Штрафник

Жизнь бывшего заместителя начальника ВСЖД, фронтовика Владимира Павловича Домбровского похожа на большой сериал с лихо закрученным сюжетом

Летом 1943 года красноармеец Домбровский ехал бить фашистов, но нечаянно попал в штрафной батальон. Согласно закону военного времени, искупил вину кровью. Спустя много лет встретил свою будущую жену, которая, как оказалось, во время войны была угнана на работу в Германию и сумела оттуда бежать.

Лето 1943 года. Сибиряки в составе 104-го стрелкового полка ехали на Юго-Западный фронт. Был среди них и красноармеец Домбровский. ...Поезд то и дело останавливался на полустанках. Во время одной из таких остановок солдаты высыпали из товарных выгонов. Многие кинулись к пшеничному полю. Домбровский нарвал полную пилотку колосков, стал торопливо уплетать зернышки. Собачий голод вскоре прошел, но расстроился желудок. За сорванные колоски солдат вызвал уполномоченный особого отдела полка. Окинув провинившихся колючим взглядом, он злобно произнес: «У вас на плечах не голова, а вот...» Капитан постучал кулаком вначале по столу, потом себе по лбу.

Расхитителям народной собственности определили наказание — год тюремного заключения. Но валяться на голых нарах пришлось только полмесяца, после чего необстрелянные уже в составе штрафной роты пылили по проселочным дорогам к Днепру искупать свою вину кровью. Обмундирование на штрафниках, понятно, было не с иголочки — как-никак они считались заключенными. Ботинки у Владимира Домбровского окончательно развалились, из одного показались пальцы. В срочном порядке пришлось обматывать его тряпкой, а затем крепить проволокой. Штрафникам предстояло на лодках и плотах пересечь Днепр, зацепиться за западный берег и удерживать его до прибытия основных воинских частей. ...Сотни самолетов ревели над Днепром, всюду рвались бомбы и снаряды. В лодке Домбровского было десять человек. Фашисты с другого берега вели огонь по штрафникам. Вода вокруг лодок пузырилась и поднималась столбом от разрыва осколков. Из воды то и дело доносились крики: «Братцы, сестры! Помогите!»

Не обращая внимания на крики раненых и не слыша разрывов снарядов, штрафники гребли к берегу. Владимир не понял, что за сила выбросила его из лодки. Почувствовав, что идет ко дну, начал лихорадочно работать руками и ногами. Вынырнув, не увидел ни товарищей, ни лодки. Плавали только обломки. До западного берега Домбровский добрался с большим трудом: вниз тянули намокшая одежда, ботинки, патронташ с патронами. Винтовка, скатка и каска утонули. С детства сибиряк много плавал, без труда переплывал Обь — умение держаться на воде и спасло его. Однополчане-штрафники с других лодок достигли вражеского берега и зацепились за него. Неся большие потери, они отбивали атаки фашистов одну за другой. На помощь этим отважным людям с восточного берега на лодках и плотах спешили подразделения стрелковых дивизий. Домбровскому, еще не успевшему выжать из одежды воду, дали подвернувшуюся под руку винтовку и предложили тащить катушку с телефонным проводом к траншее, захваченной штрафниками. Пули визжали все чаще, и наконец звуки слились в сплошное жужжание. Владимир полз, не отрываясь от земли. Перед траншеей он заметил на земле марлю, протянул руку, чтобы ее взять, и в этот момент пуля обожгла лицо. Левый глаз остался целым, но почти перестал видеть. Война для Владимира закончилась. Этим ранением Домбровский искупил свою вину, и судимость с него сняли. Это произошло 30 сентября 1943 года. Ранение оказалось тяжелым, началась череда госпиталей в Харькове, Пензе... В Новосибирске со слезами встречали родные и близкие. Только не было среди них отца: в первые дни войны партийный работник Павел Павлович Домбровский ушел добровольцем защищать Родину; сложил свою голову под Москвой.

Перед Владимиром Домбровским встала дилемма — работать или учиться в институте (он имел среднее образование). Решил учиться и работать: родственники в войну жили бедно, на нищенскую стипендию рассчитывать было бы смешно. И Владимир пять лет учился в Днепропетровском институте инженеров железнодорожного транспорта и одновременно вечерами работал электриком. Жили тяжело. В магазинах был только хлеб по продовольственным карточкам. Остальные продукты (картофель, овощи, яйца и т. д.) приобретали на рынке по немыслимым ценам.

При всех трудностях Владимир учился легко, экзамены сдавал, как правило, на «хорошо» и «отлично». В свободное время посещал танцплощадки — молодость брала свое даже в лихолетье. На танцах познакомился с милой девушкой Надей Бойченко. Ей было 26 лет, но выглядела она намного моложе. Впоследствии выяснилось, что ее судьба, как и судьба многих девушек западных областей страны, в годы войны была трагичной. Двадцать пятого августа 1941 года в Днепропетровск ворвались немецкие части. Десятки тысяч жителей не смогли эвакуироваться. Не успела покинуть город и Надя. Германия в военное время нуждалась в молодой рабочей силе. Оккупанты хватали физически здоровых людей и насильно увозили к себе в Германию, многих отправляли прямиком в концлагеря и, как следствие, в крематории. В Днепропетровске захватчики на главных улицах установили посты, днем и ночью устраивали облавы на людей. В один из ненастных дней сентября 1941 года Надя решила навестить любимую учительницу. Услышав сзади трескотню мотоцикла, заметалась: стала стучаться в калитки, но все они были заперты на задвижки. Фрицы ее схватили, бросили в коляску мотоцикла и привезли на железнодорожный вокзал, где в небольшом зале томилась сотня девушек. Юноши находились в другом помещении.

...Везли девушек и юношей в Германию в товарных вагонах, хуже, чем скот. В каждом вагоне людей было как сельдей в бочке. Всю дорогу они стояли впритык друг к другу. Не было возможности ни лечь, ни даже присесть на корточки. Было жарко, душно, пахло потом, испражнениями (пленникам ничего не оставалось, как тут же справлять нужду)...

Через несколько дней состав прибыл в Мюнхен, где живой товар первым делом разбирали состоятельные немцы. Пожилой фрау приглянулась красивая девушка с пышными косами, ее хозяйка определила в домработницы. Надя прибирала комнаты и водилась с годовалым карапузом. Хозяйка ценила свою домработницу, уважала за то, что девушка сносно говорила по-немецки.

В конце войны сын этой фрау, эсэсовец, увез семейство на виллу в горы. Прихватил и домработницу. На вилле хозяин со своими дружками время убивал в шумных попойках. Фрау тайно от сына обеспечила домработницу велосипедом и помогла сбежать. Надя сначала приехала в Мюнхен, занятый американцами, а затем — в Дрезден, где ее уже русские взяли в воинскую часть машинисткой.

В 1947 году Надя вернулась в Днепропетровск. Здесь познакомилась с Владимиром Домбровским. Через три года они поженились и прожили душа в душу 39 лет. Вырастили троих детей: Павел Владимирович и Елена Владимировна окончили ИрИИЖТ, Сергей Владимирович — с отличием Иркутский политехнический институт.

Сама Надежда Николаевна по окончании педучилища работала в детских садах — сначала воспитательницей, а затем заведующей. Путь в высшие учебные заведения ей был закрыт из-за того, что работала в Германии. Из жизни эта замечательная женщина ушла в период лихолетья, в 1989 году. К слову, ее сестра Прасковья Николаевна Бойченко была радисткой в партизанском отряде, она отмечена боевыми наградами. Такая разная судьба у сестер...

...Владимир Павлович Домбровский после успешного окончания Днепропетровского института инженеров железнодорожного транспорта до пенсии работал исключительно на железной дороге. На любом участке работы Владимир Павлович проявлял творчество, вносил рацпредложения.

В газете «Гудок» от 25 января 1989 года в статье В.Сесейкина «Два миллиона инженера Домбровского» сказано, что от 30 внедренных Владимиром Павловичем рационализаторских предложений было сэкономлено два миллиона рублей. Цифра впечатляющая! К примеру, в 80-х годах прошлого века была подвергнута реконструкции Мальтинская железнодорожная станция. Владимир Павлович внес изменения в проект реконструкции, сэкономив 300 тысяч рублей и обеспечив своевременный ввод объекта. Заместителю начальника ВСЖД за данную рационализацию начислили более 11 тысяч рублей. В те годы такая сумма была очень весомой. Как поступил с этими деньгами почетный железнодорожник Владимир Павлович Домбровский? Из этой суммы две тысячи он перечислил в Фонд мира, тысячу — в Фонд Чернобыля, еще одну тысячу — на счет подшефного детского дома № 5 города Иркутска. Так и хочется сказать нынешним толстосумам: поступайте подобным образом! ...Владимиру Павловичу не стыдно было за прожитые годы. Вот чего не делал он в своей жизни — так это совершенно не заботился о здоровье. Двадцать девятого марта 2006 года Владимир Павлович Домбровский ушел из жизни.

По приказу № 227

 В штрафной батальон или роту направляли военнослужащих рядового и сержантского состава всех родов войск, осужденных за воинские или общеуголовные преступления. Данные подразделения формировались по приказу народного комиссара обороны СССР, № 227, от 28 июля 1942 года. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры.

 Самой первой штрафной ротой во время Великой Отечественной войны была сформирована армейская отдельная штрафная рота 42-й армии Ленинградского фронта — 25 июля 1942 года, за 3 дня до знаменитого приказа № 227. В составе 42-й армии она воевала до 10 октября 1942 года и была расформирована. Самой последней штрафной ротой была 32-я армейская отдельная штрафная рота 1-й ударной армии, расформированная 6 июня 1945 года. За все годы Великой Отечественной войны через штрафные подразделения прошло, по некоторым данным, 427 910 человек. Если учесть, что за всю войну через армию прошло 34 476 700 человек, то доля бойцов и офицеров РККА, прошедших через штрафные подразделения за весь период Великой Отечественной войны, составляет примерно 1,24%.

Личный состав штрафбатов и штрафрот делился на переменный и постоянный. Переменный состав представлял собой непосредственно штрафников, находившихся в подразделении временно, до отбытия срока наказания (до 3 месяцев), перевода в обычную часть за проявленное личное мужество либо по ранению. Постоянным составом являлись командиры подразделений от взвода и выше, назначавшиеся из числа кадровых офицеров, политработники, штабные работники (связисты, писари и др.) и медицинский персонал. Лицам из числа постоянного состава служба в штрафном подразделении компенсировалась рядом льгот: офицеры получали повышенное денежное довольствие (командир взвода — на 100 руб. больше, чем его коллега в обычной части) и усиленное снабжение по продовольственному аттестату; рядовой и младший начальствующий состав получал повышенное продовольственное обеспечение. Штат штрафного батальона насчитывал 800 человек, штрафной роты — 200.

В качестве альтернативной меры наказания допускалось направление в штрафные роты гражданских лиц, осужденных за совершение нетяжких и средней тяжести общеуголовных преступлений. Лица, осужденные за тяжкие и государственные преступления, отбывали наказание в местах лишения свободы. Среди штрафников встречались и лица, отбывавшие наказание за государственные преступления, так называемые политические. Например, в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза и известным писателем. В 1941 году его осудили на 5 лет лагерей по 58-й статье.

Основаниями для освобождения лиц, отбывавших наказание в штрафных войсковых подразделениях, являлись:

* отбытие срока наказания (не более 3 месяцев)

* полученное военнослужащим, отбывавшим наказание, тяжелого или средней тяжести ранения, требовавшего госпитализации

* решение Военного совета армии по ходатайству командира штрафного войскового подразделения (в качестве поощрения) о досрочном освобождении в отношении военнослужащих, проявивших исключительное мужество и храбрость (Википедия)

Загрузка...