбла (диска) без преувеличения считался счастливчиком.

«Революционная» деятельность и КГБ

 Закрытие «Лакомки» подвигло иркутских неформалов к созданию некоего частного клуба, который так и назывался — клуб любителей пива. Он базировался в одной из квартир в микрорайоне Байкальском, где в течение полутора лет и происходили знаменитые встречи. Члены клуба приходили на свои заседания ежемесячно (обычно в пятницу), в специальных зеленых кепках и со значками, на которых была нарисована пивная кружка. В качестве входного билета или пропуска каждый приносил ящик пива. Напитком забивали до отказа холодильник, бутылки укладывали в ванну и заливали холодной водой.

Нередко заседания заканчивались в понедельник утром. Несколькими годами ранее эта же компания из клуба провела «антиобщественную акцию». Студент-архитектор Леха Куклин изготовил плакат на листе ватмана. На нем жирным шрифтом было выведено лишь одно слово: Beatles. Ранним утром он подошел к кинотеатру «Гигант» и прикрепил плакат на стену. Прошло два дня, и за Лехой приехали домой на «Волге» компетентные товарищи. Потом еще два дня проводил беседы с перерывами на обед в кабинете на ул. Литвинова человек, ответственный за работу с молодежью. По словам Лехи, разговор был серьезным по форме и дурацким по сути. В результате Леху отпустили, но принялись прессовать его друзей и знакомых. Кстати, многие из неформалов 70-х годов побывали в психушке, и неоднократно. В спецлечебницу их засовывали всеми правдами и неправдами. В свою очередь хиппи, побывавшие в больничке на Гагарина, имели среди сверстников определенный авторитет.

Нельзя сказать, что иркутские хиппи (ангарские, усольские) варились в собственном соку. Время от времени выезжали на сейшны союзного масштаба, например в Подольск, Москву или даже Латвию. Особым шиком считалось добраться на перекладных с одним «рваным» (рублем) в кармане, а обратно притаранить еще и фирменный диск. Свидетельством таких встреч стали чудом сохранившиеся, хоть и потрескавшиеся со всех сторон, фотографии.

Мало кто из хиппи добился успеха, многие покончили с собой. Иркутянин по кличке Сына принял слишком большую дозу наркотиков, и его обнаружили мертвым в подъезде. Студент (Александр Спиридонов) погиб в автокатастрофе. Олег пронзил свое сердце ножом. Кот (Миша Марин) умер в 20 лет. Везувий повесился. Жюльен попал в психушку, а потом в тюрьму. По большому счету жизнь разочаровала иркутских хиппарей. Одни приняли общественную мораль, другие перешли в стан панков, которые к началу 80-х стали одной из влиятельных субкультур, распространявшей свою идеологию значительно быстрее своих предшественников.

Справка

Хиппи (англ. hippy или hippie, от разг. hip или hep, — «понимающий, знающий»; философия и субкультура, возникшая в 1960-х годах в США. Первое использование слова «хиппи» зафиксировано в передаче одного из нью-йоркских телеканалов, где этим словом была названа группа молодых людей в майках, джинсах и с длинными волосами, протестовавших против вьетнамской войны. В то время было популярным сленговое выражение to be hip, означавшее «быть в курсе», «быть мировым»», а нью-йоркские сторонники контркультуры из Гринвич-Виллиджа назывались hips. Телевизионщики использовали слово hippie уничижительно, намекая на претензии намеренно плохо одетых демонстрантов, пришедших из пригородов Нью-Йорка.

Метки:
baikalpress_id:  15 300
Загрузка...